Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Новые лики Большого зала

Авторы :

№ 3 (1341), март 2017

Святослав Рихтер

Первое, что возникает в сознании при мысли о неповторимой красоте Большого зала – его прекрасные портреты в медальонах, которые нарядным венком окружают слушателей и вместе с ними каждый раз внимательно следят за музыкальным священнодействием. Гении всех времен и народов, великие композиторы ушедших столетий…

Но сравнительно недавно возникла новая традиция – в фойе партера стали появляться скульптурные бюсты музыкантов уже более позднего и даже совсем нового времени. Причем не только композиторов, среди которых Джакомо Пуччини и Ян Сибелиус, Бела Барток и Джордже Энеску, Дмитрий Шостакович и Арам Хачатурян, Георгий Свиридов и дирижер и композитор Евгений Светланов, но и недавних великих исполнителей. Большой зал еще помнит их триумф и шквалы аплодисментов. А консерваторские классы – еще и уроки тех, кто остался в памяти как выдающийся учитель, профессор Московской консерватории.

Леонид Коган

Одним из первых в новой исполнительской галерее появился Святослав Рихтер работы скульптора Эрнста Неизвестного (21 июня 2013 г.). Затем Леонид Коган (11 декабря 2014 г.), Эмиль Гилельс (19 октября 2016 г.) и, наконец, Яков Флиер (22 февраля 2017 г.).

Особенность выбора новых личностей, увековеченных в бюстах Большого зала, в том, что это все – дары. Дары Московской консерватории в связи юбилейными датами, памятными годовщинами от благотворительных фондов, культурных организаций, учеников и соратников по искусству, родных и друзей. Открытие каждого памятного образа сопровождается праздничной церемонией, позволяя вспомнить не только творческие достижения «виновника торжества», но и его облик, многими еще не забытый.

Эмиль Гилельс

Последнее такое событие, состоявшееся совсем недавно, было посвящено профессору Якову Владимировичу Флиеру (1912–1977). Память Учителя в связи с прошедшей годовщиной решил увековечить знаменитый российско-американский пианист Владимир Фельцман вместе с откликнувшимися на его порыв другими учениками, среди которых: Михаил Плетнев, Родион Щедрин, Нина Лельчук, Павел Островский, Нина Коган, Юрий Айрапетян. Вел церемонию ректор, профессор А. С. Соколов.

А. С. Соколов:

«Мы собрались по очень приятному поводу. Можно легко заметить, как интерьер Большого зала становится все более насыщен такими артефактами, которые возвращают нас к истории Московской консерватории, к ее славным страницам. Это произошло благодаря тому, что сначала возникла единичная инициатива, а потом уже продолжатели новой традиции стали дарить нам бюсты великих музыкантов, тесно связанных с Аlma mater. И это очень приятно. Особенно в год уже после ее юбилея, поскольку мы не отделяем юбилей нашего учебного заведения от тех мастеров, которые составили его славу.

Яков Флиер

И сейчас такой повод есть – это 105 лет со дня рождения Якова Владимировича Флиера, великого представителя русской фортепианной школы. Именно в Московской консерватории прошла вся его жизнь: он работал здесь с 1937 по 1977 год, перед этим учился у Константина Николаевича Игумнова и, уже будучи студентом и аспирантом, добился больших побед на Всесоюзных конкурсах, на Международном конкурсе в Вене… Был и очень сложный период для Якова Владимировича – десять лет он не выступал из-за серьезной болезни руки (1949–1959), но именно в это время всецело посвятил себя педагогической деятельности. Поэтому так много выдающихся имен, которые вышли из его класса. Еще один его подвиг – возвращение на концертную эстраду, и вернулся Флиер неизменным и в то же время изменившимся. Вот что я нашел, читая о нем, это его собственные слова, когда он объясняет свои ощущения в момент возвращения к исполнительской деятельности: «Если есть у музыканта что-то за душой, если живо в нем непосредственное начало, то трезвая, даже «холодная» голова никогда не помешает. И теперь мне хочется сохранить в подходе к этим произведениям увлеченность, страстность, которые владели мной в молодые годы. Не знаю, насколько это удается. Но в то же время я стремлюсь к более строгой упорядоченности, стройности. Порой сверхтемпераментность, форсированность звучания начинают, если можно так выразиться, шокировать самого исполнителя. Я думаю, что такая трансформация характерна для каждого профессионального музыканта». Вот точное определение того исконного, природой данного темперамента и мудрости, полученной с годами.

Мне хочется поблагодарить тех, кто стал инициатором такого подарка – это Юрий Айрапетян, Нина Коган, Нина Лельчук, Павел Островский, Михаил Плетнев, Владимир Фельцман, Родион Щедрин. Сам бюст – работа скульптора Михаила Плохоцкого и творческой мастерской под руководством Григория Орехова.

В. О. Фельцман:

«Я очень рад, что этот проект вышел. Он не был случайным. В прошлом году ко мне обратились с просьбой поддержать создание бюста Гилельса. Я с радостью откликнулся и подумал – а почему бы нам не сделать бюст нашего учителя Флиера? Я написал Вам, Александр Сергеевич, письмо, и Вы отреагировали очень хорошо. После этого я обратился ко многим ученикам Якова Владимировича, из которых шестеро проявили интерес. И благодаря этим людям у нас есть то, что мы сейчас откроем. Это маленькая доля признательности нашему Учителю от всех нас за его музыку, за то, что он дал – слова здесь не могут этого описать. Я очень рад, что Яков Владимирович нашел свое место навсегда там, где и должен был быть, и благодарен всем, кто оказал поддержку этому проекту.

Г. Орехов:

«Для меня большая честь быть сопричастным к созданию такого памятника. Благодаря пожертвованиям его учеников, мы его и создали. Таким образом, великий мастер оставил не только свое музыкальное наследство, но и прекрасных, достойных учеников».

М. Плохоцкий (скульптор):

«Мне было интересно работать с образом Флиера, с его фактурой. Работа была непростая – нужно было прослушать много концертов, чтобы поймать его состояние, в него как бы погрузиться. Мы много переписывались с его учениками в Америке. Так уж вышло, что внук Флиера – Виктор Флиер – мой друг, и мы с ним тоже обсуждали этот портрет. Поэтому теперь вам судить, что получилось…»

Собкор «РМ»
Фото Дениса Рылова

«ЦветоМузыка»

Авторы :

№ 1 (1339), январь 2017

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-%e2%84%962-%d0%be%d1%82%d0%ba%d1%80%d1%8b%d1%82%d0%b8%d0%b5Хотя столичная концертная жизнь радует ежедневно удивительными событиями, новый арт-фестиваль «ЦветоМузыка» – мероприятие особого рода. Он родился в результате творческого сотрудничества Московской консерватории и Мемориального музея А. Н. Скрябина и проходил с 19 ноября по 3 декабря в залах Дома-музея А. Н. Скрябина.

По словам ректора, профессора А. С. Соколова, «отрадно, что новый фестиваль расширяет границы жанра – взятая за основу идея синтеза искусств выдающегося композитора, воспитанника Московской консерватории А. Н. Скрябина «расцвечивается» включением в программу художественной выставки, интерактивных перформансов и красочных видеоинсталляций, концертов классической музыки и цветопластики».

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-%e2%84%964-%d0%b4%d0%b5%d1%82%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9-%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d1%82%d0%b1%d0%be%d0%bcКонцепция масштабного проекта сложилась всего за два месяца. Как отмечает автор идеи и директор музыкальных программ фестиваля Ярослава Кабалевская, «мысль о создании фестиваля родилась под ярким впечатлением от творчества известной московской художницы Ирены Грегор. Когда Ирена пригласила меня придумать музыкальное сопровождение к открытию ее выставки, я не смогла остановиться на одном произведении или одном коллективе, настолько богатой показалась палитра чувств, запечатленных в ее работах. Здесь и радость, и гармония, и надежда, и скрытая печаль, и любовь – любовь к жизни и к детям. Так возник замысел музыкального фестиваля, поддержанный командой единомышленников – зав. отделом Мемориального музея Скрябина Денисом Хоровым, продюсером Сергеем Железняком и музыкально-общественным деятелем Романом Остриковым». Специалисты разных отраслей и сфер деятельности, которых удалось привлечь к организации проекта (компании «Yamaha», «Prima Vista», «Artnovi», «Lighthouse film», Фонд развития творческих инициатив, агентство «RTR Agency»), отреагировали воодушевленно и с нескрываемым любопытством. Финансовую поддержку фестивалю оказало Министерство культуры РФ.

