Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Пять дней в «Музыкальных мирах» Ю. Н. Холопова

Авторы :

№ 7 (1300), октябрь 2012

С 23 по 27 сентября 2012 года Московская консерватория широко отметила 80-летие со дня рождения Юрия Николаевича Холопова (1932–2003), выдающегося ученого-музыковеда, профессора кафедры теории музыки

Для каждого из нас годы, проведенные в консерватории, – несомненно, самые счастливые. Пролетевшие на «одном дыхании» в студенческую пору, они навек оставляют глубокий след в наших душах и вспоминаются с чувством теплой ностальгии и благодарности учителям. Особенно если эти учителя такие, как Юрий Николаевич Холопов…

Кажется, совсем недавно в консерватории с размахом отпраздновали его 70-летие; но эти десять лет промелькнули, как один миг. Нет с нами уже и самого юбиляра, и тех, кто принимал непосредственное участие в организации и проведении первого фестиваля «Музыкальные миры Юрия Николаевича Холопова» в 2002 году: Валерии Стефановны Ценовой и Бориса Григорьевича Тевлина – его соратников, верных сподвижников. Не вспомнить о них сегодня было бы несправедливо, ибо именно они тогда способствовали созданию особой атмосферы творчества вокруг юбилейных торжеств, задали высокую планку, на которую равнялись и нынешние организаторы. И надо признать, небезуспешно.

Состоявшиеся в честь 80-летия Ю. Н. Холопова мероприятия, инициированные кафедрой теории музыки и курировавшиеся лично заведующим кафедрой профессором А. С. Соколовым, поразили масштабом и своей концепцией. Это и три блестящие выставки, подготовленные НМБТ, Музеем имени Н. Г. Рубинштейна и Архивом Московской консерватории, и концертная программа, в которой достойное место заняли вечера-приношения Ю. Н. Холопову. Звучали старинная и фольклорная музыка, классика ХХ века и новейшие композиции, вплоть до премьер сочинений современных авторов, отразив сферу интересов и художественных вкусов Холопова.

Грандиозная конференция «Наследие Ю. Н. Холопова и современное музыкознание» (длившаяся четыре дня) собрала учеников и коллег ученого из самых разных регионов России (Санкт-Петербург, Казань, Владивосток) и зарубежья (Австрия, Бельгия, Болгария, Литва, США, Франция, Швейцария, Украина). Панорама научной проблематики и тематика докладов в полной мере продемонстрировали, сколь актуальны сегодня идеи Холопова, насколько динамично развивается созданная им научная школа.

На Круглом столе, который виртуозно провел проректор по научной работе профессор К. В. Зенкин, в финале конференции выступили В. Н. Холопова, Э. Б. Рассина, В. Г. Тарнопольский, Е. М. Царева, Л. З. Корабельникова, С. И. Савенко и другие. Прозвучали не только воспоминания о Юрии Николаевиче, его первых годах педагогической деятельности в стенах консерватории и Мерзляковского училища, но и размышления о путях развития современного музыкознания и музыкального творчества.

Своеобразным «лейтмотивом» почти каждого выступления звучала мысль о том, сколь важен вклад Ю. Н. Холопова в развитие нашей музыкальной науки, культуры, традиций Московской консерватории. Но не менее важным можно было бы назвать его вклад в каждого из нас – своих учеников, который не сводился только лишь к объему полученных знаний, профессиональным навыкам, методике… Пожалуй, не меньшим влиянием явилось для нас личное обаяние Юрия Николаевича, его удивительные человеческие качества, честность, порядочность, искренность, одержимость Наукой, необыкновенное уважение к другим людям. Вспоминается один случай. Зимой 2003 года, когда Юрий Николаевич был уже тяжело болен, студентка-теоретик очень плохо отвечала на одном из зачетов. С негодованием профессор Холопов пожурил ее: «У Вас что, семеро по лавкам, почему Вы не подготовились?» Девушка скромно промолчала и получила свою неудовлетворительную оценку. Когда она вышла из класса, один из педагогов уточнил, что эта студентка – молодая мать, недавно родила и, видимо, действительно не имела возможности подготовиться. Юрий Николаевич ничего не сказал, но спешно вышел из класса. Узнав в деканате, где сейчас может быть на занятиях эта студентка, он побежал в соседний корпус и, постучав в дверь, вызвал ее из аудитории со словами: «Простите меня, я не знал, что у вас грудной ребенок…»

В этом был весь Юрий Николаевич! Великий Ученый и великий Человек.

