Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

«Весь этот джаз»

Авторы :

№ 4 (1226), май 2004

…так называлось представление солистов кабарэ-шоу Бостонского музыкального театра (США), который  выступил в Рахманиновском зале Московской консерватории. Его основателем и художественным руководителем с 1976 года  является Шарлотта Кауфман, профессор Новоанглийской консерватории в Бостоне, клавесинистка, музыковед, специалист в области американского музыкального театра.

Первый раздел  («Корни») был посвящен традиции шоу, восходящей к середине ХIХ века – менестрельному театру и его главному представителю Стивену Фостеру. Его песня «Скачки в Кейптауне» настолько популярна в Америке, что ее часто считают народной. Также прозвучали рег-таймы С. Джаплина, патриотические гимны Ч. Айвза, знакомящие с традицией популярных песен второй половины  ХIХ века. Как важные явления  ХХ века Ш. Кауфман представила  песни Дж. Гершвина из «Порги и Бесс», У. Болкома и А. Копленда.

Во втором разделе программы исполнялись блюзы легендарного У. Хенди и Х. Арлена, инструментальные сюиты попурри – «Medley» Ф. Уоллера (1904–1943) и Д. Эллингтона. «Ритмы Бродвея» были представлены произведениями Д. Гершвина, К. Портера и Д. Эллингтона.  Раздел  «Стандарты джаза» показал такие направления, как суинг, Бибоп и hot jazz. Каждый номер  предварялся  кратким экскурсом в историю жанра.

Исполнители шоу – Мара Бонде (сопрано),  Дэвид  Рипли (бас-баритон, руководитель оперной студии в университете Нью-Хэмпшир), Дэн Лошен (фортепиано),  Рич Эпплмэн – контрабасист, зав. Кафедрой контрабаса в музыкальном колледже Беркли в Бостоне), Бертрам Леманн (ударные).  Необычайная обаятельность, чистота интонации и  выразительность фразировки характерны для молодой певицы  М. Бонде. Д. Рипли продемонстрировал блестящие артистические и вокальные способности, умение  передать образ каждой сцены. Оба солиста показали пластичность движений, богатую мимику и покорили наших слушателей. Сюрпризом для публики стало появление на сцене посла США  господина  А. Вершбоу, сыгравшего на ударных.

М. Бонде и Д. Рипли провели мастер-классы для молодых певцов Оперной студии консерватории. В мастер-классе, подготовленном проф. В. Ф. Ждановом и проф. А. А. Петуховым, выступили Н. Осадчая, Л. Макарская, А. Вершинин, Э. Фейгинова и корейский певец Че Ен Джун. Они исполнили арии и дуэты из мюзиклов Д. Гершвина, Ф. Лоу, Б. Кэмферта, Д. Макхью, Э. Пресли и др. (концертмейстер А. Осипян). Главное внимание американские певцы сосредоточили над созданием яркого сценического образа и особенно пластики движения. Особый интерес вызвал мастер-класс по джазовой импровизации для классического трио состава – фортепиано, контрабас и ударные. Каждый из трех солистов  (Бертрам Леманн, Дэн Лошен и Рич Эпплмэн) рассказал об искусстве импровизации и студенты включились в исполнение вместе с американцами.

Руководитель театра Шарлотта Кауфман прочитала лекцию «Кабаре как зеркало жизни и общества». Она представила историческую панораму кабаре, начиная с представлений  20-х годов в Германии, Франции и затем в США. Свой рассказ Ш. Кауфман сопровождала  показом слайдов и прослушиванием музыкальных фрагментов. Ей  любезно ассистировала жена посла США госпожа Л. Вершбоу. Были прослушаны песни Шенберга, Сати, Берлина, Бернстайна, Сондхайма. Профессор С. Федер, автором двух монографий о Ч. Айвзе, прочитал лекцию «Айвз и его Америка», в которой наряду с освещением мало известных фактов творческой биографии был представлен анализ вокальных сочинений композитора и его незаконченной  «Вселенской симфонии».

Куратор программы,
профессор С. Ю. Сигида

«Всё должен сочинять ты сам!»

