Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Седьмой раз в стенах консерватории

Авторы :

№ 2 (1331), февраль 2016

Андрей Чолокян

С 6 по 14 ноября 2015 года в Московской консерватории прошел Седьмой международный конкурс для исполнителей на духовых и ударных инструментах по специальностям «гобой» и «валторна». Цикл конкурса, как известно, рассчитан на пять лет, по две духовые дисциплины в год, где каждый из инструментов партитуры один раз имеет свое состязание. В 2014 году начался второй цикл, и в 2015-м на московскую сцену снова вышли гобоисты и валторнисты.

Учредитель конкурса – Московская консерватория – нашла новые возможности для увеличения состава жюри, как того требуют правила Женевской федерации международных конкурсов. Теперь соблюдены все положения, на которых основывается Федерация: первая премия не делится, более половины состава жюри – зарубежные музыканты, авторитетные в данной области. В нынешнем году конкурс может подавать заявку на вступление в Женевскую федерацию, к чему учредители стремились с самого начала.

В Седьмом конкурсе приняли участие молодые музыканты из России, Великобритании, Польши, Испании, Сингапура, Казахстана, КНР, Республики Кореи, Беларуси, Украины. В жюри каждой номинации входили три представителя России и четыре иностранных музыканта. Жюри номинации «гобой» возглавил директор АМК при МГК В. Демидов, его партнерами стали О. Томилова, А. Любимов (Россия), Г. Витт (Германия), Ж.-Л. Капеццали (Франция), А. Кляйн (Бразилия), А. де Феличе (Италия), Нуралы Танатар Конырулы (Казахстан). Председателем валторнового жюри был приглашен директор МССМШ им. Гнесиных М. Хохлов, а в жюри вошли В. Шиш, И. Карзов (Россия), М. Шопфер (Австрия), Р. Бошняк (Венгрия), Б. Липовшек (Словения), Б. Карибаев (Казахстан).

Иван Кобыльский

Значение этого конкурса велико. Ему удается привлечь внимание музыкальной общественности к диспропорции специальностей в подготовке исполнителей на духовых инструментах и, как следствие этого, к дефициту некоторых духовых инструментов в российских оркестрах. Можно сказать, что сейчас уже многим ясны проблемы профессионального музыкального обучения на духовых инструментах в нашей стране, в частности, нехватки студентов в классах фагота, валторны и тубы. До сих пор не во всех региональных консерваториях полностью укомплектована партитура симфонического оркестра, по-прежнему переполнены классы флейты и саксофона, хотя у их выпускников перспективы получить работу по специальности плохо просматриваются. По-прежнему известные солисты, вернувшись с гастролей по России, жалуются на отсутствие в региональных симфонических оркестрах или фаготиста, или валторниста, или тубиста.

На Седьмом конкурсе исполнителей на духовых и ударных инструментах эта диспропорция также обнаружилась: для участия в соревновании гобоистов было подано тридцать восемь заявок из одиннадцати стран, на конкурс валторнистов – только тринадцать. К сожалению, коллеги из РАМ им. Гнесиных по непонятным причинам проигнорировали конкурс Московской консерватории, что не служит интересам валторновой специальности в нашей стране.

Аль-Фараби Бахтияров

Ярким был концерт-открытие, в котором блеснули мастерством иностранные члены жюри, как в барочном, так в современном репертуаре: гобоисты Арнальде де Феличе (Роберт Шуман. Пьесы-фантазии для гобоя д’амур и фортепиано), Жан-Луи Капеццали (Роберт Шуман. Adagio и Allegro), Алекс Кляйн (Анри Дютийе. Соната для гобоя и фортепиано, I–II части), валторнисты Боштян Липовшек (Лойзе Лебич. Сюита In Voce Cornu), Роланд Бошняк (Виталий Буяновский. «Испания»).

Победителем конкурса в номинации «гобой» стал Андрей Чолокян (I премия, Россия), представитель школы И. Пушечникова, лауреат многих Российских конкурсов. Иван Кобыльский (Россия) получил II премию; III премию присудили представителю Казахстана Аль-Фараби Бахтиярову. Дипломы финалиста вручены Лю Минг (КНР) и Федору Егорову (Россия). К сожалению, воспитанники Московской консерватории выступили достаточно скромно.

Специальный приз фирмы «Пюхнер» (J. Püchner) – гобой д’амур получил Аль-Фараби Бахтияров. В Казахстане подобный инструмент появится впервые. Андрею Чолокяну был вручен приз фирмы «Лоре-Гордон» (F. Lorée – de Gourdon) и футляр для тростей фирмы «Гева» (Gewa) от компании «Индиком». Ивану Кобыльскому – профилирующая машинка фирмы «Ридс-н-Стафф» (Reeds’n Stuff). Федор Егоров получил профилирующую машинку фирмы «Ге Ридс» (K. Ge Reeds).

Николас Гомес-Наваль

В номинации «валторна» были присуждены только две награды: I премию получил представитель Испании Николас Гомес-Наваль, II премию присудили Артемию Якушеву из Беларуси. К сожалению, в валторновой номинации не былого призового инструмента, там ограничились набором аксессуаров для валторны. Зато Николас Гомес-Наваль получил специальный приз от компании «Индиком» – сурдину производства «Шмутте» (Sshhmute) и специальный приз симпатий Камерного оркестра Московской консерватории; фирма «Ямаха» вручила Николасу Гомес-Навалю, Артемию Якушеву и Александру Кушнареву мундштуки Silver 925.

Жюри традиционно отметило призами и лучших концертмейстеров: у гобоистов лучшей была признана А. Полякова, у валторнистов – Е. Кузнецова. Отдельная благодарность Камерному оркестру МГК и его художественному руководителю и дирижеру Феликсу Коробову за внимательное и дружественное отношение к финалистам конкурса и за идею приза оркестровых симпатий.

Как всегда, был проведен международный конкурс на лучшее сочинение для инструмента соло, исполнявшееся на втором туре. Победителями стали Т. Герасименок, автор пьесы для гобоя, и М. Бабинцев, написавший пьесу для валторны.

Артемий Якушев

Необходимо отметить непростую работу Оргкомитета конкурса – размещение программ на сайте, контакты с членами жюри и оформление их визита в Москву, обеспечение нотным материалом, особенно в той части, которая касалась получения разрешения от правообладателей на его использование. Конкурс проходил на фоне ремонта помещений Московской консерватории, что создавало для организаторов особые сложности. Все это удалось преодолеть, хоть и не без труда. Рекламации на наши решения не поступали.

Оргкомитет со своей стороны выражает благодарность генеральному спонсору конкурса – компании Бритиш Петролиум; официальным партнерам конкурса – фирмам «Лоре-Гордон», «Пюхнер», «Ки Джи», «Рид-энд-стафф», «Ямаха»; официальному представителю фирмы «Гева-мьюзик», «Рой Бенсон», «Оскар Адлер» и «Гебрюдер Меник» – компании «Индиком».

Опыт Седьмого конкурса показал, что строгое соблюдение всех уставных требований «Положения о конкурсе» и «Положения о жюри» позволяет с честью выходить из любых сложных ситуаций. Теперь уже ясно, что наш конкурс доказал свою состоятельность и прочно вошел в программу работы консерватории. Следующий, Восьмой, конкурс по специальностям «кларнет» и «труба» уже объявлен на 1–7 ноября 2016 года.

Профессор В. С. Попов, заместитель председателя Оргкомитета и  художественный руководитель конкурса
Фото Дениса Рылова

Хоровое братство

Авторы :

№ 8 (1328), ноябрь 2015

В Московской консерватории в сентябре прошел II Международный хоровой конгресс «Выдающиеся деятели русского музыкального искусства». Это крупное событие включало в себя музыку в исполнении хоровых коллективов из Армении, России и Украины, а также концерты, посвященные юбилейным датам С. И. Танеева, Г. В. Свиридова и А. В. Свешникова. Хоровой форум, длившийся почти две недели, объединил выдающиеся музыкальные произведения различных эпох в исполнении настоящих профессионалов своего дела.