Доцент М. В. Воинова

Человек эпохи Возрождения

Авторы :

№ 6 (1299), сентябрь 2012

В этом году исполнилось 110 лет со дня рождения великого музыканта, народного артиста, заслуженного деятеля искусств профессора Виссариона Яковлевича Шебалина. Этот юбилей особенно важен для Московской консерватории, история которой неразрывно связана с именем Шебалина, прошедшего путь от студента-композитора до ректора, причем в один из самых сложных и страшных периодов ее жизни.

Юбилейной дате был посвящен фестиваль из трех концертов, прошедший в Alma Mater. 4 июня на сцене Большого зала выступили Государственный академический русский хор имени А. В. Свешникова п/у Бориса Тевлина, Симфонический оркестр Министерства обороны РФ п/у Романа Белышева и солисты, лауреаты международных конкурсов – тенор Александр Николаев и скрипачка Анна Кандинская. Свой вклад внесли и «музыкальные внуки и правнуки» – Тихон Хренников младший, Андрей Комиссаров, Анжелика Комиссаренко, Дмитрий Коростелев. Воспитанники Т. Н. Хренникова,  А. А Николаева и другие молодые музыканты вместе с ансамблем «Rusquartet» исполнили на сценах Рахманиновского и Малого залов (7 и 13 июня) сочинения Учителя и его выдающихся учеников – камерно-инструментальные опусы Бориса Чайковского, Романа Леденева, Сергея Слонимского, Алексея Николаева, Владислава Агафонникова, Тихона Хренникова и Эдисона Денисова.

Личность В. Я. Шебалина – одна из самых интересных и многогранных в отечественной культуре XX века. Изучая письма и воспоминания, удивляешься, сколько всего сделал этот человек, поражаешься его знаниям, остроумию, ответственности, строгости по отношению к другим и к себе, удивительной человеческой доброте. Масштаб его деятельности поистине грандиозный. Композитор, редактор, педагог, ректор – все это грани творческой и профессиональной деятельности Шебалина, широта интересов которого выдает в нем универсального человека.

Музыка Шебалина (к большому сожалению!) звучит нечасто, а между тем список сочинений композитора очень внушителен, ведь его творчество – это весь спектр жанров от сольных пьес до опер, кантат, концертов и симфоний. При этом Шебалин никогда не впадал в крайности, не заигрывал с публикой в простоте и доступности, не предавался пустой игре в звуки, «умничанию». Наверное поэтому его творческое наследие по-настоящему разнообразно и удивительно органично – ведь он умел даже самые простые вещи увидеть в неожиданном свете, найти небанальное решение, заставить элементарный оборот звучать свежо и интересно.

Может показаться, что имя Шебалина будто бы сокрыто в тени более ярких современников – старшего Прокофьева и ровесника Шостаковича, с которым Шебалин был особенно дружен. Но даже самые маститые авторы не стеснялись приходить к Виссариону Яковлевичу за советом, ценя при этом не только его тонкое эстетическое чутье, но и самобытное композиторское дарование. Не случайно Шебалин – один из самых чутких редакторов чужих сочинений. Именно его перу принадлежат «завершения» и оркестровка произведений Глинки, Мусоргского, Чайковского, Гулак-Артемовского и Прокофьева. Каждая такая работа – это мастерское попадание в стиль автора, эпохи и конкретного сочинения.

Творческий путь Шебалина-композитора, начавшийся еще в Омске в классе М. И. Невитова, познакомившего юного питомца с сочинениями Вагнера, Скрябина, Шенберга, продолжился затем в Москве в классе Н. Я. Мясковского, прочувствовавшего не только незаурядные композиторские способности юноши, но и его педагогическое дарование. Через класс Шебалина прошли более 80 композиторов самых разных дарований. Список его учеников внушителен не только своим числом, но и составом: Т. Хренников. А. Спадавеккиа, Т. Николаева, К. Хачатурян, А. Пахмутова, С. Слонимский, Б. Чайковский, Р. Бунин, С. Губайдулина, Э. Денисов, А. Николаев, Р. Леденев, Н. Каретников, В. Агафонников, В. Кучера (ЧССР), Л. Аустер, В. Тормис (Эстония) и др. И в каждом из них Шебалин старался раскрыть индивидуальные качества, не забывая, что любой художник должен при этом владеть полным арсеналом технических средств.