Авторы :

№ 3 (1225), апрель 2004

Мастер-класс Ростроповича… Еле пробралась сквозь толпу на улице к главному входу в Малый зал – «чужих» уже не пускают… Места давно заполнены…  Коллеги-студенты стоят плотными рядами. Мало того, что ничего не видно за широкими спинами виолончелей и их обладателей, да еще и слышно плоховато – маэстро поначалу решил обойтись без микрофона. Но, стоя на стуле перед раскрытыми дверьми, можно было уловить обрывки слов и фраз…

Комментировал Мстислав Ростропович очень интересно и занимательно. После исполнения Сонаты для виолончели и фортепиано Бриттена, маэстро пространно и увлекательно рассказывал о взаимной любви Бриттена и Шостаковича. Затем плавно перешел на собственную историю, вспомнив сыгранный им в шестидесятые годы первый концерт Шостаковича, радушно принятый автором. Самыми яркими и запоминающимися стали разнообразные комментарии мастера к только что отзвучавшим сочинениям: Вот какое напутствие дал мастер исполнителям и всем присутствующим в тот день: «…любое произведение должно быть исполнено так, как бы вы сочинили его сейчас, сами, каждый раз по-новому и заново. Всё должен сочинять ты сам. Многие, когда играют, делают копии сочинения. Именно копии – не оригинал! А копия – это что такое? Если написано forte, значит так и играют forte, написано crescendo, так и играют crescendo… Почему картины Ван Гога сейчас стоят 65 млн. долларов? А ведь можно сделать копию: каждый мазок той же толщины, что делал автор, и она будет стоить 500 долларов. Почему? – Это всего лишь копия, всего лишь КОПИЯ! А в подлиннике этот единственный мазок создавался по желанию гениального художника. Он хотел это сделать! То, что играют на концертах, чаще всего лишь копия. Но мы должны играть произведение, как бы заново его творя …»

Ольга Подкопаева,
студентка
IV курса

Можно ли научить импровизировать?

Авторы :

№ 3 (1225), апрель 2004

Под таким девизом в Москве в апреле прошли интерактивные лекции Матти Ковлера – композитора из Израиля. Специально по приглашению Кафедры композиции в лице А. А. Коблякова в Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского им были проведены две встречи, в которых участвовали музыканты самых разных специальностей – композиторы, теоретики, пианисты, скрипачи, вокалисты. Основная идея лекций – импровизация, как свободный творческий акт, лишенный каких-либо жестких установок и правил. Это в корне отличается от джазовой импровизации, где музыкант следует уже заранее выстроенной схеме. Участникам в увлекательной форме были предложены самые разнообразные виды свободного музицирования, начиная от хорового ансамбля и заканчивая инструментальными дуэтами и трио. При этом предоставлялась абсолютная свобода стиля и формы, без ограничений во времени. Каждое выступление сопровождалось рекомендациями М. Ковлера, направленных на внутреннее раскрепощение участников.

Интересно, что форма импровизации практически у всех скалывалась по типу «волны», то есть постепенного подхода к кульминационной зоне и следующим за ней спадом. Следует полагать, что в этом и кроется некий общий модус, заложенный природой в подсознании человека, проявляя себя во многих его действиях, в том числе и в его творчестве.

Именно в такого рода музицировании лучше всего видно взаимодействие рационального и иррационального, то есть то, что составляет основу любого художественного произведения. Превалирование одного из этих начал неизбежно отражается на форме сочинения, делая ее либо «рыхлой», либо слишком «структурированной», нанося тем самым ущерб творческому замыслу. Таким образом, в ходе лекций, проведенных Матти Ковлером, помимо полученного мощного творческого заряда, внутреннего раскрепощения, удалось выявить важные закономерности, связанные с ощущением музыкального времени и пространства, то, над чем задумываются многие ученые и философы.

Несомненно, для достижения максимальных результатов в овладении импровизацией и ее исследования двух встреч не достаточно. (Хотя Матти удалось добиться очень многого за столь ограниченное время). Это должен быть курс, рассчитанный на целую серию подобных занятий.

Хочется верить, что появление Матти Ковлера в стенах Московской консерватории станет доброй традицией. Благодаря таким мастер-классам, может быть, удастся приоткрыть завесу тайны человеческого творчества.

Кузьма Бодров,
композитор
IV курса

Шесть дней из жизни факультета

№ 1 (1223), январь — февраль 2004

Жизнь композиторского факультета наполнена событиями. Мы предложили студентам факультета описать несколько запомнившихся эпизодов двух месяцев прошедшей осени 2003 года. Итак…

30 сентября. Малый зал

Концерт, посвященный творчеству ныне здравствующих композиторов кафедры и безвременно ушедших Е. Голубева и А. Пирумова, отличался разнообразием жанров, но отнюдь не напоминал стилистический калейдоскоп и слушался на одном дыхании. Философско-возвышенную сонату № 10 для фортепиано Е. Голубева виртуозно исполнила Н. Баркалая.