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-%e2%84%965-%d0%bc%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%b5%d1%80-%d0%ba%d0%bb%d0%b0%d1%81%d1%81-%d1%8f%d0%bc%d0%b0%d1%85%d0%b0Среди целей, которые поставили перед собой организаторы, – способствовать формированию позитивного образа «уникального» ребенка в обществе и укреплению института семьи (художница И. Грегор воспитывает особого ребенка). Фестивальная программа объединила разные виды искусств, и, как выяснилось, одинаково интересна молодежи, семьям с детьми и людям старшего возраста. Причем, как любителям, так и профессионалам. Увы, не всегда публика присутствовала на мероприятиях в должном количестве, но та, что присутствовала, осталась в восторге. Некоторые приводили друзей, детей и сами приходили повторно.

В программу первого арт-фестиваля вошли концерты, перформансы, мастер-классы, выставка, экскурсия и презентация мультфильма. Открытие фестиваля подарило уникальную возможность посмотреть выставку картин И. Грегор, видеоинсталляции С. Железняка (благодаря новейшим технологиям компании «Artnovi» картины как бы «ожили») и перформанс воспитанников Московской консерватории Д. Давыдовой, С. Полтавского, М. Брындиной, Ю. Куприяновой и Д. Гущи.

«Детишник» под управлением художественного руководителя Камерного хора консерватории доц. А. Соловьёва зарядил слушателей положительной энергетикой, представив юные дарования поющими, танцующими, играющими на музыкальных инструментах и читающими стихи.

Мультимедийный перформанс «Детский альТбом – для взрослых» привлек внимание синтезом строф, картин и, конечно, музыки. Получился оригинальный концерт-спектакль, авторами и участниками которого стали лауреаты премии г. Москвы в области литературы и искусства проф. Е. Кривицкая и П. Татарицкий, партию альта исполнил лауреат международных конкурсов С. Полтавский.

Не менее важной целью арт-фестиваля стало проявление творческого потенциала семей с детьми, что удалось наиболее полно реализовать в мастер-классах 20 и 23 ноября. Выпускник Московской консерватории и Высшей школы музыки в Штутгарте, лауреат «Золотой маски» П. Главатских провел увлекательное «Путешествие в ритм» для детей и взрослых. Преподаватели Музыкально-образовательного центра «Yamaha» К. Старцев и О. Пантикова познакомили ребят с блок-флейтой (участники мероприятия получили в подарок настоящие японские инструменты).

Арт-терапевт Е. Аксёнова с удовольствием рассказала о возможностях цветов и красок, И. Грегор прочла добрую сказку «Счастливые Жирафики», показав оригинальные иллюстрации, а также помогла детям нарисовать свои картины (для некоторых – первые работы в жизни).

Важной частью фестиваля стала презентация мультфильма «Про Диму», посвященного детям с особенностями в развитии (автор Н. Ремиш, режиссер Р. Гильметдинов). Столь нужная тема была затронута и на концерте незрячего пианиста Д. Будникова, который выступил сольно и вместе со зрячими музыкантами: скрипачками А. Лабердиной и М. Башиловой, флейтистками М. и Н. Вишневскими, альтисткой Н. Чуриловой, виолончелистом А. Пластинкиным и пианисткой В. Чураковой.

Организовать и достойно провести столь масштабное мероприятие как первый арт-фестиваль «ЦветоМузыка» стоило больших усилий. По общему мнению, он признан успешным и будет продолжен, причем не только в залах Дома-музея А. Н. Скрябина.

Анна Ефанова

Возрождение «Орфея»

№ 8 (1337), ноябрь 2016

20161007-IMG_2422Новый проект Московской консерватории – возрождение русской оперной классики XVIII века – весьма симптоматичен. Начатый в юбилейный год по инициативе заведующей кафедрой истории русской музыки профессора И. А. Скворцовой, он призван коренным образом изменить привычный взгляд на историю музыкального театра России доглинкинского периода. Выбор в качестве старта мелодрамы «Орфей» Евстигнея Фомина (1761–1800), премьера которой состоялась в Рахманиновском зале 7 октября, можно только приветствовать.

20161007-IMG_2480«Орфей» Фомина собственно оперой не является – это трагедия на музыке. Ко времени его создания композитор уже был автором нескольких опер, однако, учитывая, что преобладающими в то время были оперы комического и бытового содержания, обращение к мелодраме, с характерными для нее трагическими сюжетами, давало много преимуществ. По сути, мелодрама в этих условиях была толчком к воплощению трагической темы на оперной сцене.

20161007-IMG_2539Евстигней Фомин, которого называли «русским Моцартом», избирает для своего нового произведения мифологический сюжет в изложении драматурга Якова Княжнина. Их «Орфей», был представлен публике сначала в Петербурге (1792), потом в Москве (1795) с участием выдающихся русских актеров того времени И. А. Дмитревского и П. А. Плавильщикова. Забытый в XIX веке, он вновь появился только в ХХ (1903). Можно также вспомнить пластинку 1978 года, записанную Симфоническим оркестром Всесоюзного радио и телевидения (дирижер В. Есипов) с участием Хоровой капеллы А. Юрлова и актеров В. Коняева (Орфей) и Н. Дробышевой (Эвридика), и совсем недавний диск Pratum Integrum (художественный руководитель П. Сербин) с участием Российского рогового оркестра (2009). Однако это сочинение, безусловно заслуживающее внимания, все еще мало знакомо широкому слушателю, и скорее является фактом истории русской музыки.

20161007-IMG_2542На сцене Рахманиновского зала прозвучала современная версия «Орфея», где безусловно главным действующим лицом стала музыка. Дирижер Феликс Коробов, художественный руководитель выступавшего Камерного оркестра МГК, сумел передать весь драматизм творения Фомина. Очень выразительно, следуя всем нюансам партитуры, была исполнена увертюра, построенная по законам сонатной формы: с медленным скорбным вступлением, как вихрь налетающей главной партией, которой противостоит светлый образ Эвридики в побочной с неожиданными «фатальными» оркестровыми tutti, и минорным эпизодом в разработке, передающим страдания главного героя. А заключительная пляска фурий не просто завершила все представление, но и прозвучала как итог, избранный самим Орфеем: «Я стану жить, чтоб умирать в мученье,/ В стенаниях богов жестокости казать / И жизнию себя карать …»

20161007-IMG_2484Весь текст мелодрамы Княжнина – и за Орфея, и за Эвридику – прозвучал в исполнении артиста и режиссера постановки Петра Татарицкого, который поддержал интересное начинание. Элемент театрализации внес миманс, исполненный артистами Камерного хора консерватории (художественный руководитель Александр Соловьев). Однако их роль этим не ограничилась, так как партитура включает также три одноголосных мужских хора. Хоры провозглашают волю богов под громогласное сопровождение оркестра: сначала дают надежду, потом извещают об условиях возвращения супруги и, когда Орфей нарушает запрет и обращается к фуриям («…с собой возьмите и меня»), возвещают, что его время еще не пришло. Музыка хоров решена в древнегреческом стиле, как это и было написано в объявлении о московском представлении мелодрамы.

Благодарные слушатели, заполнившие Рахманиновский зал в тот вечер, по достоинству могли оценить композиционную стройность и выразительность музыки Фомина, написанную в классическом духе, местами со штюрмерскими настроениями и даже русскими интонациями. Пожалуй, самым неожиданным и впечатлящим моментом вечера стала центральная сцена, где не слово, а именно музыка голосом кларнета передала «глас той самыя любви» Орфея.

Инициаторы постановки подошли к художественному событию основательно: был подготовлен красочный буклет, с приветственным словом ректора профессора А. С. Соколова, с рассказом о композиторе и его мелодраме (подготовили Ирина Скворцова, Александра Максимова, Евгения Кривицкая). В нем же зрителям представлен и полный текст Якова Княжнина, вдохновивший Евстигнея Фомина на уникальное музыкальное воплощение трагического мифа.