Осенью 1942 года, в разгар войны, Виссарион Яковлевич, несмотря на все попытки отказаться, был назначен ректором Московской консерватории, которая находилась тогда в катастрофическом состоянии. Консерваторию пришлось буквально возрождать, решая при этом массу проблем от организационно-административных до морально-психологических, которые неизменно возникали в процессе общения с людьми. И Шебалин блестяще справился с поставленной задачей, собрав педагогический коллектив, привлекая к работе ведущих музыкантов своего времени. Особую роль Виссарион Яковлевич отводил ЦМШ, которую мыслил как младшее отделение консерватории и делал все, чтобы там воспитывали «по-настоящему образованных музыкантов, образованных в широко гуманитарном смысле».

Шебалин любил говорить, что «где нет трудностей, там нет настоящего искусства». В его жизни хватало и того и другого. Она была наполнена творчеством, встречами, дружбой с замечательными музыкантами – Мясковским, Прокофьевым, Шостаковичем, Обориным, творческим общением со многими людьми искусства – Вс. Мейерхольдом, В. Маяковским, М. Булгаковым, С. Эйзенштейном, А. Фадеевым, О. Книппер-Чеховой, П. Ягужинским и др. Были и трудности: тяжелая болезнь перед поступлением в консерваторию, путь пешком из Минска, где его застала война, страшный 1948 год…

Но, несмотря ни на что, главным в жизни всегда оставалось служение Музыке. И хочется верить, что личность этого художника еще не раз станет примером для всех нас, а к творчеству В. Я. Шебалина музыканты будут обращаться не только в юбилейные даты, вспоминая человека, не уступающего талантом титанам эпохи Возрождения.

Павел Алексеев,
студент КФ

«Он не искал – минутно позабавить»

Авторы :

№ 6 (1299), сентябрь 2012

Он не искал – минутно позабавить,
Напевами утешить и пленить;
Мечтал о высшем: Божество прославить
И бездны духа в звуках озарить.

Валерий Брюсов

Александр Николаевич Скрябин (1872–1915) – уникальная личность в истории русской культуры. Он был невероятно популярен при жизни, выделяясь среди ярчайших талантов эпохи Серебряного века. Не только новый, самобытный музыкальный язык поражал современников композитора, но и его мировоззрение, его жизнь, изобилующая мистическими совпадениями. Сегодня изумляет его провидческий дар: именно скрябинская идея синтеза искусств стала одним из главенствующих принципов художественного развития нашего времени.

В юбилейный год композитора было чрезвычайно важно представить его уникальную личность не только в русле эпохи Серебряного века, но и в современном контексте. Именно с этой целью Мемориальным музеем А. Н. Скрябина совместно с Всероссийским музейным объединением музыкальной культуры им. М. И. Глинки и Московской консерваторией с 25 по 27 апреля была организована Международная научная конференция «Искусство А. Н. Скрябина в свете истории и художественно-стилистических тенденций XXI века».

В докладах был представлен широчайший диапазон тем: проблемы изучения творчества А. Н. Скрябина, постскрябинисты и последователи композитора, Скрябин и его окружение, художественные параллели в творчестве А. Н. Скрябина и его современников, эстетические, психологические, философские, стилистические, теоретические проблемы, проблемы исполнительства и аудиовизуального синтеза и исполнения симфонической поэмы А. Н. Скрябина «Прометей», неизвестные архивные материалы…

Заседания прошли в Мемориальном музее А. Н. Скрябина, в Музее им. М. И. Глинки, в Музее-квартире А. Б. Гольденвейзера, в Московской консерватории. Участников конференции приветствовали руководители музея Скрябина А. И. Лазарев и В. В. Рубцова. Перед началом заседания в музее Глинки участникам конференции продемонстрировали инструмент М. И. Табакова – первого исполнителя партии трубы в «Поэме экстаза» и «Прометее» А. Н. Скрябина. Также был показан фотоэлектронный синтезатор «АНС» инженера-конструктора Е. А. Мурзина, названного в честь А. Н. Скрябина, работу которого продемонстрировал композитор С. А. Крейчи.