Открытие конгресса в Большом зале было посвящено 125-летию со дня рождения А. В. Свешникова. С приветственным словом выступил ректор профессор А. С. Соколов, который подчеркнул значение Свешникова в развитии отечественной музыкальной культуры. Весь вечер на сцене Большого зала пел Хор Московской консерватории под управлением профессора С. С. Калинина, в свое время учившегося у профессора Свешникова. В программе была представлена панорама русской хоровой музыки преимущественно духовного содержания.

В первом отделении прозвучали сочинения Кастальского, Чайковского, Данилина, Чеснокова, Голованова, Свиридова, Рахманинова. В исполнении хора они стали подлинной исповедью, содержавшей различные оттенки чувств – смирение, блаженство, трепет, восхищение перед Богом. Коллектив консерватории в очередной раз демонстрировал великолепную работу со словом, интонируя смысл особо проникновенно и выделяя наиболее важное. К примеру, в сочинении Г. Свиридова «Странное Рождество видевшее» слово «аллилуйя» преподносилось как торжественное заклинание с постепенным нарастанием динамики. А в «Свете тихий» Н. Голованова выразительные голоса солистов, имитировавших ангельское пение, сливались воедино с остинатным фоном других голосов. Единственным «отступлением» от христианской тематики стала русская народная песня «Ах ты, степь» в обработке Свешникова. Распевная протяжная мелодия, поначалу звучащая словно ниоткуда, символизировала широту степей и полей, которые так дороги русскому человеку.

Во втором отделении концерта публика услышала хоровые сочинения композиторов XX–XXI века. Запомнилось исполнение части «Да святится имя твое» из литургии Р. Щедрина «Запечатленный ангел», где использованы принципы русского знаменного распева. По хоровым приемам это произведение является настоящей энциклопедией хорового письма, включающей также народную подголосочность, звучный аккордовый склад, краску басов-октавистов, эффект эха и имитацию колокольного звона. В «Песне о криницах» А. Эшпая воспевалась чудо-вода и родники – своего рода чистота нашей земли. Проникновенное исполнение хора не оставило слушателей равнодушными, они долго аплодировали этому яркому лирическому номеру. Кульминацией концерта стало своеобразное приношение Ивану Бунину: в сочинениях А. Вискова и А. Комиссарова были представлены замечательные стихотворения поэта: «Родина», «Рассвет», «В степи», «Дорога» и др. Ценно, что эти многочастные хоровые произведения были исполнены в России впервые. Завершала вечер триада популярных русских народных песен: «Гибель варяга», «Вечерний звон», «Колокольчик» (солист М. Сажин). Известные мотивы и слова звучали удивительно свежо, радуя публику столь полюбившимися фразами.

Хор Московской консерватории во главе со своим художественным руководителем вновь продемонстрировал высококлассный профессионализм и мастерство, умение превращать каждое выступление в яркое концертное событие. Можно утверждать, что дело А. В. Свешникова продолжает жить и развиваться, открывая любителям хорового искусства музыкальные шедевры.

Надежда Травина,
студентка ИТФ
Фото Дениса Рылова

Поющий мир

Авторы :

№ 6 (1326), сентябрь 2015

Август 2015 года для Камерного хора МГК под управлением Александра Соловьёва ознаменовался триумфальной победой на международном конкурсе «Поющий мир», прошедшем одиннадцатый раз в Санкт-Петербурге.

Этот смотр вокальных ансамблей и хоров, с недавнего времени носящий имя Юрия Фалика, одного из выдающихся отечественных композиторов-петербуржцев, пользуется заслуженным авторитетом в профессиональном сообществе, его арт-директор – известный композитор и хормейстер, автор гимна фестиваля «Поющий мир» С. Екимов. В празднике хорового искусства приняли участие коллективы из более чем 30 стран. Представительное жюри, возглавляемое профессором В. В. Успенским, включало музыкантов из Италии, Франции, Латвии и России.

Благодаря контрастно выстроенной программе, исполненной технически безупречно, и огромному желанию победить, Камерный хор стал обладателем четырех первых премий в номинациях «Камерные хоры», «Духовная музыка», «Современная музыка» и «Смешанные хоры», а также специальных призов за «Лучшее исполнение произведения Юрия Фалика» («Смирение» из второй книги канцон, признанного самым сложным в конкурсных программах) и за «Лучшее исполнение музыки Санкт-Петербургских композиторов» (С. Екимов, «Pater Noster»). Порадовали и персональные звания «Лучшая солистка конкурса» и «Лучший солист конкурса», присужденные соответственно М. Челмакиной и Д. Волкову.

Потрясающим успехом стало присуждение нам «Гран-при» в чрезвычайно острой конкуренции с 15 коллективами, из которых выделю Камерный хор из Братиславы под управлением Милена Колены. В борьбе за главный приз, состоявшейся на исторической сцене Петербургской певческой капеллы, наш хор исполнял «Кунгалу» Стефана Лика. Африканская страсть воплотилась в завораживающем пении и… танце хористов, что вызвало немалое удивление, как у жюри, так и у других участников и гостей. Преображение строгого академического хора было разительным, его творческий магнетизм никого не оставил равнодушным.

Наш коллектив подготовил также монографические программы духовной музыки и сочинений композиторов Санкт-Петербурга, прозвучавшие в соборе Успения Пресвятой Богородицы Римско-католической церкви и эстонской церкви Святого Иоанна (Яани кирик). Президент фестиваля профессор Я. Дубравин так определил свои впечатления от услышанного: «Вы способны высекать искры из человеческой души!». А Р. К. Щедрин в приветственном письме А. В. Соловьёву написал: «Поздравляю тебя и хор, всех!.. Выглядит очень внушительно – знай наших!.. Борис Григорьевич бы гордился и радовался!»

Катерина Крылова

Соревнование молодых

Авторы :

№ 5 (1325), май 2015

Г. Еприкян и Д. Бородаев

Одна из важнейших задач Органного фестиваля Московской консерватории – знакомство аудитории с новыми произведениями, благодаря конкурсу молодых композиторов на лучшее сочинение для органа, который поводится совместно с кафедрой композиции. В этот раз, как отметило жюри во главе с проф. В. Г. Агафонниковым, уровень представленных сочинений в сравнении с прошлыми годами значительно вырос.

В номинации «Сочинение для органа соло» внимания заслуживает работа композитора из Нижнего Новгорода, ныне студента Санкт-Петербургской консерватории Ивана Татаринова. Автор продемонстрировал в своей quasi-импровизационной «Фантазии на тему Vater Unser» необычный ракурс одной из самых известных григорианских мелодий «Отче наш». В отличие от привычных хоральных партит в стиле Бёма и Букстехуде или классической немецкой обработки этого напева у Мендельсона Татаринов выбрал неожиданный подход в его осмыслении. Фантазия с самого начала погружает слушателя в мистическую атмосферу французской органной школы рубежа XIX-XX веков, вызывая ассоциации с поздними сочинениями Ш. М. Видора и сочинениями М. Дюпре, а блестящая виртуозная фактура в духе Ж. Алена стремительно увлекает слушателя. Композитор-органист, он прекрасно знает, с какой фактурой способен справиться инструменталист, какое расположение аккордов наилучшим образом воплотит задуманный музыкальный образ. И хотя исполнительская манера Ивана довольно жесткая, его композиторский стиль говорит о нем как о начинающем мастере с богатым потенциалом.