Очаровательную сюиту Е. Ботярова, где ярко ожили «Утренние прогулки», «Танец с балалайкой» и «Рассказ деда», выразительно сыграла Е. Яцюк. А. Ариян представил на суд слушателей неистовый Каприс в темпераментном исполнении скрипача Г. Казазяна. Соната для трубы и фортепиано В. Агафонникова (в исполнении В. Лаврика и П. Беляниной) с самого начала поразила энергией и мощью. Т. Чудова показала Концертную токкату, которую очень ярко сыграл композитор и пианист А. Ананьев. С первых же аккордов и до финала это сочинение держало зал в напряжении. Приятным сюрпризом стало исполнение композитором (и кларнетистом!) В. Масловым оригинального произведения Л. Бобылева «Ритурнели» для кларнета и камерного ансамбля. Достойно завершил концерт фортепианный цикл А. Пирумова в безупречном исполнении Н. Шимкунас.

Ольга Смоленская, студентка III курса

(далее…)

Ответный визит

Авторы :

№ 1 (1223), январь — февраль 2004

В середине декабря ушедшего года в рамках культурного обмена состоялась интересная творческая поездка группы педагогов и студентов Московской консерватории в Италию. С нашей стороны это был ответный визит. Ранее, в феврале 2003 года итальянские педагоги и студенты приезжали к нам.

Нас принимала консерватория имени Умберто Джордано города Фоджиа (провинции Фоджиа, земли Пулия на юго-востоке Италии), с которой у Московской консерватории установились тесные дружеские и художественные связи. Главной идеей подобных встреч, на мой взгляд, должно быть совместное творчество сторон, результатом которого становится взаимное обогащение. Так было и в этот раз, и наш визит в этом смысле оказался очень насыщенным. Тем более, что по времени он совпал с предрождественскими днями, наполненными музыкой. На программке совместного концерта с нашим участием также стоял гриф – «Рождественский концерт» (Concerto di Natale).

В группу Московской консерватории входило 15 человек: ректор консерватории проф. А. С. Соколов (руководитель делегации), проф. П. И. Скусниченко, проф. П. Б. Ландо, проф. И. В. Осипова., ассистент В. Юницкий и 10 студентов: вокалисты Светлана Абзалова, Елена Бычкова, Анна Викторова, Андрей Архипов, Роман Бобров, Михаил Векуа, оркестранты Мария Акинфина (флейта), Владимир Завазальский (гобой), Светлана Микляева (скрипка) и музыковед Екатерина Дубравская (свободно владеющая итальянским). Выбор не был произвольным – поездка в Италию бесценна именно для вокалистов, поэтому они составили основную часть нашей группы, оркестрантов конкретных инструментов попросили включить итальянцы – на симфоническом концерте, где исполнялась Девятая симфония Бетховена с нашими солистами-вокалистами, итальянским оркестром под управлением дирижера Монтебелло, московские студенты-инструменталисты сели в оркестр.

(далее…)

Quaternion

Авторы :

№ 3 (1217), апрель 2003

С 26 февраля по 2 марта 2003 года в Москве прошел фестиваль «Вечера с Губайдулиной и Суслиным». Важность события была ознаменована мировой премьерой нового произведения Губайдулиной «На краю пропасти» для семи виолончелей и двух аквафонов. Оно было исполнено дважды – в Малом зале Московской консерватории и в концертном зале РАМ им. Гнесиных. Успех был ошеломляющим. Гром аплодисментов буквально затмил звучание последних тактов музыки. Несмотря на достаточно экзальтированный характер музыкальной ткани создалось ощущение, что публика была подготовлена к восприятию достаточно сложного материала. Сочинение было исполнено ансамблем виолончелей РАМ им. Гнесиных в составе: Владимир Тонха (который вел концерты и комментировал сочинения), Ростислав Буркин, Ирина Ушакова, Владимир Никонов, Алексей Гареев, Екатерина Ларина, Ильмира Тинчурина.

Не менее замечательным оказалось исполнение «Семи слов Христа» (1982) для виолончели, баяна и камерного оркестра в семи частях (Владимир Тонха, Фридрих Липс, которым сочинение посвящено, и камерный оркестр «Гнесинские Виртуозы» под управлением М. С. Хохлова). Здесь Губайдулина продолжает линию Г. Шютца и Й. Гайдна. Из «Семи слов» Шютца она заимствует цитату на слово «Жажду», которую проводит во второй, третьей, и пятой частях своего сочинения. Состав инструментов и способы игры наделены символикой, доводящей музыкальные эффекты до театральной наглядности: Бог-сын – виолончель, Бог-отец – баян, Святой Дух – струнные. Мотивы «стона», «креста», «тяжелое дыхание» баяна, «мерцающие аккорды» – все эти предельно напряженные звучания сливаются в радостную картину бликов и трепетаний в седьмой, заключительной части произведения. Как говорит сама Губайдулина «религия – это наша естественная духовная жизнь, то есть рук человеческих… Религия – это то, что нам дано, а искусство – то, что нам задано. Хотя оба рода деятельности не идентичны, но цель у них общая».

(далее…)