Более 40 исследователей творчества А. Н. Скрябина приняли участие в конференции: собрались ученые из России (Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Дзержинск, Казань, Электросталь, Петрозаводск, Новосибирск), Беларуси, Эстонии, Болгарии, США, Германии, Франции, Израиля, Испании. Наряду с учеными мировой известности на конференции выступили молодые специалисты, принимающие эстафету в исследовании жизни и творчества А. Н. Скрябина, предлагающие новые пути изучения его искусства и искусства рубежа XIX–XX веков. Иностранные гости – Атанас Куртев (доктор искусствоведения, академик, профессор Болгарской национальной музыкальной академии имени Панчо Владигерова), Вардо Румессен (почетный член Эстонской академии музыки) и Юрий Блинов (преподаватель Белорусской государственной академии музыки) – дали сольные концерты, в которых звучала фортепианная музыка А. Н. Скрябина.

В день памяти Александра Николаевича, 27 апреля, состоялось возложение цветов на могиле композитора. По традиции в церемонии приняли участие воспитанники второго кадетского корпуса, где учился композитор. В этот день в скрябинском музее играли лауреаты стипендии его имени: Марк Ваза, Лиза Яковян, Канон Мацуда, Тихон Шевков, Арсений Тарасевич-Николаев, Мария Чернова, Роман Мартынов, Сергей Митин, Алексей Кудряшов, Павел Домбровский, Павел Шатский.

В рамках конференции прошла презентация издания компакт-дисков музыки Скрябина в исполнении В. Румессена. Профессор Казанского университета И. Л. Ванечкина передала в дар музею книги, изданные в НИИ «Прометей» (г. Казань). В фойе Большого зала Московской консерватории, в Музее им. М. И. Глинки, Музее-квартире А. Б. Гольденвейзера, Мемориальном музее А. Н. Скрябина были развернуты выставки, посвященные композитору.

Состоялась презентация 7-го тома (пьесы) Полного собрания сочинений Скрябина – совместного выпуска издательства «Музыка», ВМОМК имени М. И. Глинки и Мемориального музея А. Н. Скрябина. Это второй из вышедших в свет томов 12-томного собрания (в первом томе опубликована Первая симфония). Главный редактор издательства «Музыка» В. В. Рубцова провела скрупулезную работу по изучению архива Александра Николаевича, его рукописей, хранящихся в фондах музеев Глинки и Скрябина, ей принадлежит вступительная статья и подробные комментарии, сопровождающие издание.

На конференции И. А. Медведева, советник по научной работе гендиректора ВМОМК, предложила создать Генеральный свод информации о жизни и творчестве А. Н. Скрябина – своего рода «скрябиниану», в которую войдут музыкальное, литературно-философское, эпистолярное и музейное наследие, документы, материалы научных конференций, нотография, библиография, дискография и т. п. Подобная работа, несомненно, потребует объединения усилий многих организаций и исследователей, однако ее результаты стали бы бесценным даром для всех профессиональных музыкантов и любителей музыки, интересующихся творчеством А. Н. Скрябина.

Музыка этого гениального представителя русской культуры по-прежнему звучит современно спустя почти столетие со дня его кончины. Но только сейчас развитие техники позволяет начать приближаться к грандиозным замыслам композитора. И лишь в далеком будущем, хочется верить, смогут реализоваться известные нам тонкости интерпретации его светомузыки. При условии бережного сохранения и изучения его наследия.

Анастасия Меерзон,
зав. Отделом науки Мемориального музея А. Н. Скрябина

А вы помните?..

Авторы :

№ 1 (1293), январь 2012

16 сентября 2011 года в Малом зале по инициативе Композиторского факультета и его декана профессора А. А. Коблякова состоялся концерт, посвященный столетию со дня рождения профессора Юрия Александровича Фортунатова. Впервые прозвучали произведения Фортунатова-композитора.

Нотный материал любезно предоставила вдова Юрия Александровича Элеонора Петровна Федосова. Подготовка, подбор музыкантов, сценарий концерта – все это было прекрасно выполнено кафедрой инструментовки во главе с ее заведующим профессором В. Г. Киктой.

Произведения Фортунатова-композитора, не исполнявшиеся многие годы, стали настоящим открытием. В исполнении Артема Ананьева прозвучала Прелюдия и фуга для фортепиано (редакция 1958 года), Анна Евстисова спела Два романса на слова А. С. Пушкина (1931) – «Эхо» и «Цветы последние» (партия фортепиано – Евгений Щербаков), а Романтическое трио «Памяти С. И. Танеева» для кларнета, фагота и фортепиано (1940) и первую часть Второго струнного квартета (1934) представили солисты Ансамбля «Студия новой музыки». Запомнились воспоминания о Ю. А. Фортунатове профессора Ю. М. Буцко, а также проникновенное исполнение профессором В. Г. Агафонниковым собственной транскрипции для фортепиано «Вокализа» Рахманинова.