Концерт в Малом зале

В номинации «Сочинение для органа в ансамбле» первую премию поделили «Моление благоверного князя Андрея Боголюбского» Артема Ананьева и «Арабески» для гитары и органа московского композитора и гитариста Дмитрия Бородаева (которому достался также приз зрительских симпатий). В произведении Д. Бородаева переплелись методы письма европейских мастеров (полифоническая техника, токкатная фактура, традиционное формообразование) и интонационный язык арабского мира. Молодой гитарист опирается на мелодико-ритмические основы восточной, главным образом мавританской, музыки. Сочинение очаровывает богатым, многоуровневым звучанием, рисуя фантастические картины, созданные из экзотических образов, маняще-чувственных ощущений и полусказочных представлений о далеких южных странах. В некоей таинственной недосказанности, присущей хорошему музыкальному произведению, можно было бы усмотреть реверанс в сторону истории появления гитары в Европе, одновременно с лютней привезенной в XIII веке на Пиренейский полуостров арабами и в дальнейшем получившей широкое распространение на Западе. Автор убедительно продемонстрировал безграничные возможности гитары, привнеся в академическую музыку множество ярких красок. Успеху этого эксперимента способствовало и нетривиальное сочетание гитары и органа – инструментов, казалось бы, столь далеких и по эстетике, и по звукоизвлечению. «Арабески» прозвучали в исполнении дуэта Д. Бородаева и Г. Еприкяна, за спиной которых опыт выступлений на концертных площадках мира, о чем свидетельствует их зажигательная и вместе с тем уверенная и слаженная манера игры.

К радости исполнителей и слушателей все концерты проходили в Малом зале – наконец у органистов вновь появилась возможность играть на прекрасном двухмануальном инструменте Александра Шуке!

Анна Орлова,
студентка ФФ

Органный марафон

Авторы :

№ 5 (1325), май 2015

Томас Троттер

Первый месяц весны традиционно прошел под знаком органного марафона – в консерватории состоялся XV Московский международный органный фестиваль. Подготовка к грандиозному мероприятию началась задолго до его старта – в преддверии фестиваля прошли еще два значительных состязания: II Международный конкурс молодых дарований «Юный органист» (завершившийся 14 и 19 марта концертами лауреатов) и VI Всероссийский конкурс молодых композиторов на лучшее сочинение для органа (заключительный тур состоялся 21 марта).

Честь открывать фестиваль выпала почетному доктору Бирмингемского университета, органисту церкви Св. Маргариты Вестминстерского аббатства, профессору Королевского Северного музыкального колледжа Томасу Троттеру. Маэстро вынес на суд публики сочинения разных национальных школ, стилей и эпох, поражая широтой музыкантского кругозора и размахом своего творческого диапазона. 10 марта в его исполнении прозвучали Концерт № 2 Генделя для органа, струнных и basso continuo (в транскрипции для органа), вторая трио-соната Баха, третья соната Хиндемита, четвертая соната Мендельсона, Прелюдия и танцевальная фуга Литеза, Фантазия № 1 Сен-Санса, а также произведения молодых авторов – К. Кульковой, Дж. Макмиллана и Э. Уоллена. Благодаря изысканной регистровке и непередаваемому «туше» известные сочинения заблистали в руках мастера неожиданными красками. Профессор показал безукоризненное владение инструментом (казалось, что его технические возможности просто безграничны!), необыкновенную глубину и убедительность трактовок, покорив эмоциональную публику яркостью и живостью своей игры. Столь же интересен был и мастер-класс, проведенный Троттером на следующий день.

С каждым годом можно наблюдать, как повышается уровень юных органистов. И неудивительно, ведь этот инструмент осваивают теперь не только в вузах и училищах, но и в музыкальных школах России. О своих творческих достижениях заявили школьники: М. Милованов, Е. Моисеева, Ф. Скопин, Г. Федотов, Е. Дзахоева, И. Колесова, С. Красная, А. Кундухов, – и учащиеся колледжа: И. Гавриков, Г. Калис, В. Скоморохов и И. Царёв (кл. Г. В. Семёновой). 15 марта с сольным концертом выступила студентка консерватории, лауреат всероссийских и международных конкурсов, обладатель Премии Правительства Москвы М. Черепанова (кл. проф. Н. Н. Гуреевой). Органный вечер украсили певица Е. Афанасьева и флейтист С. Журавель.

Мария Черепанова

Одним из самых запоминающихся событий фестиваля для всех, кто интересуется новейшими достижениями в области академической культуры, стал заключительный тур конкурса молодых композиторов (председатель жюри – проф. В. Г. Агафонников). Финалисты продемонстрировали высочайший профессиональный уровень, индивидуальность почерка и хорошее знание традиций, а исполнители (часто в их роли выступали сами композиторы) – великолепную техническую оснащенность и творческую смелость. Пожалуй, о каждом сочинении можно говорить как о своеобразном явлении в области современной музыки.

Награды же распределились следующим образом. В номинации «орган соло» II премию (I премия присуждена не была) поделили А. Килин (Маленькая полифоническая фантазия, исп. А. Сидоркина) и М. Иглицкий (Прелюдия и фуга, исп. А. Демидова); III премия досталась И. Шашковой-Петерсон (историческая поэма «Севастополь», исп. автор) и И. Татаринову (фантазия на тему «Vater Unser», исп. автор); диплом получила А. Ведякова (сочинение «3D», исп. В. Королевский). В номинации «орган в ансамбле» I премия была отдана Д. Бородаеву («Арабески» для гитары и органа, исп. автор и Г. Еприкян) и А. Ананьеву («Моление Святого Благоверного Великого Князя Андрея Боголюбского» для органа и вокального ансамбля; исп. М. Каталиков и ансамбль «Эйдос» под руководством А. Капланова); II-я премия присуждена не была, а III -ю поделили Д. Славникова («Приношение Рождеству» для двух флейт, саксофона, виолончели и органа; партия органа Е. Королёва) и И. Абрамов («Der Reise» для скрипки и органа; исп. Э. Хечикян и Я. Станишевский); диплом достался Я. Крулю (Интерлюдия и токката для флейты и органа; исп. С. Журавель и М. Черепанова). Приз зрительский симпатий завоевал композитор Д. Бородаев.

В заключительном концерте памяти профессора А. Ф. Гедике (29 марта) приняли участие студенты, ассистенты-стажеры кафедры органа и клавесина, а также солисты филармонии, оперных театров и оркестров: С. Ермасова (скрипка), Д. Короновский (валторна), А. Варенцов (баритон), А. Конева (сопрано). Прозвучали произведения Баха, Генделя, Брунса, Франка, Букстехуде, Мендельсона, Сибелиуса, Д. Писаревского, а также Танеева и Форе в транскрипции Д. Дианова.

По праву вошедший в летопись консерваторской жизни и в хронику жизни столицы фестиваль с каждым годом испытывает не только новый подъем, но и новые трудности. Все они лежат на плечах зав. кафедрой органа и клавесина – проф. Н. Н. Гуреевой, которой каким-то непостижимым образом удается привлекать множество талантливых людей, благодаря чему фестиваль превращается в настоящий музыкальный праздник. Тяготы подготовки мероприятия разделяют с ней коллеги по цеху: органисты (А. А. Паршин, Л. Б. Шишханова, А. С. Семёнов, Д. В. Дианов, А. М. Шмитов, К. С. Волостнов) и композиторы (В. Г. Агафонников, В. Г. Кикта, Л. Б. Бобылёв, С. В. Голубков, Д. В. Дианов). Огромный и самоотверженный вклад в общее дело вносит заведующая органной мастерской Н. В. Малина с подопечными (А. К. Шаталовым и В. Э. Ауловым), благодаря которым инструменты всегда находятся в прекрасной рабочей форме.

С добрыми пожеланиями в адрес всех участников марафона и с надеждой на новые художественные открытия будем ожидать следующий фестиваль – 2016.

Ирина Новосёлова

Шестой международный

Авторы :

№ 9 (1320), декабрь 2014

В партитуре – восемь духовых инструментов и ударные, вот почему конкурс для них длится целых пять лет – по две специальности в год. В нынешнем году начался его второй цикл: на сцену Шестого международного конкурса исполнителей на духовых и ударных инструментах (1–8 ноября 2014), как и пять лет назад, вышли фаготисты и тромбонисты.