Доцент С. Г. Мураталиева
Фото Дениса Рылова

Музыкальные истории для детей и взрослых

Авторы :

№ 2 (1331), февраль 2016

«Большая музыка для маленьких» – так именуется цикл Московской консерватории, представляющий собой серию ежемесячных бесплатных концертов для маленьких слушателей и их родителей. Организаторы не ставят перед собой задачу отмечать круглые даты композиторов, но так уж вышло, что первое мероприятие цикла было посвящено Моцарту (см. «РМ» 2015, № 7 – ред.), 2016-й год открылся программой на музыку Прокофьева, а в февральском концерте речь пойдет о Шостаковиче. Пожалуй, дети – как никто способны оценить настоящий «деньрожденческий» праздник: веселый, красочный, с музыкой, танцами и сюрпризами. А названные мероприятия именно таковы. Юбилярам бы понравилось!

Зал им. Н. Я. Мясковского

Проект стартовал в октябре прошлого года при поддержке компании «Хендэ Мотор СНГ». Автором идеи и режиссером является Ксения Бондурянская, исполнителями – профессиональные музыканты, танцовщики и актеры, а также учащиеся музыкальных школ и студий. Каждая программа объединяет и детей, и взрослых как на сцене, так и в зрительном зале. За этот короткий промежуток времени проект успел обзавестись многочисленной аудиторией, младшим представителям которой едва исполнилось три года.

Дважды в месяц на двух концертных площадках – в зале имени Н. Я. Мясковского Московской консерватории и в брэнд-центре «Hyundai MotorStudio» – проходят интерактивные концерты-лекции, включающие удивительные истории о композиторе и его сочинениях, фрагменты из мультфильмов, слайды, танцы, увлекательную викторину и, конечно же, музыку. Тематика лекций – самая разная. Объединяющим является кредо: классическая музыка способна перещеголять в увлекательности любое другое занятие, милое сердцу маленького человека. Нужно лишь знать, как к ней подступиться. И организаторы проекта раскрывают все ее секреты.

Зал им. Н. Я. Мясковского

Симфоническая сказка «Петя и волк» С. С. Прокофьева, разыгранная в консерватории 22 января, а в «Hyundai MotorStudio» – 23 января, познакомила публику с главными действующими лицами – Петей, Волком, а также с другими персонажами и их инструментальными интерпретациями. Это прокофьевское сочинение, пожалуй, – лучшее из всего музыкального калейдоскопа, где инструменты симфонического оркестра так наглядно дефилируют перед слушателями. Кстати, «Петя и волк» в наступившем году отмечает свой восьмидесятилетний юбилей – сказка была написана Прокофьевым в 1936 году по инициативе Натальи Ильиничны Сац.

Музыкальное представление прошло с большим успехом. Присутствующие воочию увидели, а главное, услышали «обитателей» оркестровой ямы, которые не так часто солируют на концертной сцене. Рассказчик (Александр Шляхов) познакомил юных слушателей с занимательными историями о происхождении инструментов, рассказал про детство и юность Прокофьева, а затем поведал удивительную сказку про мальчика Петю. Последняя сопровождалась видеорядом из детских рисунков, иллюстрирующих события «Пети и волка». Получился своеобразный мультфильм под живое звуковое сопровождение. А в конце программы юные участники азартно отвечали на вопросы про музыкальные инструменты. Верится, что гобой, кларнет, валторна и прочие уже не вызовут недоумение в глазах ребенка, – что за неведомый зверь такой? – а станут близкими, понятными и узнаваемыми.

Hyundai MotorStudio

Прокофьевский юбилей, который музыкальный мир будет отмечать в течение всего 2016-го года, у нас стартовал с чудесного детского праздника. И праздник будет продолжаться! В апреле «Большая музыка для маленьких» снова обратится к творчеству Прокофьева, на этот раз к его волшебной балетной феерии про Золушку. Спутницей прокофьевской героини станет другая Золушка, появившаяся на свет в начале XIX века, благодаря «веселой драме» Джоаккино Россини.

А для взрослых любителей музыки, помимо множества концертов, приуроченных к годовщине великого русского композитора, Московская консерватория приготовила сюрприз – фестиваль «Музыкальный поезд», курсирующий по прокофьевским местам – концертным площадкам столицы, имеющим непосредственное отношение к жизни и творчеству Сергея Сергеевича. На протяжении фестиваля известные музыканты представят антологию фортепианной музыки Прокофьева и, помимо этого, исполнят другие камерные сочинения. Композитор, помнится, обожал поезда, а уж музыкальный, из собственной музыки, полюбил бы и подавно!

Hyundai MotorStudio

Но это в ближайшем будущем. А пока что на повестке дня – другие занимательные музыкальные истории для детей и взрослых. Февральская программа «Большой музыки для маленьких» посвящена истории игрушек, лучезарным «Танцам кукол» Д. Д. Шостаковича. Юные слушатели смогут увидеть, как и во что играли их бабушки и дедушки, когда были маленькими. Праздник продолжается!

Яна Любимова, собкор «РМ»
Дизайн афиши Сергея Баронова
Фото  Марии Аксеновой

Оперному театру консерватории — быть!

№ 9 (1329), декабрь 2015

«Архитектурный совет согласился с предложенным проектом Оперного театра-студии в Среднем Кисловском переулке» – такое судьбоносное для нас заключение вынес авторитетный синклит города Москвы.

Заседание Архитектурного совета столицы состоялось 7 октября. Интернет-сайт консерватории известил своих пользователей о столь важном событии, причем, благодаря ссылке, привел полностью повестку дня, где наряду с положительным решением по консерваторскому проекту фигурирует и отрицательное по другому, аналогичному по сложности вопросу (тоже историческая среда городской застройки), что, естественно, повышает градус нашего удовлетворения.

На обсуждении проекта главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов (он же председатель Совета) высказал свои соображения: «Объект находится в центре города, здесь много ограничений с точки зрения охраны культурной среды. И в очень непростой ситуации коллеги, надо сказать, нашли интересное, нетривиальное решение. Да, оно вызывает много вопросов, но в диалоге с архитектором Совет склонился к тому, что с этим надо соглашаться, потому что в этой ситуации, видимо, принципиально улучшить ничего нельзя».

Действительно, перед проектировщиками (ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские», ООО «Архструктура») задача стояла крайне сложная – при минимуме места следовало вписаться в исторически сложившуюся композицию зданий и разместить не что-нибудь, а современный театр!

Вот как описывается этот замысел: «В центре участка располагается один из таких исторических домов, который по проекту восстанавливается в прежних габаритах. Однако, поскольку они не позволили вместить необходимый объем помещений (а помимо театра, техническое задание предусматривало размещение администрации, вокальной студии, двух больших репетиционных залов, мастерских по ремонту инструментов и проч.), архитекторы предложили убрать основной массив в подземную часть. Таким образом, под землей оказались непосредственно оперный зал и колосниковая сцена. Помещения, требующие дневного света, расположились в наземной части, увеличенной за счет надстройки из матового стекла. За стеклянным фасадом предусмотрена светодиодная матрица, транслирующая изображения оперных сюжетов».

Предложенное решение уже не кажется невероятным после того, как рядом с консерваторией возник другой современный оперный театр: новый большой зал «Геликон-оперы», который получил имя И. Стравинского, – первая и главная среди нескольких игровых площадок единого театрального комплекса, – «врыт в землю» двора бывшей усадьбы. В утвержденном проекте консерваторского театра зрительный зал – тоже располагается на подземном уровне. Причем зал на 500 человек!

Как заметил один из членов Архитектурного совета: «Единственной альтернативой сложившемуся объемно-планировочному решению перевернутого театра, где зал находится в самой нижней точке здания, могло бы быть абсолютно новое здание, построенное на месте исторического в новых габаритах. Однако, я понимаю, что сделать так нельзя, поэтому считаю представленное решение чистым и аккуратным».

Обсуждение сложного театрального проекта касалось и собственно театральных возможностей, которые особенно волнуют нас, и окружающей городской среды, которая, естественно, волнует архитекторов. Возникали и неожиданные параллели: «…Пока в проекте ощущается недостаточной та среда, которая формируется вокруг нового здания… Планировочная структура выполнена вполне остроумно. Этот небольшой зал вполне соизмерим с внутренней площадью, которая там образована, и, в общем-то, в Европе, в той же Венеции есть множество примеров функционирования подобных объектов».