Общее впечатление от концерта я бы сформулировал так: «Очень жаль, что рядом с молодым композитором Юрием Фортунатовым не было такого наставника, каким стал профессор Юрий Александрович Фортунатов! Зато как повезло тем, кому судьба подарила общение с Великим педагогом, для которого музыка была целью и смыслом жизни!»

***

C Ю. А. Фортунатовым я начал заниматься инструментовкой в начале 1980-х. Мне, уже окончившему Московскую консерваторию по классу контрабаса и работавшему в симфоническом оркестре, явно не хватало знаний и навыков для переложения произведений для камерных ансамблей, с которыми я выступал. Занятия проходили неофициально, и после трех или четырех уроков у меня возник естественный вопрос: сколько я должен и как мы будем строить наши отношения в дальнейшем? Юрий Александрович внимательно посмотрел на меня и сказал: «Твое отношение к музыке и прилежание мне дороже денег. Приходи, когда сможешь».

О лекциях Фортунатова в 38 классе много написано, но мне кажется, это были не лекции, а моноспектакли – остроумные комментарии, поэзия, сравнение музыкальных партитур с живописью и вдохновенная игра на фортепиано с его коронным: «А вы помните?..» – все это превращалось в живое действо и надолго оставалось в памяти.

(далее…)

Послание великим

Авторы :

№ 6 (1289), сентябрь 2011

Отдать дань художнику, чье имя, благодаря круглой дате, крупно всплывает на художественном небосклоне, всегда приятная задача. Чаще звучит музыка, невольно вспоминаются вехи творческого пути, и свежий взгляд неожиданно открывает новые грани казалось бы хрестоматийно исследованной судьбы. Особенно интересны неординарные музыкальные решения.

Два выдающихся мастера современности – Даниэль Баренбойм и Пьер Булез – подготовили программу, посвященную 200-летию Ференца Листа. И замысел этого музыкального приношения оказался оригинален и символичен: две масштабных фрески в облике фортепианных концертов Листа предваряли два оркестровых опуса… Рихарда Вагнера. Концерт к юбилею одного титана предстал перед публикой в виде послания сразу двум музыкантам, глубоко и неразрывно связанным узами истории.

Третий участник события – берлинская Staatskapelle – оркестр государственного оперного театра (Berliner Staatsoper Unter den Linden), которым уже почти двадцать лет руководит Д. Баренбойм. Но в этот раз «главный» был за роялем, выступая в своей первой ипостаси – пианиста, а за пультом стоял другой мэтр – знаменитый композитор-дирижер, друг и соратник в искусстве. И все трое «на равных» музыкально священодействовали.

В первом отделении Второму фортепианному концерту Листа предшествовала вагнеровская увертюра «Фауст», одно из ранних, достаточно редко исполняемых сочинений композитора. Зато второе отделение открылось популярной «Зигфрид-идиллией», тем более уместной, что посвящена она Козиме Лист-Вагнер в связи с рождением маленького Зигфрида, сына одного и внука другого. Это стало еще одним звеном в цепи «сближений» двух имен. Затем последовал блестящий Первый фортепианный концерт Листа, призванный поставить яркую завершающую точку в юбилейной программе. Весь узел взаимосплетений сделал «композицию» вечера органичной и развивающейся по нарастающей. Премьера этой программы, прошедшая в Фестшпильхаусе Баден-Бадена, через несколькот дней была повторена в Берлине, а затем в Лондоне.

(далее…)

Ось музыкальной цивилизации Европы

Авторы :

№ 6 (1289), сентябрь 2011

Лишь в неизменном – бесконечность,
Лишь в постоянном – глубина,
И дальше путь, и ближе вечность,
И все ясней: любовь – одна.

З. Гиппиус

Биографии многих романтиков нередко представляются потомкам литературными произведениями: кто-то успевает прожить лишь краткое лирическое стихотворение, другому достается новелла с трагическим исходом, встречаются путевые дневники и авантюрные романы… Судьба Ференца Листа видится ныне разновидностью житийного повествования, в котором мы, по наблюдению В. Розанова, «…ищем правил спасения, отделяем частное, личное, отбрасываем подробности, к своему времени относившиеся, и оставляем одно общее…».