Члены жюри конкурса на сцене БЗК

Сегодня мы уже можем говорить об определенных традициях. К конкурсу мы подошли, имея хороший опыт не только в его администрировании, но и в проверенных временем творческих результатах – влиянии на дальнейшее развитие и профессиональную карьеру участников. Все лауреаты прошедших конкурсов успешно работают в профессиональных коллективах в России и за рубежом. На всех шести конкурсах по десяти дисциплинам (девять инструментов и духовой квинтет) не встретили возражений ни система голосования, ни правила приглашения членов жюри, ни отбор призеров. В 2013–2014 гг. оргкомитет подавал заявку на членство нашего конкурса в Женевской ассоциации международных конкурсов. Нам сообщили, что Конкурс Московской консерватории будет принят в ассоциацию, когда в его жюри будет семь членов, а не пять, как это имеет место сейчас. Такое препятствие связано с финансовыми возможностями, и нам обещают помочь.

В жюри Шестого конкурса вошли: по специальности фагот – Владимир Иванов, председатель (Россия), Ёсиюки Ишикава (Япония – США), Роберт Рённес (Норвегия), Милан Туркович (Австрия – Хорватия), Михаил Урман (Россия); по специальности тромбон-тенор – Константин Зенкин, председатель (Россия), Джозеф Алесси (США), Виктор Баташев (Россия), Отмар Гайсвинклер (Австрия), Михаэль Массонг (Дания). В высшей степени удачным оказалось решение Оргкомитета, пригласившего председательствовать в жюри профессоров В. М. Иванова и К. В. Зенкина, знающих многих конкурсантов по учебному процессу.

На конкурс было подано сорок три заявки от тринадцати фаготистов и тридцати тромбонистов. Как показали результаты, такая количественная разница была легко объяснима. Программа фаготистов, по единодушному признанию членов жюри, в первую очередь, иностранцев, была чрезвычайно трудна. Она требовала от исполнителей не только серьезной подготовки, но значительных творческих возможностей – не всякий музыкант способен ее сыграть. Заявленный уровень требований программы фаготистов в определенной степени сыграл роль предварительного отбора
В это же время программа состязаний на тромбоне-теноре была доступна и привлекла большее количество участников. Однако на третьем туре никто не справился с поставленными задачами, одной из которых было расширение репертуара.

Очень порадовали специальные сочинения для инструмента соло, включенные в программу второго тура. Как и прежде, международный композиторский конкурс на лучшее сочинение проходил в июне. Его победителями стали А. Ведякова, представившая пьесу «Plumage Irise» для тромбона-тенора, и А. Бесогонов с пьесой «Над пропастью во ржи» для фагота. Плохо выученные и не понятые исполнителями, эти сочинения не произвели впечатления на слушателей, но в хорошем исполнении музыкантов-победителей публика и члены жюри оценили их высоко. Композиторский конкурс имеет важное практическое значение и для современного духового репертуара, и для самих молодых авторов. Призы за лучшее исполнение специального сочинения получили Данила Савенков (фагот, Россия) и Николаус Синганиа (тромбон, Австрия).

Лауреат 1 премии Анастасия Батракова

Победителями конкурса по специальности фагот стали россияне Анастасия Батракова (I премия), Андрей Шамиданов (II премия), Данила Савенков (III премия) и украинец Богдан Шевченко (диплом). По специальности тромбон-тенор по решению жюри не было присуждено ни одной премии. Удачно выступивший австриец Николаус Синганиа был дисквалифицирован оргкомитетом за нарушение условий конкурса при исполнении программы третьего тура, и это решение было принято единогласно.
Специальный приз в категории «фагот» – инструмент фирмы «Муссман» – по предложению ее представителя был вручен шестнадцатилетней участнице из Ростова-на-Дону Ю. Горбатко как Приз надежды. Специальный приз в категории «тромбон-тенор» – инструмент «Conn 36H» фирмы «Конн Селмер» – был присужден Н. Синганиа. Лучшими концертмейстерами в своих номинациях стали О. Бер (у фаготов), Е. Грашина и М. Орлова (у тромбонов).

Лауреат 2 премии Андрей Шамиданов

Мы благодарим Московскую государственную консерваторию, которая в нынешнее непростое время поддерживает конкурс для исполнителей на духовых инструментах, и наших спонсоров: компанию «BP», производителей музыкальных инструментов – фирму «Муссман» и фирму «Конн Селмер». Не меньшую благодарность мы приносим Камерному оркестру Московской консерватории и его руководителю – Ф. Коробову.

Лауреат 3 премии Данила Савенков

Опыт, наработанный в предыдущие годы, позволил Управлению под руководством К. О. Бондурянской оперативно преодолевать трудности, возникавшие в процессе получения виз, оформления гостиниц, покупки билетов. Отмечаем также эффективную работу сотрудника отдела В. Гаврука. В то же время было немало небрежностей в работе веб-сайта: в английской версии логотип компании «Муссман» был выложен на страницу почти перед самым началом конкурса – лишь после долгого и серьезного давления со стороны оргкомитета (от нас требовали особое разрешение на публикацию картинки логотипа в английской версии, хотя она уже была опубликована в русской), что вызвало негативную реакцию спонсора.

Дипломант конкурса Богдан Шевченко

Принимая поздравления по поводу успеха фаготистов, лидеры которых просматривались уже с первого тура, выражу сожаление по поводу отрицательного результата соревнования между тромбонистами. У нас много достойных исполнителей на тромбоне, и мы их всех знаем. Но они не сочли для себя возможным принять участие в нашем конкурсе. Причины назывались разные – и объективные, и субъективные. Многие ссылались на занятость в оркестре, но это лишь отговорка. Вспомним – все три лауреата-фаготиста работают в престижных московских оркестрах: РНО, АСО МГАФ, театра Станиславского…

Времени расслабляться у нас уже нет: до следующего, Седьмого конкурса по специальностям гобой и валторна, осталось меньше года.

Профессор В. С. Попов,
Художественный руководитель конкурса

Фото Дениса Рылова

Хет-трик Камерного хора

№ 7 (1318), октябрь 2014

«Всемирные хоровые встречи» – один из крупнейших международных конкурсов, организуемый Обществом «Интеркультура». Его также называют хоровой Олимпиадой. В 2014 году уже восьмой по счету музыкальный праздник высочайшего уровня состоялся в Риге – в этом году город эстафетно принял официальный статус культурной столицы Европы. Олимпийский форум, проводимый с 2000 года, в нынешнем году установил рекорд: в нем приняли участие 460 хоров из 73 стран мира, представляющих 5 континентов, в общей сложности 27 тысяч человек. Отстаивать честь Московской консерватории в Ригу отправился Камерный хор во главе с его художественным руководителем Александром Соловьевым. Из многочисленного и разнообразного репертуара были составлены три программы высокой сложности для участия в номинациях: «Смешанные камерные хоры», «Духовная музыка» и «Современная музыка».

На десять дней Рига стала международной хоровой столицей. Коллективы, прибывшие из разных уголков планеты, – Россия и Китай, Индонезия и Филиппины, США и ЮАР, Израиль и Чехия, Нигерия и многие другие – выступали, репетировали, отдыхали буквально повсюду. Латвийская столица погрузилась в атмосферу непрерывного хорового звучания. Пением были охвачены небольшие улочки старого города, на открытых площадках в парках можно было насладиться пением детских хоров.

В первый день пребывания в Риге был проведен парад всех хоров-участников, которые были выстроены по странам. Представляя Россию, мы были наполнены гордостью за свою Родину, давшую миру столько талантов. Большое количество участников обязывало к строгой дисциплине. Например, на акустическую репетицию организаторы отводили   10 минут с учетом выхода и ухода со сцены. И в данный отрезок времени важно было почувствовать акустику и проверить сценическое пространство.