Принятое решение, будем надеяться, окончательно переворачивает страницу многочисленных поисков выхода из, казалось бы, абсолютно безнадежной ситуации, вспыхивавших надежд и многократных разочарований. Мы хотим иметь свой настоящий оперный театр – этим желанием окрашены несколько десятилетий! Теперь осталась самая малость – театр надо… построить. Подождем еще пару лет. И тогда наши сегодняшние первокурсники смогут не только спеть, но и разыграть свои дипломные партии на родной театральной сцене.

Пусть все получится! – самое оптимистичное пожелание всем на пороге Нового, юбилейного для Московской консерватории года!

Главный редактор «РМ»

Большая музыка для маленьких

№ 7 (1327), октябрь 2015

Взгляните на наш мир глазами ребенка из обычной среднестатистической семьи и попробуйте разглядеть что-то, помимо электронных игрушек, зубастых роботов, «айфонов» и «айпэдов» (а нынешние детки разбираются в них получше любого взрослого), компьютерных игр и примитивнейших мультиков. К сожалению, все эти блага цивилизации кажутся куда заманчивее книжек, красок, музыкальных инструментов. И на какие только ухищрения не приходится идти родителям, чтобы заинтересовать свое технически подкованное чадо чем-то настоящим! Московская консерватория при поддержке компании «Хёндэ Мотор СНГ» сумела продемонстрировать детям, что музыкальное царство может обернуться той чарующей Нарнией, от путешествия в которую не отказался бы ни один ребенок.

2 октября в Зале имени Н. Я. Мясковского стартовал проект «Большая музыка для маленьких» и его первая лекция-концерт «Сказки о маленьком Моцарте». Перед юными слушателями ожили события почти трехсотлетней давности, прозвучали отрывки из самых известных сочинений композитора, был показан веселый мультфильм о детстве великого композитора. А ведущим этого красочного, забавного и музыкального действа стал… сам Вольфганг Амадей.

Задумка «Большой музыки для маленьких» и ее реализация принадлежат Ксении Бондурянской – руководителю Дирекции просветительских и творческих программ Московской консерватории. И «Маленький Моцарт» – это только начало! Ежемесячно, в течение всего концертного сезона, будут устраиваться подобные интегрированные программы, главная задача которых – приобщение маленького человечка к шедеврам мировой классики в легкой, увлекательной и действительно интересной форме. Приятнее всего то, что программы эти бесплатные и проводятся на двух концертных площадках. Одна из них – уже упомянутый Зал им. Мясковского, ревнивый хранитель академических традиций; другая – современная дизайнерская студия компании Hyundai, расположенная на Новом Арбате. Так что любой желающий в удобный для него день сможет приоткрыть своему ребенку дверцу в волшебный мир музыки.

Надо ли говорить, что на протяжении часа маленькие слушатели вместе с родителями с нескрываемым восторгом следили за происходящим на сцене. Оживший Моцарт (в олицетворении Александра Шляхова) рассказывал историю своей жизни, исполнители (пианист Виталий Гаврук, скрипачка Валерия Сидоренко и флейтист Георгий Абросов) дополняли его повествование музыкальными фрагментами, под которые особенно непоседливые слушатели начинали приплясывать на коленях у мам. А сколько смеха вызывали кадры чудесного мультфильма «Little Amadeus»! (Реж. Уинфред Дебертин, Удо Бьессель. Германия, 2006).

Случайно подслушанный обрывок телефонного разговора (говорящий – юная блондинка с желтыми бантами в волосах; абонент – мама, очевидно, отправившая отца семейства и дочь «культурно просвещаться») гласил: «Мама! Было так интересно! Мультики показывали! И дяденька говорил за Моцарта! И дяди с тетей играли на инструментах! Мам, а ты купишь мне скрипочку?..». Дети – самые строгие цензоры, поэтому такая реакция – награда для организаторов. И кто знает, может быть, спустя годы, эта девочка станет великой скрипачкой и в одном из интервью признается, что любовь к музыке в ней проснулась благодаря увиденной и услышанной в детстве истории про Моцарта… Вот было бы здорово!

Так или иначе, но проект «Большая музыка для маленьких» стартовал с огромным успехом. Организаторы пообещали, что впереди юных слушателей ждут настоящие чудеса, еще более интересные истории и, конечно, много прекрасной музыки. В заявленных на сезон программах – «Ящик с игрушками» Дебюсси, волшебные балеты Чайковского, весенняя сказка о «Снегурочке» Римского-Корсакова и многое-многое другое. Приходите, и вы всё увидите и услышите сами!

Татьяна Любомирская
Фото Марии Аксёновой

«Надо учиться слушать друг друга…»

Авторы :

№ 5 (1325), май 2015

Первое выступление «Ансамбля 2012» в Московской консерватории, ноябрь 2012

В праздничные майские дни Московская консерватория предложила своим слушателям знаковый концерт: 4 мая в Малом зале выступил «Ансамбль 2012»  Российско-немецкой музыкальной академии. Это событие – часть важного проекта, который успешно развивается уже несколько лет и заслуживает широкого освещения. Собеседником газеты «Российский музыкант» стала берлинский музыковед и музыкальный деятель Татьяна Рексрот (Rexroth) – огромный энтузиаст русско-немецких культурных связей, организатор и исполнительный директор Академии:

Татьяна, что такое «Российско-германская музыкальная академия» – коллектив или серия мероприятий?

— Это серия мероприятий. Большой художественно-просветительский и образовательный проект. Началось с того, что в июне 2012-го на открытие культурного года Германия-Россия мы с Московской консерваторией собрали оркестровый ансамбль, 12 на 12 – из молодых музыкантов России и Германии. Ввели возрастной ценз: от 18 до 22 лет, чтобы это были молодые музыканты, ставшие уже лауреатами каких-то конкурсов, солисты и ансамблисты. Будущая музыкальная элита.

Целью было не единичное выступление?

— Нет. Мы сразу решили работать по нескольким направлениям. Это мастер-классы для участников Академии с ведущими музыкантами-педагогами обеих стран, исполнение редких и забытых произведений композиторов России и Германии и исполнение сочинений современных российских и немецких композиторов. И, конечно же, общение, интересные беседы… Ведь совместная подготовка программы – это непросто: немецкие музыканты скрупулезно точно исходят из нотного текста, русские могут относиться к тексту несколько более свободно, главное – показать эмоциональное содержание произведения.

А когда идут эти беседы? Вы не только репетируете?

Концерт 4 мая в Малом зале

— Каждая программа требует пяти-шестидневной подготовки. Прежде всего, идут очень интенсивные репетиции. Часто наши выступления связаны с какими-то знаковыми местами: это «эмоциональные инъекции», которые невозможно забыть. Например, во время открытия Года культуры Германии в регионах России мы ездили по различным городам Урала. Дом-музей Чайковского в Алапаевске выглядит так, будто хозяева недавно оттуда уехали. Потрясенный немецкий скрипач, глядя на засыпанный снегом каменный храм перед домом Чайковского, сказал: «Я никогда это не забуду, для меня теперь концерт Чайковского звучит по-другому!»… Аналогично, когда мы выступаем в доме-музее Бетховена, где находится его архив, для русских музыкантов это тоже память на всю жизнь.

Такая обширная деятельность требует какой-то солидной базы?

— Я обратились к В. А. Гергиеву как к одному из крупнейших музыкантов мира, будущему шефу Мюнхенской филармонии, очень много исполняющему немецкую музыку, а также русскую музыку в Германии. И, к нашей большой радости, эта идея нашла у него отклик – с сентября 2013 года он является художественным руководителем Академии: предлагает программы, отбирает музыкантов. Он – мотор всего, а Мариинский театр – наша крепость.

При всей кипучей энергии Валерия Абисаловича, этого, наверное, не достаточно? Кто еще вам помогает?

— Сначала нас очень поддерживало Министерство иностранных дел Германии. Мы с ними начинали этот проект. Много делают и послы обеих стран. Московская консерватория является нашим активным помощником, мы регулярно встречаемся и многое обсуждаем с ректором А. С. Соколовым. А главная финансовая поддержка – компания «Газпром-Германия».

Вы музыкантов на каждое событие отдельно набираете?

— По-разному. Многие хотят продолжать играть в ансамбле, но поскольку все – люди много играющие, не у каждого это получается. Но мы очень рады, что Академия от раза к разу пополняется новыми замечательными музыкантами. А с участниками всех прошлых проектов обязательно поддерживаем контакты.

А есть ли количественный ограничитель участников на момент конкретного выступления?