Религией композитора была и оставалась музыка – здесь альфа и омега нравственности, здесь этика бытовой жизни, оправдывающая большинство поступков и не заменяемая церковными установлениями. Он не был свят, но был истов – в дружбе, в любви, в служении искусству и презрении к филистерству. Уже в ранней статье – некрологе Н. Паганини (1840) – Лист писал: «Рассматривать искусство не как удобное средство для достижения эгоистических целей и бесплодной славы, но как симпатическую силу, объединяющую и сплачивающую людей друг с другом; строить свою жизнь в соответствии с тем представлением о высоком звании артиста, которое должно быть идеалом таланта; раскрыть деятелям искусства суть того, что они должны и могут сделать; покорить общественное мнение благородством и великодушием своей жизни, зажечь и поддерживать в душах столь родственное добру восхищение прекрасным – вот задачи, которые должен поставить перед собой художник…» Завидна участь человека, который и спустя более сорока лет, на пороге последнего пути, мог бы подписаться под каждым словом этого возвышенного призыва!

Подвижнейший и активнейший в творчестве и общении, Лист на протяжении полувека оставался парадоксальной осью, вокруг которой вращалась музыкальная цивилизация Европы. Географическое смещение этой оси не вносило перемен в ее магнетическую природу. В Париже и Веймаре, Риме и Будапеште он оставался центром притяжения, мерилом истинности и значимости в искусстве. Смолоду познав цену успеха, он щедро протягивал руку начинающим, поддерживал гонимых и утешал унывающих. В молодые годы вихревое вращение музыкальной вселенной втягивало в свою орбиту едва ли на каждого, кто к ней приближался. Даже противники не могли отрицать дьявольского обаяния и сверхъестественного таланта, сравнимого только с паганиниевским, и не случайно столько раз возрождавшего на клавишах скрипичные невероятности легендарного итальянца. С течением лет водопад страстей поутих, но «готовность к бытию» осталась неизменна. Жизнь, подобная рейнской идиллии утесов и водоворотов, над которой звучат притягательные и гибельные песни, по-прежнему манила стареющего Листа. Современники упрекали его в компромиссах, в отречении от революционного настроя молодости, а он уже очень хорошо понимал, что не вся война – сражение, многое решает навык стратега и терпение осаждающего.

(далее…)

Руки, как крылья птицы…

№ 3 (1286), март 2011

3 февраля исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося отечественного хорового дирижера, педагога, музыкально-общественного деятеля, кандидата искусствоведения, профессора и заведующего кафедрой хорового дирижирования Московской консерватории, Народного артиста СССР Клавдия Борисовича Птицы (1911-1983).

К. Б. Птица родился в Пронске Рязанской области в семье сельского врача и учительницы. С 10 лет он пел в храме, с успехом играл в любительском оркестре в школе, дирижировал хором. Основы профессионального образования молодой человек получил в Рязанском музыкальном техникуме, затем поступил в Московскую консерваторию, которую окончил в 1937 году с золотой медалью. Его учителями были прославленные мастера хорового искусства – Н. М. Данилин, П. Г. Чесноков, А. В. Александров, А. В. Никольский, Г. А. Дмитревский. Сразу по окончании консерватории К. Б. Птица был приглашен в нее для работы: в 1947 – доцент, 1956 – профессор, 1960-83 – завкафедрой хорового дирижирования. В 1946-1959 годах Птица преподавал параллельно и в Институте им. Гнесиных, где также заведовал хоровой кафедрой. В 1938-1941 годах он совместно с Г. П. Лузениным работал во вновь созданном хоре Московской филармонии, в 1943-1946 – хормейстер Государственного хора русской песни (рук. А. В. Свешников).

(далее…)

Впервые в России

Авторы :

№ 9 (1283), декабрь 2010

В Московской консерватории впервые в России состоялась масштабная международная конференция с докладами и концертами – «Густав Малер и музыкальная культура его времени». С 18 по 20 октября консерватория жила духом двух австрийских гениев: Густава Малера и Альбана Берга, отмечая, соответственно, 150 и 125 лет со дня их рождения. Успеху конференции мы обязаны двум исследователям творчества Малера: профессору И. А. Барсовой, которой принадлежит идея и первоначальный план, и доценту Д. Р. Петрову, воплотившему их в жизнь.