Не часто удается выступать на прославленных сценах, где все  заранее предусмотрено для профессионального исполнения. Но еще реже выпадает случай исполнителю побывать в месте, где внутренняя атмосфера совпадает с внешним великолепием здания, с его историей, акустикой… Выступая в Домском соборе в номинации «Духовная хоровая музыка», мы ощутили невероятное чувство покоя и красоты происходящего… Исполнение партитуры Щедрина «Да святится Имя Твое» поразило жюри, особенно покорили русские басы и звучание на piano.

Программа в категории «Камерные смешанные хоры» включала произведения отечественных и зарубежных композиторов разных эпох. Кульминацией нашего выступления стала сценическая постановка «Либертанго» Астора Пьяццоллы с участием замечательного солиста Михаила Бурлакова.

Последнее выступление было одним из самых сложных. Современные произведения требовали большой концентрации внимания, психической и физической собранности, что не просто для певцов в ранние утренние часы. Но и это не стало преградой – с успехом было исполнено «Каприччио» Кузьмы Бодрова, написанное специально для восьмых «Всемирных хоровых встреч».

Камерный хор Московской консерватории в каждой из представленных номинаций стал обладателем золотой награды! Потрясающий результат – уникальный в своем роде «хет-трик» – свидетельство верного пути коллектива, достойно продолжающего дело своего основателя профессора Б. Г. Тевлина. Победа на хоровой Олимпиаде в Риге еще раз подтвердила универсальность Камерного хора МГК, его готовность идти на новые эксперименты, не забывая классики.

Мария Челмакина,
хормейстер Камерного хора,

Катерина Соколова,
студентка II курса КФ

Имени Бориса Тевлина

Авторы :

№ 4 (1315), апрель 2014

В Москве завершился Первый Международный конкурс хоровых дирижеров имени Бориса Тевлина. Он проводился по инициативе кафедры современного хорового исполнительского искусства Московской консерватории при поддержке Министерства культуры РФ и компании «BP». Приветствуя конкурс, классик отечественной композиторской школы Родион Щедрин отметил: «Выражу надежду, что хоровой конкурс имени Бориса Тевлина поможет выдвижению новых имен хоровых дирижеров. В одаренных квалифицированных деятелях хорового дела наша культура сейчас очень нуждается».

Конкурс, названный в честь крупного музыкального деятеля российской культуры, народного артиста РФ, профессора Б. Г. Тевлина, проводился впервые. Его главная цель – выявить и поддержать одаренных молодых музыкантов, а также поднять престиж профессии хорового дирижера – «одной из наиболее востребованных специальностей в современном исполнительском искусстве», по словам ректора консерватории, профессора А. С. Соколова, открывшего конкурс. И победа в состязании – это лишь первая ступень на пути профессиональ-ного роста, утверждения себя в профессии.

Конкурсы хоровых дирижеров проводятся во многих городах нашей страны и за рубежом, однако именно это мероприятие вызвало огромный интерес со стороны педагогов высших учебных заведений, певцов, хормейстеров, а также любителей хорового пения России. Заявки на участие приходили из Санкт-Петербурга, Москвы, Астрахани, Екатеринбурга, Красноярска, Новосибирска, Ростова-на-Дону, Саратова, Сургута. Международное музыкальное сообщество также не осталось равнодушным к конкурсу: в Москву приехали зарубежные представители из Вьетнама, Китая, Польши, Швеции, Беларуси, Казахстана, Узбекистана, Украины.

В чем секрет успеха прошедшего мероприятия? Прежде всего, – в личности профессора Тевлина, создавшего свою школу хорового дирижирования и не мыслившего себя без Московской консерватории и руководимых им коллективов. Всю свою жизнь без остатка он посвятил служению отечественному хоровому искусству. «Первое, что характеризовало его, – это постоянное самообразование, – вспоминает В. К. Гневышева, вдова Бориса Григорьевича. – Он часто посещал концерты, независимо от жанров, однако обязательно учитывая качество музыкальных сочинений и исполнителей. Особый интерес вызывало творчество современных композиторов. В исполнительской манере у него на первом месте стоял художественный вкус. Этим он определял и традиционность, и современность трактовки сочинения. Он проповедовал неукоснительное выполнение всех указаний автора, как в партитуре, так и при личном общении с композитором. Борис Григорьевич обладал исключительным музыкальным слухом – абсолютным. Его первоначальное образование как скрипача определило качество звука его хоров. Великолепный строй и особенный, как бы инструментальный ансамбль в партиях и в звучании общего хора». Валерия Константиновна присутствовала на всех турах конкурса. На заключительном концерте финалистов она с большой любовью вручала букеты цветов представителям московской хоровой школы.

Приглашение стать председателем жюри конкурса принял давний друг профессора Б. Г. Тевлина, композитор, чье творчество неразрывно связано с жанром хоровой музыки, наш выдающийся современник – Родион Константинович Щедрин. В состав жюри вошли крупнейшие музыканты: Лев Конторович (Россия), Гульмира Куттыбадамова (Казахстан), Витаутас Мишкинис (Литва), Александр Соловьев (Россия), Анжела Моралес (Коста-Рика), Теодора Павлович (Болгария), Цао Тон И (Китай). Как видно, международное жюри представляло разные исполнительские направления и традиции, что повышало уровень требований к профессионализму молодых музыкантов. Их задачей стало убедить всех своей технической подготовкой и исполнительской концепцией.

Первый и второй тур конкурса заключались в умении исполнить на рояле хоровую партитуру, по жребию – «Пять перепевов», № 4 О. Мессиана или Два хора из «Строф “Евгения Онегина”» Р. Щедрина, а также продирижировать партитуру a cappella в сопровождении фортепиано. Победителем в данной номинации стала Людмила Ерюткина (Москва), отмеченная специальным призом оргкомитета «За лучшее исполнение обязательного сочинения Р. Щедрина».

Третий тур – репетиционная работа с хором. Участники конкурса отмечали, что в нелегких испытаниях им очень помогал высокий профессиональный уровень Камерного хора МГК (художественный руководитель Александр Соловьев). Жюри также не оставило без внимания мастерство пианистов-концертмейстеров: дипломами «Лучшему концертмейстеру» были отмечены Т. Ополинская, Т. Наседкина, М. Двоскина и другие.

17 марта в Большом зале консерватории прошла церемония награждения победителей, после которой состоялся концерт с участием лауреатов, дипломантов конкурса и Камерного хора Московской консерватории, в исполнении которых прозвучали сочинения В. Агафонникова, В. Баркаускаса, С. Губайдулиной, Ю. Евграфова, В. Кикты, А. Шнитке, В. Мишкиниса, Р. Щедрина, входившие в третий тур дирижерских испытаний.

Молодые дирижеры поразили членов жюри высоким уровнем подготовки. Профессор Л. З. Конторович (замещавший заболевшего Р. К. Щедрина) рассказал, что между членами жюри возникали горячие споры, так как каждый участник показал свое профессиональное мастерство, и конкуренция между претендентами на награды была чрезвычайно высокой. В итоге Александра Макарова из Санкт-Петербурга стала лауреатом I премии, Глеб Кардасевич (Москва) – II премии, а Мария Челмакина (Москва) и Ванг Чао (Китай) разделили III премию. Дипломы конкурса получили Юстина Хелминска (Польша), Ольга Власова, Ксения Кулакова и Станислав Майский (Москва).

За время проведения состязаний участники смогли посетить мастер-класс Витаутаса Мишкиниса (Литва), побывать на концертах в залах Московской консерватории, а также познакомиться с коллегами. «Мы все занимаемся одним делом, это знакомство самое ценное, что могут дать конкурсы», – заметила победительница А. Макарова.

До глубины души тронула слушателей Мария Челмакина, хормейстер Камерного хора, исполнявшая хор Щедрина «Да святится имя Твое». В день заключительного концерта название сочинения обрело глубинный смысл, став своего рода символом, особенно когда перед началом выступления она возложила огромный букет красных роз к портрету Бориса Григорьевича Тевлина – человека, осветившего путь многим музыкантам!