— Сначала задумывается программа, в зависимости от которой определяется состав. Затем на паритетных началах мы набираем участников из обеих стран.

И сколько уже прошло таких концертов?

После выступления в Клину 5 мая

— Довольно много. Сначала в Москве два концерта, один из них в стенах Консерватории. Потом в Берлине – три. Потом было три концерта в Сибири. Летом прошлого года прошли два очень важных концерта в Петербурге в рамках фестиваля «Звезды Белых ночей». В первом из них состоялась премьера сочинения В. Тарнопольского на стихи современных немецких поэтов – это был год немецкой литературы.  Потом мы сыграли совершенно неизвестную в Германии Камерную симфонию Г. Попова. А на втором концерте мы показали то, что в Германии играется очень часто, а в России намного реже – ранних нововенцев: Адажио Веберна, Сонату Берга, «Просветленную ночь» Шенберга… Молодые музыканты из Мариинского театра сказали, что они привыкли много работать, но столько они никогда не репетировали, буквально целыми днями.

После выступления в Малом зале со студентами Московской консерватории вы в том же составе повторили его на следующий день в Клину. Там с 30 апреля по 7 мая состоялся первый Международный музыкальный фестиваль им. Чайковского, который обещает стать ежегодным музыкальным событием мирового масштаба. Участвовали выдающиеся коллективы. Ваша программа была объявлена как связанная не только с юбилеем Чайковского, но и с 70-летием Великой победы над фашизмом?

— Да, для нас – музыкантов обеих стран – было важно отдать дань этой дате и внести свою лепту в череду юбилейных мероприятий. Мы исполнили сочинения Чайковского и Мендельсона – композиторов, которые не звучали в нацистской Германии. Октет Мендельсона – это визитная карточка нашей камерной программы, мы неоднократно играли его с разными участниками. Это виртуознейшее, крайне сложное сочинение. В его исполнении участвуют 4 русских музыканта и 4 немецких. И инструменталистам интересно, и для публики яркое произведение.

А что прозвучало из Чайковского?

— У нас возникла идея показать фортепианные «Времена года» Чайковского в обработках для камерного ансамбля. К. Бодров из Москвы и В. Барыкин из Екатеринбурга сделали переложения семи пьес, которые прозвучали в Москве и в Клину. А оставшиеся пять пьес мы подготовим с немецкими композиторами и исполним летом.

То есть эта программа выступлениями в Москве и Клину не заканчивается?

— В июле, на фестивале в Баварии мы покажем уже все 12 пьес. 2 августа на фестивале «Ammerseerenade» мы планируем провести день России: своеобразный пикник-концерт на открытой сцене. А потом в Мюнхене и в Касселе этот цикл, может быть, исполним с видеорядом. Это будет уже мультимедийный вариант.

И еще: после 25 мая мы собираем в Санкт-Петербурге целый совместный оркестр, будем репетировать оркестровую программу-посвящение 70-летию Победы. Концерты под управлением маэстро Гергиева пройдут 31 мая в Петербурге в Концертном зале Мариинского театра и 8 июня в берлинском Концертхаусе.

У Вас большие ближайшие планы!

— Главное, что инициатива сотрудничества исходит «снизу», от самих музыкантов. Это очень приятно, потому что общая политическая ситуация сейчас совсем непростая. И вместо того, чтобы искать, что нас разобщает, наша Академия ищет то, что нас объединяет. Надо учиться слушать друг друга и относиться друг к другу с уважением. И в музыкальном, и в человеческом смысле.

Беседовала проф. Т. А. Курышева

Под наблюдением экспертного совета

Авторы :

№ 2 (1322), февраль 2015

Орган Большого зала Московской консерватории – исторический художественный памятник мирового значения. Последний орган великого французского мастера Аристида Кавайе-Коля (1811–1899) был завершен в 1899 году. Созданный по заказу России для нового концертного зала в Московской консерватории, он по согласованию с дирекцией РМО и В. И. Сафоновым сначала был представлен в Париже на Х Всемирной выставке (1900) в парадном зале Русской секции. Во время выставки состоялся концерт виднейших французских органистов (Эжен Жигу, Александр Гильман, Луи Вьерн, Шарль-Мари Видор). Орган был удостоен высшей награды выставки «Гран-при» и Золотой медали. И уже затем был перевезен и установлен в Москве (1900–1901).

Необходимость реставрации великого органа назрела давно. С момента его установки на сцене БЗК несколько раз проводились ремонтные работы, но полноценной реставрации не было ни разу. После блестяще реализованных реставрационно-строительных работ в Большом зале предполагалось, что их заключительным этапом станет реставрация органа.

1 и 2 декабря ушедшего года в Московской консерватории состоялось заседание международной комиссии экспертов по реставрации органа фирмы «Кавайе-Коль» («A. Cavaille-Coll»). Во главе с ректором Московской консерватории, профессором А. С. Соколовым в нее вошли авторитетные органисты и органные мастера: ректор Казанской консерватории, профессор Рубин Абдуллин; профессор Штутгартской Высшей школы музыки и театра Людгер Ломанн (Германия); главный органист собора Святого Сердца Христова на Монмартре в Париже Габриель Маргьери (Франция); профессор Высшей школы музыки в Граце Гюнтер Рост (Австрия); профессор Парижской Высшей национальной консерватории музыки и танца Эдуар Оганесян (Франция); доктор искусствоведения, член Национальной комиссии Франции по охране и реставрации исторических органов Марина Чебуркина (Франция); профессор Высшей школы музыки в Любеке (Германия), заведующая кафедрой органа и клавесина Московской консерватории, профессор Наталья Гуреева и др. Когорту органных мастеров представляли Дени Лакор (Франция), Наталья Малина, Александр Кравчук, Владислав Иодис, Артём Хачатуров, Андрей Шаталов (Россия). После осмотра органа комиссией фирма «Ригер» представила на утверждение экспертного совета план реставрации.

К восстановлению прославленного инструмента, который молчит уже более четырех лет, приковано внимание всей музыкальной общественности. Его будущее волнует и наших читателей. По поручению газеты «Российский музыкант» органистка Олеся Кравченко побеседовала с заведующей кафедрой органа и клавесина, профессором Н. Н. Гуреевой.

— Наталья Николаевна, долгожданная реставрация органа Большого зала начинается. Кто будет проводить реставрационные работы?

— Первоначально шли длительные переговоры со швейцарской фирмой «Кун» («Kuhn»), которая имеет значительный опыт реставрации органов «Кавайе-Коль». У органов этой знаменитой, но прекратившей свое существование французской фирмы, есть ряд существенных конструктивных особенностей, поэтому этот опыт был нам очень важен. В мае 2014 года согласно законам Российской Федерации был проведен конкурс на проведение реставрационных работ органа Большого зала, в результате которого победила фирма «ООО Рояль» (Санкт-Петербург) – фирма-посредник, которая, в свою очередь, представила австрийскую фирму «Ригер» («Rieger»). «Ригер» – известная в России фирма, прекрасно технически оснащенная, обладающая современными техническими возможностями, но, к сожалению, не реставрировавшая ни одного органа «Кавайе-Коль». В результате было решено создать экспертный совет, целью которого будет наблюдение и контроль всего длительного хода реставрации. К ноябрю 2014 года фирма «Ригер» представила подробный план реставрационных работ.

— И каков этот план и сроки реставрации органа?

— Первоначально предполагалось, и это было оговорено с фирмой «Кун», что вся реставрация будет производиться у нас, на месте, то есть они привезут оборудование в Москву. Но в настоящее время вопрос решился по-иному. Директор фирмы «Ригер» господин Венделин Эберле заявил, что современные технологии и оборудование, которыми фирма располагает у себя, значительно облегчат работу. Таким образом, целый ряд деталей поедет на фабрику «Ригер» в Австрию. Начало реставрационных работ придется на март 2015, к 31 августа 2016 года реставрация должна закончиться.

— Важный вопрос: не повредит ли органу его перевозка из одних климатических условий в совершенно другие?

— Этот вопрос поднимался на заседании экспертной комиссии. Однако господин Эберли заверил нас, что при перевозке деталей органа будут приняты все необходимые средства, позволяющие сделать это без вреда инструменту. Также был рассмотрен вопрос о влажности воздуха в помещении, величина которой крайне важна для нормального функционирования инструмента. Н. В. Малина настоятельно рекомендовала сохранить и на фабрике, и после ремонта необходимые для органа 50 % влажности.