(далее…)

«Симфония должна быть подобна миру…»

Авторы :

№ 9 (1283), декабрь 2010

150-летие со дня рождения Густава Малера Московская консерватория отметила широко: серией концертов, научной конференцией, выставкой, изданием иллюстрированного собрания статей и материалов «Густав Малер и Россия».

Аксели Галлен-Каллела. Портрет Густава Малера. Холст, масло (1907). Художественный фонд Геста Серлакиуса (Финляндия)

Малер при жизни довольно тесно был связан с русскими музыкантами, его творчество оказало сильнейшее влияние на русскую и советскую музыку ХХ века, а посвященные Малеру серьезные исследования появлялись у нас, уже начиная с 30-х годов (пусть и с большими перерывами). В последнее время их число пополнилось новыми значительными работами. Все это воспринимается как насущная необходимость и закономерное следствие постоянного интереса к композитору. Его юбилей заставил вновь задуматься над тем, что происходило за истекшее время с образом Малера и каким он открывается для нас сегодня…

(далее…)

Чарующая поэзия скрипки

Авторы :

№ 8 (1282), ноябрь 2010

После того как в 1935 году О. Мандельштам услышал в Воронеже молодую скрипачку Галину Баринову, «чей звук широк, как Енисей», он увековечил неповторимый облик артистки. Стихотворение «За Паганини длиннопалым…» стало одним из колоритных образцов поэтической мысли о магической силе воздействия музыкально-исполнительского искусства…

Народная артистка России, лауреат Государственной премии СССР, кавалер Большой серебряной медали Фонда Э. Изаи (в числе ее наград также ордена Трудового Красного Знамени и Дружбы народов), музыкант широкой эрудиции и разносторонних творческих интересов, профессор Московской консерватории Галина Всеволодовна Баринова (1910-2006) всю свою жизнь посвятила любимому инструменту.

(далее…)

Разгадка сфинкса

Авторы :

№ 7 (1281), октябрь 2010

Жизнь и Смерть… Вряд ли можно назвать другие слова, которые были бы так важны в жизни человека. Многие великие художники, творцы, философы пытались исследовать эту проблему, зависимость одной ее стороны от другой. Шекспир в «Ромео и Джульетте» пытается доказать, что Любовь побеждает Смерть. У Бетховена в Третьей симфонии после траурного марша возникает ликующий финал – побеждает Жизнь. Чайковский в Шестой симфонии полностью склоняется перед величием Смерти! Данте использует Смерть как возможность проникнуть в Ад для того, чтобы созерцать человека без всяких прижизненных декораций, пытаясь тем самым помочь ему познать самого себя.

(далее…)

Приношение легендарному маэстро

Авторы :

№ 7 (1281), октябрь 2010

«В народе говорят: длинен путь через наставления, краток путь через пример». Александр Васильевич Свешников был велик своим примером: это он создал Государственный хор русской песни, это он создал Хоровое училище и Хор мальчиков, это он привил миллионам людей любовь к русской песне, это он в течение четверти века руководил сложнейшим творческим организмом – Московской консерваторией!.. Сказать, что Свешникова вспоминают часто – значит, не сказать ничего. Он, крупнейшая фигура музыкального искусства ХХ века, прочертил в хоровом деле сверкающий путь, ни на кого не похожий… Он сообщил русским песням не только их исконную красоту, но и красоту, преображенную своим искусством, своим талантом…»

Возвышенные слова профессора Б. Г. Тевлина – приветствие Хоровому фестивалю памяти А. В. Свешникова в Кремле, который он организовал в честь Учителя – выдающегося русского дирижера, педагога и общественного деятеля.

Имя Александра Васильевича Свешникова – поистине святое для всех, кто неравнодушен к хоровому искусству России. В торжественный венок хвалы и благодарности великому человеку вплетаются голоса его учеников, друзей, продолжателей великой свешниковской школы. Памятью о легендарном маэстро дышали многие осенние концерты творческих коллективов, созданных им и руководимых ныне его воспитанниками. Среди них особо выделяется концерт Хора Свешникова 13 сентября на сцене Концертного зала им. Чайковского, посвященный своему замечательному основателю, который работал с ним до самой смерти – более сорока лет.

(далее…)