Н. В. Кошкарева,
кандидат искусствоведения
Фотографии Дениса Рылова

Дуэт как единство

Авторы :

№ 3 (1314), март 2014

Интервью с председателем II Международного конкурса вокально-фортепианных дуэтов «PIANOVOCE» профессором А. З. Бондурянским

Александр Зиновьевич, как возникла идея проведения конкурса вокально-фортепианных дуэтов?

– Идея создания такого конкурса принадлежит профессорам кафедры концертмейстерского мастерства. Прежде всего, следует назвать Г. Н. Брыкину и И. В. Осипову, которая заведует кафедрой. Возникла идея больше двух лет назад и была поддержана деканом вокального факультета П. И. Скусниченко, а затем получила поддержку ректора А. С. Соколова. Далее к этому подключилось Управление специальных творческих программ, возглавляемое К. О. Бондурянской, которое отвечает за проведение всех конкурсов Московской консерватории.

Сначала мы решили сделать конкурс открытым консерваторским. Таким он был зимой 2012 года. Основными участниками были студенты и аспиранты Московской консерватории, но уже тогда в конкурсе приняли участие ансамбли из других московских вузов. Он имел большой успех и получил широкий резонанс как в музыкантских кругах, так и у публики. И, как говорится, слух об этом конкурсе «пошел по всей Руси великой» и даже за ее пределами: мы стали получать сигналы о том, что люди в разных странах интересуются, будет ли его повторение. Вполне естественно, созрела мысль о придании ему статуса международного.

– Есть ли у этого конкурса какие-то свои особенности?

Сам по себе конкурс «Pianovoce» – необычный. Он отличается как от чисто вокальных конкурсов, где концертмейстеру отводится не самая первостепенная роль, так и от тех фортепианных конкурсов, в программу которых вкрапливаются вокальные сочинения, и жюри не очень обращает внимание на певцов, становящихся как бы иллюстраторами. Здесь же была идея доказать всем, и прежде всего самим себе, что выступление такого ансамбля, где соединены певец и пианист, призвано в первую очередь продемонстрировать ансамблевые навыки участников. И лучшего результата такое творческое сотрудничество может добиться, если представляет собой единое органичное целое.

– Каков был профессиональный уровень участников этого года, изменился ли он по сравнению с прошлым конкурсом?

На каждом конкурсе есть свои победители и свои неудачники. Мы провели серьезный отбор. Первый тур проходил по видеозаписи, в результате чего к очному второму туру были допущены 22 ансамбля. У каждого ансамбля были свои безусловные достижения, художественные победы, у одних – более весомые, у других – менее. Я могу только свидетельствовать, что нынешний конкурс был очень сильный по составу и художественному уровню. Именно в этом году была достигнута изначальная цель – демонстрация навыков ансамблевого искусства.

– В нынешнем конкурсе «Pianovoce» Вы были председателем жюри. Что Вы можете сказать об этом?

Честно говоря, когда мне предложили возглавить жюри, я был горд этой честью, понимал, что буду находиться среди настоящих мэтров вокального и концертмейстерского искусства. В жюри вошли И. Осипова, Г. Брыкина, П. Скусниченко и зарубежные коллеги  Райнер Армбруст (Германия), Зигрида Кригере (Латвия), Эрве Олеон (Франция). Пригодился и собственный опыт выступлений с такими замечательными певцами, как Г. Писаренко, Е. Образцова, Ю. Кауфман, Н. Красная, Е. Нестеренко, А. Мартынов, С. Яковенко и др. Работать в жюри было очень приятно и очень интересно.

– Что, на Ваш взгляд, интересней – исполнять или судить?

И то, и другое, безусловно, интересно, но, наверное, судить все-таки тяжелее. Судить сидя в зале – проще: публика не задумывается над обоснованием своего «нравится – не нравится», если совсем не нравится – можно выйти из зала! А здесь свое мнение ты должен уметь обосновать, сделать так, чтобы твое «не нравится» не нанесло непоправимую психологическую травму молодому артисту. Это очень трудно. Каждый раз ловишь себя на мысли, что приходится решать сложные задачи: не навредить – не захвалить и не переругать, угадать потенциал артиста, его возможности в будущем. Очень важно сохранить для молодого человека шанс на самореализацию даже в случае временной неудачи. Как и уметь поощрить любую, даже самую малую удачу. Наверное, во всем этом есть и музыкантская совесть, и музыкантский опыт.

– Проходят ли конкурсы вокально-фортепианных дуэтов еще где-нибудь?

Да, такие конкурсы есть. Их очень немного – по-моему, во Франции и Голландии. Поэтому проведение конкурса у нас представляется очень важным. Главное – мы делаем акцент на русском репертуаре.

– А есть различие между разными исполнительскими школами Европы и России?

Я не люблю, когда говорят, что иностранцы не умеют петь и играть русскую музыку. Они демонстрируют какой-то иной взгляд. Это может быть интересно, потому что однозначность – не всегда признак верного художественного решения. Так было в случае с польским ансамблем (Лукаш Хайдученя Кристина Рачиньска, II премия): их прочтение цикла Мусорского «Песни и пляски смерти» было настолько ярким и убедительным, что они стали любимцами публики.

Лукаш Хайдученя и Кристина Рачиньска (II премия)

Но слушатели, конечно, восхищалась искусством и других победителей. Особенно восторженно были встречены «Песни об умерших детях» Г. Малера и ария Принцессы де Буйон Ф. Чилеа в исполнении дуэта Анна Викторова Педро Перейра (I премия и специальный приз Дмитрия Хворостовского); песни А. Берга и романсы С. Рахманинова в интерпретации Елены Гусевой с Виталием Гавруком (II премия наряду с польским ансамблем); песни Р. Шумана в прочтении дуэтом Себастьян Подбрегар Анна Пристромска, ария Цербинетты Р. Штрауса, исполненная Людмилой Хайруллаевой с Андреа Мерло (оба дуэта – лауреаты III премии).

Анна Викторова и Педро Перейра (I премия и специальный приз Дмитрия Хворостовского)

– Был ли слушательский интерес к прошедшему конкурсу?

Не могу не выразить своего восторга перед нашей публикой, которая и в будни, и в праздники, несмотря на не самую лучшую погоду, находила в себе силы в 10 утра заполнять Рахманиновский зал и проводить вместе с нами все время конкурса! А на заключительном концерте слушатели встречали каждый ансамбль очень восторженно. Было приятно, что все заслужили свои овации.

Елена Гусева и Виталий Гаврук (II премия)

– Их успех будет иметь продолжение?

Именно на этом конкурсе мы получили массу заявок от различных филармоний России с предложением провести концерты лауреатов, дипломантов, финалистов – такого, пожалуй, я не припомню. Это говорит, во-первых, об интересе к камерному пению и к такому своеобразному ансамблю как певец – пианист. Во-вторых, радует, что молодые артисты получают возможность самореализации – в какой-то момент основным и превалирующим становится не стремление как можно больше заработать, а именно желание выразить себя на публике, донести и реализовать свои задумки, почувствовать себя востребованным. Вот это, пожалуй, самое главное и заслуживает действительно очень большого внимания и поощрения.

– Какие напутствия Вы хотели бы дать участникам следующего конкурса «Pianovoce»?

Создавать ансамбли заранее. Обладать обширным репертуаром, из которого можно взять наиболее удачное. Приобретать необходимый концертный опыт. То есть надо очень и очень много работать!

Беседовала Мария Зачиняева,
студентка ИТФ

Фотографии Дениса Рылова

Подводя пятилетние итоги

Авторы :

№ 9 (1311), декабрь 2013

Владимир Терехов (Россия, I премия) и Ростислав Шараевский (Россия, II премия), лауреаты в номинации «Ударные инструменты»

Московская консерватория в 2009 году впервые в России учредила конкурс для духовой половины симфонического оркестра – не фрагментарно, не выборочно, но для всех инструментов без исключения. Такой конкурс-цикл, в течение пятилетия охватывающий все духовые специальности симфонической партитуры и ударных. С 1 по 7 ноября прошел уже Пятый международный конкурс – завершающая фаза первого цикла. В этот раз соревновались исполнители на ударных инструментах и духовой квинтет с валторной.