— Будут ли органные мастера Московской консерватории участвовать в реставрационных работах?

- Непосредственно заниматься реставрацией органа они не будут. Но на заседании комиссии было принято решение о том, что хранитель органа Большого зала Н. В. Малина будет наблюдать за всем процессом ремонта, включая посещения фабрики «Ригер».

- Как решился вопрос с интонировкой органа (настройка труб, от которой зависит «лицо» каждого инструмента)? Кто будет ее проводить?

- Мы изначально хотели, чтобы работы по интонировке органа «Кавайе-Коль» вел французский интонировщик. И этот вопрос решен положительно: приглашен авторитетный французский эксперт в вопросах интонировки господин Дени Лакор, который еще до ремонта Большого зала подробно осматривал орган. Весь период реставрации он будет сотрудничать с фирмой «Ригер».

- Наталья Николаевна, известен тот факт, что сразу после установки органа в 1901 году, по инициативе известного французского органиста и композитора Шарля Мари Видора в органе были произведены изменения, коснувшиеся диспозиции органа (позитива). К какому виду будет приведен инструмент в ходе реставрации?

— На заседании комиссии экспертов было принято решение признать состояние органа, в котором он первоначально появился в Московской консерватории, аутентичным и восстановить именно этот облик инструмента. В связи с восстановлением аутентичной диспозиции органа поднялся вопрос о регистре Unda Maris. Считалось, что этот регистр, присутствовавший в первоначальной диспозиции инструмента, был заменен на Flûte conique при установке органа в Москве. Однако доктор искусствоведения, органистка Марина Чебуркина (Франция) представила комиссии доказательства (французскую газету начала XX века), в которых документально подтверждается, что регистр Unda Maris отсутствовал уже и на Парижской выставке, где орган был представлен перед его установкой в Москве.

- Есть ли проблемы с другими деталями органа?

- Во время Великой отечественной войны, а также в процессе ремонтов органа в 1958 (фирма «Ламанн», Лейпциг) и 1968 (фирма «Зауэр», Франфурт-на-Одере) годах была утеряна часть труб. Эти трубы утрачены навсегда, но у фирмы «А. Шуке» (Потсдам) сохранись документы с расчетами их мензур. На заседании экспертной комиссии было решено поручить Н. В. Малиной подготовить письмо от консерватории на фирму «А. Шуке» с просьбой предоставить нам материалы по этому вопросу.

- Как часто будет собираться экспертная комиссия?

- Следующее заседание комиссии запланировано на июнь 2015 года. Предварительные решения могут приниматься комиссией в сокращенном составе. Также возможен и виртуальный контакт членов экспертного совета.

Беседовала Олеся Кравченко
Фото Эмиля Матвеева

Без прошлого нет будущего

Авторы :

№ 2 (1322), февраль 2015

«Каждое поколение, благодарно вспоминая предшественников, стремится оставить свой добрый след на земле для грядущих потомков. В этом – суть бытия: без прошлого нет будущего. И ныне, находясь на пороге своего 150-летия, Московская государственная консерватория имени П. И. Чайковского свято хранит унаследованный ею храм искусства, возведенный более века назад великолепный памятник архитектуры, из которого вышли многие тысячи талантливых музыкантов, прославивших свою отчизну; и одновременно созидает новое, также во имя продолжения славных традиций и преемственности поколений. Сегодня на этом месте закладывается фундамент уникального многофункционального студенческого комплекса, в котором будут обеспечены все условия для полноценной жизни и творчества новых поколений консерваторцев. Это стало возможным благодаря всемерной поддержке государства – Правительства России и Правительства Москвы. В этом – счастливый удел нашего поколения. Мы верим в Будущее и надеемся, что и нас вспомнят добрым словом».

Это слова, обращенные к будущим консерваторцам. Морозным зимним днем 27 января 2015 года, в день начала строительства нового студенческого жилого комплекса на М. Грузинской, состоялась символическая закладка капсулы с посланием для новых поколений. В торжественном событии помимо ректора Московской консерватории Александра Сергеевича Соколова участие приняли Министр культуры России Владимир Ростиславович Мединский и Митрополит Волоколамский Иларион.

Все они говорили о необходимости подобных зданий, которые позволят привлечь новых иногородних и иностранных студентов. «С каждым годом у нас становится все больше студентов из российской провинции. Мы заинтересованы в том, чтобы сила русского искусства разносилась по миру не только нашими соотечественниками, но и иностранцами, которые все больше к нам стремятся. Все они должны жить в своем доме. И такая возможность у них появится», – отметил ректор. Он назвал будущий комплекс иностранным словом «кампус», что звучало совершенно правомерно, ведь в случае, если проект будет реализован так, как задуман, студенты обретут не новую «общагу», со всем негативом, вложенным в это слово, но настоящий, по-европейски комфортный дом.

«Можно много спорить о конкурентоспособности российского образования в разных его направлениях. Но одна вещь абсолютно бесспорна: российское музыкальное образование является мировым стандартом, является ориентиром для музыкальных школ всего мира. И Московская консерватория – это уникальный мировой бренд, который мы должны поддерживать. Поэтому мы направляем большие усилия и на реставрацию исторического комплекса зданий в центре, и на создание этого кампуса», – заявил на церемонии открытия министр культуры. Хочется верить, что подобные реставрация и реконструкция действительно помогут нашей Alma mater стать лучшей не только в сфере образования, но и в области жилищных условий для обучающихся.

Важной фигурой на торжественном мероприятии стал Митрополит Иларион, который провел обряд освящения начала строительства. Не будем забывать, что Митрополит Иларион имеет непосредственное отношение к Московской консерватории, будучи выпускником композиторского факультета и действующим композитором. «Я как человек, который учился в консерватории, хотел бы пожалеть своей Alma mater помощи Божьей в том, чтобы и дальше высоко нести знамя русской музыки, хотел бы пожелать успехов ректору консерватории, ее учащим и учащимся. Пусть Господь всех нас хранит и благословляет на многая и благая лета», – обратился он ко всем присутствующим.

Проект, который в настоящий момент существует лишь в виде макета, поражает своей грандиозностью. Кампус будет состоять из трех современных высотных корпусов разной этажности, расположенных перпендикулярно Малой Грузинской улице. В нем смогут разместиться 900 человек, к услугам которых будут предоставлены репетитории, актовый и киноконцертный залы, спортивно-оздоровительный комплекс с бассейном, медицинский блок, а также кафе и столовая. Свои транспортные средства проживающие смогут разместить в подземном паркинге на 90 автомобилей и 150 велосипедов.

Радует также то, что проектировщики нестандартно подошли и к внешнему виду здания. Архитекторы спроектировали будущие высотки таким образом, что издалека в них будут угадываться музыкальные клавиатуры, а здание, скрепляющее их, будет декорировано подобием нотного стана со звуками, интервалами и аккордами на нем…

Хорошо помню, когда началась моя студенческая жизнь в Московской консерватории – 1 сентября 2011 года, – ректор сказал нам, что скоро пойдет строительство. С тех пор мы все жили в ожидании чуда, но время шло, а привезенные на задний двор общежития сваи сиротливо лежали и смотрели на смену времен года. И вот – долгожданное строительство открыто! Его планируется вести таким образом, чтобы не отселять проживающих в общежитии студентов. Завершиться это грандиозное действо должно уже к концу 2017 года. От себя добавлю лишь то, что безмерно радуюсь и даже немного завидую тем, кто сможет провести лучшие годы своей жизни в столь чудесном месте.

Людмила Сундукова,
собкор «РМ»
Фото Дениса Рылова

СНТО вернулось в Московскую консерваторию

№ 6 (1317), сентябрь 2014

12 мая в консерватории было учреждено, а точнее, возобновлено Студенческое научно-творческое общество (СНТО). В его состав вошли студенты и аспиранты большинства факультетов. Учредительное собрание провел ректор профессор А. С. Соколов, присутствовали проректор по научной работе профессор К. В. Зенкин и научный руководитель СНТО доц. Р. А. Насонов. С нового учебного года СНТО приступило к работе.