Молодые исполнители на духовых инструментах действительно нуждались в серьезном российском конкурсе, построенном в соответствии с требованиями Женевской федерации международных конкурсов. Его задача состояла в том, чтобы привлечь внимание музыкальной общественности к диспропорции специальностей в подготовке исполнителей на духовых инструментах и, как следствие этого, к дефициту исполнителей на некоторых духовых инструментах в российских оркестрах. Заметим, что с первых дней основания двух российских консерваторий не хватало студентов в классах гобоя, фагота, валторны и тубы – для привлечения учащихся учреждались специальные стипендии. За сто пятьдесят лет мало что изменилось, дефицит по-прежнему существует, и если в Москве он ощущается не столь остро, то в провинции принял размеры угрожающие.

Попытки укомплектовать духовые кафедры пропорциональным составом партитуры пока безуспешны. Причины объективны: во-первых, указанные специальности не считаются престижными, во-вторых, инструменты технически сложны, требуют ухода, в-третьих, их трудно освоить и, в-четвертых, деревянные инструменты дороги (например, фаготы хорошего качества стоят 25–35 тысяч евро – цена большого салонного рояля фирмы «Ямаха»!). Международный конкурс призван поднять привлекательность дефицитных специальностей.

Ансамбль «Conoro quintet», лауреат I премии в номинации «Духовой квинтет»

Другая важная проблема в обучении оркестровых исполнителей – игра в ансамбле. Вот почему совершенно особое значение приобретает воспитание музыкантов в квинтете деревянных духовых с валторной – в таком мини-оркестре, где ярко отражаются все различия между этими инструментами (в динамике, в атаке, в артикуляции…). Жанр духового квинтета с валторной во многих учебных заведениях нашей страны крайне непопулярен по той же причине диспропорции, когда на одного валторниста или фаготиста приходится десять кларнетистов и двенадцать флейтистов. В результате квинтет подменяется ансамблем из двенадцати флейт (или десяти кларнетов), участники которого после окончания консерватории останутся без работы. Или ансамблем духового инструмента с фортепиано, которому в оркестре нет применения. Сказывается и стремление молодых исполнителей к индивидуальной карьере солирующего музыканта, однако студенты (и их родители!) забывают, что на сольной эстраде мест мало, всем не хватит, что духовые в ХХI веке – это инструменты оркестровые.

Так сложилась структура пятилетнего цикла: в течение четырех лет соревнуются два инструмента в год – один деревянный и один медный, причем, например, малочисленная группа фаготистов соединена с многочисленными тромбонистами, а редкие исполнители на тубе выступают в одной фазе с многочисленными флейтистами. Каждая специальность должна быть услышанной, коль скоро ее используют в симфонической партитуре! Пятый год отдан исполнителям на ударных инструментах и духовому квинтету с валторной.

Важное условие конкурса – первая премия не делится. Председателем жюри в каждой номинации должен быть представитель третьей специальности: дирижер, композитор, искусствовед, один из ведущих струнников. Более половины членов жюри представлено зарубежными музыкантами, авторитетными в данной области. Эти условия строго выполнялись и дали возможность объективного судейства. Среди лауреатов по всем десяти специальностям кроме россиян были представители Польши, США, Южной Кореи, Германии, Франции. Однако, к сожалению, были мало представлены города России.

Награждение победителей

В целом, Пятый конкурс, как и предыдущие четыре, прошел успешно, его участники показали хорошую профессиональную подготовку. В соревновании ударных победили двое россиян: В. Терехов (I премия) и Р. Шараевский (II премия); третьей премией награжден Юнби Джионг из Южной Кореи. Лауреатами конкурса квинтетов стали три российских ансамбля: «Conoro quintet» (С. Журавель, Ф. Егоров, И. Ярцев, А. Батракова, Д. Володичев) – I премия; «Sui Generis» (О. Селезнев, А. Задворьева, Ю. Таштaмиров, Д. Савенков, Ф. Бесядовский) – вторая; «Impressione» (О. Змановская, Э. Мирославский, Д. Лиманцев, И. Чуваков, А. Афанасьев) – третья.

Состоялось и соревнование композиторов, которым сопровождается каждый конкурс: на втором туре участники исполняют специально написанное обязательное сочинение, отобранное комиссией, в которую входят композиторы и один исполнитель по данной специальности. За 60 дней до начала конкурса оргкомитет официально вскрывает зашифрованные конверты с именами авторов, выкладывает сочинения на сайт, называет победителей. В нынешнем году ими стали молодые композиторы Франсиско дель Пино (Аргентина) и Владимир Обухов (Россия).

Как и прежде, к сожалению, конкурс никак не освещался в прессе, которая провозглашает своим принципом обсуждение злободневных проблем исполнительства. Жаль, что журналисты-критики, даже имеющие прямое отношение к Московской консерватории, не видят этих проблем (дескать, «в оркестре Плетнева вся партитура заполнена»); другие за публикацию информации о конкурсе требуют оплату.

Спонсорами конкурса в разное время являлись английская топливная компания «BP», производители музыкальных инструментов «Ямаха», «Пюхнер», «Лоре». Но основную тяжесть в организации и проведении конкурса взяла на себя Московская консерватория, предоставившая, помимо залов, финансирование из собственных средств. Большую организационную работу провел Концертный отдел МГК.

Каждый год члены двух жюри выступают со своими личными призами. На конкурсе 2013 года польский музыкант Станислав Скочиньский пригласил всех участников третьего тура на гастроли в Польшу за счет принимающей стороны, а Нейбоша Живкович и Ли Бяо вручили денежные призы для покупки ударных инструментов.

Следующий, Шестой конкурс по специальностям фагот и тромбон уже объявлен на ноябрь 2014 года.

Профессор В. С. Попов,
зав. кафедрой деревянных духовых и ударных инструментов,
художественный руководитель Конкурса

Панорама камерной музыки

Авторы :

№ 7 (1309), октябрь 2013

С 23 по 29 сентября в Московской консерватории прошел Второй международный конкурс камерных ансамблей и струнных квартетов имени Н. Г. Рубинштейна.

В этот раз «международность» конкурса была условна, ведь абсолютное большинство ансамблей (восемь!) – это нынешние студенты и аспиранты нашего родного вуза, два трио из Питера, один квартет из Гнесинки и единственный русско-болгарский фортепианный дуэт. А вот жюри подобралось интернациональное: Тигран Алиханов, Александр Бондурянский, Елена Семишина и Андрей Шишлов (Россия); Жания Аубакирова (Казахстан); Борис Берман (Израиль – США); Пеэп Лассманн (Эстония); Богумил Новицки (Польша); Хунг-Юн Чанг (Корея).

Двенадцать музыкальных коллективов (квинтет, три квартета, четыре трио и четыре дуэта) состязались за звание лучшего на протяжении двух конкурсных дней. Практически сразу безоговорочным лидером стал единственный фортепианный квинтет (Наталья Игумнова, Таир Хисамбеев, Анна Кандаурова, Михаил Ковальков, Игорь Нечаев): эти ребята сразили наповал и жюри, и слушателей не только своим высоким профессионализмом, но и великолепными ансамблевыми навыками.

Россыпь дуэтов и трио, калейдоскопически сменявших друг друга на сцене, была наиболее пестрой с точки зрения предложенных интерпретаций. Два фортепианных дуэта (наши Ада Горбунова и Виталий Гаврук, а также русские болгары Алина и Николай Шаламовы) в третьем туре выступили с одинаковой программой («Симфонический танцы» Рахманинова). Исполнения «Симфонических танцев» у этих дуэтов были диаметрально противоположными: дуумвират Горбунова – Гаврук выдал крупномасштабное симфоническое полотно, а чета Шаламовых – исконно русское и прочувствованное всей душой творение. Жюри предпочло масштабность и всеохватность филигранности и теплоте музыкального высказывания.