Впервые такое Общество было создано в Московской консерватории еще в 1930-е годы. Его основателем был замечательный композитор и человек Григорий Самуилович Фрид, который считал очень важным общение между музыкантами, заполнение «белых пятен» в музыкальном образовании и всячески этому способствовал. Вот что пишет о первом СНТО музыковед А. Селицкий: «Активными его  участниками были А. Ведерников и С. Рихтер. На заседаниях исполнялись и обсуждались редко звучащие сочинения, в том числе студентов-композиторов. Кружок активно посещали студенты и профессора разных факультетов, чаще других – Г. Нейгауз. На одном из заседаний выступил И. Соллертинский с докладом о Малере».

Возможно, самое главное в аббревиатуре СНТО – слово «общество». К сожалению, наша студенческая среда в значительной мере разобщена: каждый «замкнут» на своей группе, но мало знаком с коллегами старших и младших курсов, а тем более со студентами других факультетов. Что сетовать на стороннюю публику, если мы сами почти не общаемся, не интересуемся делами друг друга и совершенно не ходим друг к другу на концерты! Исправить такое положение дел «сверху» невозможно, это под силу только нам самим. Что и будет пытаться делать СНТО в ходе своих, хочется надеяться, немалочисленных мероприятий.

Под словом «творческое» в СНТО подразумеваются не только гипотетические прожекты на будущее, но и работа уже существующих студенческих исполнительских коллективов, которые согласились с ним активно сотрудничать. В частности, это — «Резонанс» (худрук – студент КФ Александр Тлеуов) и «Mixtum compositum» (худрук – студент КФ Денис Писаревский). Предполагается, что их выступлениями будут отмечены наиболее крупные наши мероприятия.
В основной части – «науч-ной» – важно идти и вглубь, и вширь. «Вглубь» означает, что мы будем проводить своеобразные «мозговые штурмы» – циклы семинаров и лекций студентов и аспирантов (с обязательным их обсуждением), посвященных какой-либо актуальной теме (в нынешнем семестре – современному театру). «Вширь» – потому что эти семинары будут проводиться совместно с другими творческими вузами. Для начала это будет театроведческий факультет наших соседей –   ГИГИСа. Старшекурсники ГИТИСа придут со своими лекциями к нам, а консерваторские музыковеды, в свою очередь, расскажут в ГИТИСе о собственных работах. Ближе к зиме этот цикл семинаров перерастет в конференцию (в прошлом декабре в стенах МГК уже состоялась подобная молодежная конференция; ее организовала музыковед IV курса Мария Зачиняева, ныне секретарь СНТО).

Наконец, «студенческое». На самом деле, мероприятия СНТО открыты для посещения всем желающим. А для тех, кто захочет вступить в СНТО, формальная сторона вопроса сведена к минимуму: достаточно написать короткое заявление на адрес: snto_mgk@mail.ru. Информацию о мероприятиях Общества можно получить на сайте консерватории (www.mosconsv.ru/ru/groups.aspx?id=139436), а также страничке СНТО в соцсети «Вконтакте».

22 сентября 2014 исполнится 99 лет со дня рождения Григория Самуиловича Фрида, и именно на этот день намечен официальный старт нового СНТО. А в следующем году отметить 100-летие основателя будет делом чести для нашего студенческого клуба.

В ближайших планах – декабрьская студенческая конференция «Музыкальный и драматический театр: пересечения и взаимодействия» и мероприятия, посвященные Николаю Яковлевичу Мясковскому. А самыми первыми акциями (в конце сентября) станут лекция нашего сверстника, но уже известного театроведа Антона Хитрова (журнал «Театр», ГИТИС), а также экскурсия по выставке номинантов Премии Кандинского (главной российской премии в области визуального искусства). Выбирайте и присоединяйтесь!

Владислав Тарнопольский,
аспирант ИТФ, председатель СНТО МГК

Из Москвы в Казань

Авторы :

№ 6 (1317), сентябрь 2014

Московская консерватория проводит множество различных мероприятий в сотрудничестве с другими творческими вузами России. Недавно в череде подобных событий состоялось еще одно, которое, надеемся, получит продолжение и станет долгосрочным проектом, достойно представляющим Alma mater в регионах России.

В Казани в апреле прошел благотворительный концерт в рамках музыкально-образовательного проекта «Музыка детских сердец», организованный совместно Московской и Казанской консерваториями по предложению В. Валитова, худрука Юношеского симфонического оркестра России им. Л. Николаева. Этот проект в 2014 году отмечает свой 10-летний юбилей. За эти годы он обрел известность (особенно за пределами Москвы!) как серия доступных программ, рассчитанных, в первую очередь, на детей и молодежь. Но последний концерт в Казани показал, что нет пределов вдохновению, желанию внести новое видение в хорошо известное и привычное, когда за дело берется команда единомышленников, уверенных в поддержке своих начинаний. Ведь за их спинами – наша консерватория…

Первое новшество, привнесенное оргкомитетом МГК – формат оркестра, превращающегося на время в «сводный»: в него вливаются музыканты того города, где и проходит концерт. Так, в Казани на сцену лучшего зала Республики Татарстан, безвозмездно предоставленного благодаря личному участию ректора Казанской консерватории проф. Р. К. Абдуллина, вышли студенты Московской и Казанской консерваторий, других учебных заведений Москвы и ребята из «Юниор-оркестра» колледжа при Казанской консерватории. Дирижировали попеременно два руководите-ля – В. Валитов и А. Гулишамбарова, худрук «Юниор-оркестра».

Да, мы все шли на определенный риск, ведь музыканты сводного оркестра, средний возраст которых не более 18-ти, увидели друг друга впервые лишь на репетиции, за день до концерта. До этого вся подготовка в течение 2-х месяцев велась на расстоянии. Не стоит говорить, каким мужеством, самообладанием и мастерством должны обладать дирижеры, чтобы буквально за несколько часов совместных репетиций собрать в единый «звучащий инструмент» два молодежных коллектива для исполнения совсем непростой программы.

Кстати, подход к ее составлению тоже явился новшеством. Его суть – в «региональной» направленности. В основу казанской программы легла тема «диалога культур»: Москвы, как столицы России, и Казани, как столицы тюркского мира. Шедевры из сокровищницы классики – «Ночь на Лысой горе» Мусоргского, «Половецкие пляски» Бородина, «Pezzo capriccioso» Чайковского (со-лист – Камиль Мухаметдинов), «Арлезианка» Бизе – переплелись с музыкой композиторов Татарстана (две части из балета «Шурале» классика Фарида Яруллина и «Казанская сюита» нашего современника Радика Салимова). Запоминающимся и ярким стало выступление студентки МГК Алии Водовозовой (флейта, кл. проф. А. М. Голышева), которая, помимо блистательно исполненной «Венгерской пасторальной фантазии» Ф. Допплера, преподнесла в качестве «музыкального сюрприза» собственную обработку татарской народной песни для флейты соло, чем еще больше расположила к себе слушателей, вызвав бурю аплодисментов.

Кстати, о публике хочется написать отдельно. Такие отзывчивость, внимание и трепет, с какими слушатели встречали каждый номер программы, с каким воодушевлением и радостью аплодировали всем участникам и оркестрантам, встречаются нечасто. А ведь слушателями бóльшей частью  были дети из детских домов, интернатов, социальных приютов, из многодетных семей, пригласить которых мы смогли благодаря помощи регионального отделения ВПП «Единая Россия» и благотворительных организаций Казани. Дети, которым выделили лучшие места в зале, выдержали 1,5-часовой музыкальный нон-стоп «на одном дыхании». И даже за пределами основной программы, во время исполнения знаменитого Adagio С. Барбера, прозвучавшего в память об Учителе обоих дирижеров, Маэстро Фуате Мансурове, в зале стояла такая пронзительная, звенящая тишина, что, казалось, время остановилось…

Но и среди этой детской аудитории были слушатели, для которых сами музыканты, находившиеся на сцене, возможно уже не казались «людьми из другого мира». Это были ребята из детского дома и интерната для слепых и слабовидящих из небольшого городка Лаишево, что в полутора часах езды от Казани. Потому что именно сюда за два дня до главного концерта мы – ребята из ЮСОР им. Л. Николаева, я как представитель оргкомитета МГК и Радик Салимов – приехали в сопровождении активисток благотворительной организации многодетных матерей «Нэчкебил», чтобы провести небольшой концерт-встречу.