Редкий конкурс обходится без недоумений, Второй конкурс имени Н. Г. Рубинштейна – не исключение. Два питерских трио (струнное и фортепианное) не смогли вырваться в финал по непонятным публике причинам. Были очевидны и исполнительская харизма, и прекрасный звук, и интересные интерпретации, но… увы!

По поводу конкурса своими размышлениями поделились и некоторые члены жюри.

Жания Аубакирова:

Именно в камерной музыке поиск истины наиболее результативен для всех участников ансамбля. Меня поразила панорама представленных произведений – была и классика, и современная музыка, которая никого не оставила равнодушным. Практически все участники конкурса показали высокий уровень профессионализма.

Но меня огорчило отсутствие в финале питерских ансамблей, которые не просто должны были участвовать в заключительном туре, но занимать лидирующие позиции. Эти исполнители вызвали противоречивые мнения в команде жюри. Все мы по-разному слышим, и каждый судья имеет свое видение того или иного произведения, поэтому такие ситуации возникают практически на каждом конкурсе. Ни в коем случае здесь нельзя говорить об ангажированности или чьей-либо заинтересованности, просто такова реальность.

Неизгладимое впечатление на меня произвели фортепианный квинтет и не попавшее в финал женское трио из Санкт-Петербурга (Мария Чернышева, Елизавета Гольденберг, Дарья Костина). Именно этим ансамблям были присущи качества, которые я особенно ценю в исполнителях, – магнетизм и умение заинтересовать публику.

Борис Берман:

Я был впечатлен самим фактом проведения конкурса камерных ансамблей, высоким уровнем организации, а также интересом многих талантливых исполнителей к этой сфере музыки. Камерное музицирование, на мой взгляд, – один из самых благородных видов игры, когда вы вовлечены в постоянный диалог со своими коллегами: нельзя самовыражаться, не учитывая творческие импульсы своих партнеров.

Безусловно, мы услышали многих прекрасных солистов, которые по отдельности замечательно играют, но в некоторых ансамблях не было ощущения групповой импровизации. В этом случае жюри предпочло коллективы, участники которых могут буквально дышать и чувствовать музыку вместе. Финал конкурса и заключительный концерт лишний раз подтвердили правильное решение жюри – выступали именно ансамблисты, а не хорошие солисты, решившие показать, «кто во что горазд».

Не скрываю, на конкурсе были неожиданности: оба питерских трио не попали в финал. Как говорится, мы живем в демократическом обществе, а демократия – это когда не все выходит так, как хочется лично тебе. Большинство членов жюри предпочло именно такой расклад.

Александр Шляхов,
студент ИТФ
Фото Дениса Рылова

Продолжая органную традицию

Авторы :

№ 7 (1309), октябрь 2013

Мария Черепанова, I премия

Осень – время традиционно богатое на органные конкурсы по всему миру. Московская консерватория в этом году не сделала исключение и провела в сентябре III Международный конкурс органистов имени А. Ф. Гедике.

Главная идея конкурса, принадлежащая заведующей кафедрой органа и клавесина Московской консерватории Н. Н. Гуреевой, – пропаганда отечественной органной музыки, ее продвижение в России и за рубежом, и она уже начинает себя оправдывать. Отечественные и иностранные исполнители все чаще обращаются к органному творчеству русских композиторов XIX и XX вв. – звучит музыка Глазунова, Гедике, Танеева. На конкурсе в этот раз русскую органную музыку представляли Прелюдия и фуга Г. Катуара (глубокое и необычайно красивое произведение незаслуженно забытого композитора) и Концерт для органа и струнного оркестра А. Ф. Гедике (до нынешнего конкурса исполненный всего несколько раз).

Одна из главных интриг состязания – обязательное произведение современного автора, нигде до этого не звучавшее (публикуется на сайте всего за две недели до начала прослушиваний). Этим произведением стала «Хоральная фантазия в старинном духе» А. Лебедева, окончившего Московскую консерваторию по классу композиции у Т. Н. Хренникова. По словам члена жюри доцента Д. Дианова, в этой замечательной пьесе органично соединились две стилистики – необарокко и романтическая русская линия, идущая от Рахманинова. И юные органисты интерпретировали фантазию совершенно по-разному, раскрывая в ней то одну, то другую грани, однако специальный приз «За лучшее исполнение обязательного сочинения» завоевал музыкант из Польши Томаш Сочек.

Очень важно, что конкурс дает молодым талантливым музыкантам путевку в жизнь. В этом году организаторы мероприятия предоставили победителю прекрасные возможности — концерты в Московской консерватории, Академической капелле им. Глинки (Санкт-Петербург), Омской филармонии, Пермской филармонии и Таврическом дворце (Санкт-Петербург).

Лауреаты конкурса

Лауреатом первой премии стала самая юная (19 лет), но уже титулованная участница Мария Черепанова. Несмотря на упорную борьбу (а в финале оказались четыре очень сильных органиста), Мария почти на 2 балла обогнала конкурентов. По словам председателя конкурса Н. Н. Гуреевой, Мария Черепанова очень перспективная органистка, с прекрасной мануальной техникой, блестяще сыгравшая сложную и разноплановую программу. Вторая премия была поделена между россиянкой Анной Орловой, показавшей себя сформировавшимся художником в интерпретации барочной музыки, и поляком Томашем Сочеком, имеющим свой неповторимый стиль игры. Третья премия досталась опытному музыканту из Японии Риоко Мори.

Стоит заметить, что в этом году конкурс состоялся во многом не благодаря, а вопреки обстоятельствам. Во-первых, все три тура вынужденно проходили на одном органе Малого зала (орган Большого зала на реставрации, а денег на аренду другого концертного зала у консерватории не было). Во-вторых, в состязании участвовало всего 9 человек (в предыдущие годы их количество было в разы больше). Во многом это объясняется тем, что решение о проведении конкурса было принято в самый последний момент (также из-за финансовых проблем) и информация о нем появилась слишком поздно. Однако организаторам удалось сохранить его общий высокий уровень. Благодаря сложной и обширной программе в Москву приехали прекрасно подготовленные, играющие иностранцы, чего не было ранее.

Заключительный концерт

В рамках всего конкурса 12 сентября прошла пресс-конференция «Александр Федорович Гедике. Истоки и современность». На ней с интересными докладами выступили доцент А. Е. Максимова, заведующая органной мастерской, преподаватель МГК Н. В. Малина, солистка Московской филармонии, преподаватель класса органа ДМШ им. А. Ф. Гедике и Й. Гайдна А. Н. Сидельникова. На особенностях нынешнего конкурса остановилась его художественный руководитель профессор Н. Н. Гуреева. Тепло и неформально о том, как Гедике преподавал камерный ансамбль, рассказал заведующий кафедрой камерного ансамбля профессор Т. А. Алиханов.

Настоящим подарком и молодым органистам, и слушателям стало участие в III туре и в заключительном концерте лауреатов струнного оркестра ЦМШ под управлением В. А. Валеева, исполнившего Концерт для органа и струнного оркестра А. Ф. Гедике.

Конкурс в Москве настолько ожидаем любителями органной музыки, что слушатели сидели в зале с первого до последнего дня. Причем из-за ошибки в средствах массовой информации (мероприятия проходили с 9 по 14 сентября), самые преданные болельщики пришли в Малый зал уже в первый день репетиций (7 сентября) и сопереживали конкурсантам во время их первых выходов к инструменту! В день заключительного концерта в зале был аншлаг, а значит, можно надеяться, что организаторам удастся и в дальнейшем продолжить замечательную традицию, связанную с именем А. Ф. Гедике и русской органной музыкой.

Олеся Кравченко
Фото Анны Карпенко