Рассказ о том, как тепло, гостеприимно и душевно нас встретили – отдельная тема. Скажу лишь, что мы, задумав эту поездку, не предполагали, что она станет началом еще одного новшества. Настраиваясь по дороге в Лаишево на непростой концерт для неподготовленной и, думалось, сложной публики, мы оказались там в роли учеников, которым слушатели преподали настоящий урок «воспитания чувств» и «упражнения в отзывчивости»… Благодаря потрясающей поддержке и вниманию ребят, педагогов, руководства Лаишевского муниципалитета, молодые музыканты провели встречу удивительно профессионально  и  неформально – рассказали об инструментах, о музыке, ими исполняемой, поучаствовали вместе с детьми в занимательных викторинах и конкурсах на призы от Московской консерватории… В Казань мы возвращались уже немного другими людьми. И те, кто не был в Лаишево, наслышанные о поездке, подходили ко мне и просили в следующий раз, если будет такая возможность, обязательно взять их с собой.

Но вернемся к концерту. Он вызвал большой интерес у публики, был широко освещен местными СМИ, получил массу положительных откликов. Но самый главный вывод, который сделали мы, организаторы, родился позже – в обсуждениях с ребятами, комментариях, которыми они делились друг с другом и с нами в соцсетях: они говорили о впечатлениях от совместной работы, о важности полученного оркестрового опыта… Что ж, надеемся, что благодаря поддержке ректора А. С. Соколова, чье приветствие участникам и слушателям звучало перед началом концерта, нашим совместным планам и надеждам суждено осуществиться, и проект ЮСОР при поддержке МГК будет продолжен и отметит еще не один свой юбилей.

Ирина Голубенко

«ART’инки» зазвучали

Авторы :

№ 2 (1313), февраль 2014

«ARTинки с выставки» – проект, призванный объединить молодых людей из разных областей искусства, 20 декабря завершился концертом в Рахманиновском зале (о том, как задумывалось и готовилось это событие, «Российский музыкант» уже рассказывал своим читателям: см. 2013, № 8, ноябрь. – Ред.). Концерту предшествовал круглый стол, собранный куратором проекта Владиславом Тарнопольским. Заявленная тема «Взаимодействие музыкального и визуального» открыла большие возможности для обсуждения, и дискуссию даже пришлось прекратить из-за нехватки времени. Выступали не только непосредственные участники: о Мусоргском и его цикле «Картинки с выставки» рассказала профессор С. И. Савенко, краткий экскурс в историю взаимодействия музыкального и визуального в XX веке провел композитор Ф. Софронов. В ходе дискуссии интересные соображения высказали профессор В. П. Чинаев, композитор С. Невский. Но главное – участники, наконец, получили возможность познакомиться друг с другом. Речь идет, как помним, о художниках и молодых композиторах, которые писали свои сочинения по арт-объектам, не зная их авторов в лицо. Все композиторы – студенты и выпускники Московской консерватории.

Наталья Прокопенко (класс проф. Ю. В. Воронцова) вдохновилась идеей звуковой инсталляции Евгения Гранильщикова «Бегство», которая представляет собой зал кинотеатра. В нем воспроизводится фильм 1946 года, в котором отсутствует видеоряд, но есть звуковая дорожка. Композитору показалось, что идея Гранильщикова коррелирует с идеей музыкального искусства как пространства и поля для размышления. В «Fugue» Н. Прокопенко, написанной для флейты, индийской поющей чаши, кларнета и виолончели, автор сопоставляет континуальное и дискретное, воссоздавая электронное звучание силами акустических инструментов.

Кирилла Широкова (класс проф. В. Г. Тарнопольского) привлекла работа «Кому принадлежит тень от зонтика» художников Софьи Гавриловой и Алексея Корси своей идеей отражения. Пьеса Широкова написана для флейты и пленки, где основная идея состоит в непрерывном, ненасытном поиске «своей тени», но их соединение невозможно. Для исполнителя была поставлена сложная задача: флейтистка Александра Елина осуществляла этот «поиск» на барочной флейте, одновременно слушая запись флейты современной. Публика при этом чувствовала себя немного лишней: Кирилл назвал свое произведение «self-beloved shadows» – «влюбленные в себя тени», а влюбленным, как известно, публика не нужна.

Александр Хубеев (класс доц. Ю. В. Каспарова) обратился к монументальной инсталляции Дмитрия Каварги под названием «Каварга. Конец света. 21.12», воплотившей сон художника о конце света. Инсталляция занимала добрую половину нижнего этажа «Ударника», Александр в день закрытия выставки побродил внутри нее, и этот опыт был очень важным для композитора. Свое произведение «Cryptocalypse» он связал с виолончелью и электроникой. Музыка произвела впечатление ползучей жути с внеземным оттенком, как будто конец света ожидается именно оттуда.

Анна Ромашкова (класс проф. Т. А. Чудовой) вдохновилась инсталляцией «Упражнения» Анны Желудь. Это была одна из наиболее сложных с психологической точки зрения работ на выставке. Она состоит из трех «разделов», «слоев»: огромные элементы змейки Рубика – жесткие металлические каркасы, идеально выровненные и непогрешимые с точки зрения математики; фотографии автора с изрезанными губами, кровоподтеками на лице, очень экспрессионистические; письмо (оно написано от руки, занимает около 13 страниц формата А4, очень личное, больше похоже на дневниковую запись, с множеством орфографических и пунктуационных ошибок, зачеркиваний и исправлений, производит впечатление полной ментальной нестабильности автора). Композитор уловила линию, идущую от объективности металлических конструкций к субъективности письма, и именно это попыталась передать в своем произведении. Она назвала его «Acorn», что по-английски значит «Желудь», подчеркивая этим, что речь здесь идет об авторе инсталляции. Музыкальное воплощение задействовало скрипку, ударные, флейту-пикколо, кларнет (исполнитель не только играл на инструменте, но и свистел отдельную партию) и виолончель. Постукивания и звуки неопределенной высоты постепенно наращивали свою мощь, и произведение оборвалось на линии crescendo.

Денис Хоров (класс проф. Ю. В. Воронцова) написал произведение, которое по-русски не произносится – «ghbdtn». Любой пользователь компьютера и социальных сетей знает, что именно так выглядит напечатанное на клавиатуре слово «привет», если человек забыл переключить ее с английского на русский язык (это одна из самых популярных опечаток!). Композитор работал по инсталляции арт-группы Recycle «Letter F», представляющей собой памятник фейсбуку – одной из самых распространенных социальных сетей в мире. Сочинение Дениса – это реконструкция процесса общения в соцсети. На сцене два исполнителя: альтистка и флейтистка. Они сидят лицом к зрителю, не общаясь друг с другом. Каждая из них ведет свой собственный диалог с воображаемым собеседником. Инструменты служат им для передачи процесса пользования компьютером: очень тихо они воссоздают стук клавиш, разминают ноги, проговаривают отдельные фразы… Публика невольно прослеживает процесс общения других людей. От этого возникает чувство дискомфорта, к которому, очевидно, и стремился композитор.

Елена Рыкова (класс доц. Ю. В. Каспарова) завершала концерт. Для воплощения своего замысла ей понадобилось привлечение перформера и небольшой инсталляции: в центре сцены стояла высокая ширма из белой бумаги. Композитор выбрала два арт-объекта: упоминавшийся «Letter F» и работу Николая Наседкина «Друзьям. До востребования», мотивом которой послужило размышление о дружбе в современном мире. Арт-объект Наседкина представляет собой огромный шалаш, сложенный из листов бумаги с нанесенными на них изображениями (в шалаш можно было зайти и всё рассмотреть). Эти две идеи у автора музыки слились в пьесе с абсурдистским названием «Stop at the next cloud or I will turn into a scorpion» («Остановите у следующего облака, иначе я превращусь в скорпиона»). Она написана для кларнета, виолончели, ударных и перформера, причем композитор использовала home swinger – один из инструментов Юрия Ландмана (известного современного нидерландского конструктора музыкальных инструментов).

Остается добавить, что от «Картинок с выставки» Мусоргского организаторы концерта взяли и идею прогулки. Эта прогулка осуществилась в двух направлениях: видеоряд (режиссер Алексей Смирнов позволил слушателям увидеть арт-объекты, вдохновившие музыкантов) и звуковое сопровождение (импровизация на ударных Марка Пекарского, создававшая неповторимую атмосферу). Несмотря на недоработки в организации, которые можно списать на юность проекта, концерт, да и все «ARTинки» оставили самое положительное впечатление. Будем ждать продолжения!

Елизавета Гершунская,
студентка  ИТФ
Фото Федора Софронова