Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Вот я такой и есть директор…

№ 8 (1273), ноябрь 2009

Ипполитов-ИвановСреди памятных дат нынешней осени, безусловно, особняком стоит юбилей Михаила Михайловича ИППОЛИТОВА-ИВАНОВА (1859-1935). 150 лет назад, 7 ноября по старому стилю, в Гатчине близ Санкт-Петербурга родился человек, судьба которого будет почти сорок лет связана с Московской консерваторией.

Личность М. М. Ипполитова-Иванова симпатична в каждой своей детали. Самобытный композитор, один из любимых учеников Н. А. Римского-Корсакова, впитавший в себя все лучшее, что было в русской музыке XIX века. Традиционалист, чтущий «живые» традиции и в тоже время дышащий воздухом революции (среди его сочинений есть «Гимн труду» и «Ворошиловский марш»). Талантливый дирижер, которого одинаково любили и музыканты, и слушатели. Педагог, воспитавший С. Н. Василенко, Р. М. Глиэра, Л. В. Николаева, З. П. Палиашвили (свой класс Михаил Михайлович называл классом «товарищеского совета»).


М. М. Ипполитов-Иванов был весьма разносторонним человеком: его интересовало очень многое, что происходило в жизни нашей страны. Интерес этот выражен в его статьях о радиовещании, о развитии граммофонного дела в СССР, о звуке в фильмах, о путях советского искусства и музыкальном образовании масс, об исполнительских возможностях национальных и народных инструментов, о школьной самодеятельности и многом другом. По его инициативе в консерватории был открыт первый в России музыкальный музей, названный именем Н. Г. Рубинштейна.

И в обычной жизни, и в работе М. М. Ипполитов-Иванов был сдержанным, эпически неторопливым и всегда очень доброжелательным в общении с собеседниками, не важно, был ли это великий князь, нарком просвещения или студент. Безусловно, такие качества его личности были необычайно притягательными, тем более что он никогда не изменял себе ни в творчестве, ни в жизни.

Музыкально-общественная деятельность является одним из самых интересных амплуа Михаила Михайловича. Ипполитову-Иванову нередко приходилось забывать о себе, своей творческой жизни, активно помогая в становлении многих музыкальных учебных заведений в стране. Еще в 1882 году, сразу по окончании Санкт-Петербургской консерватории, он был направлен в Тифлис для организации там музыкального училища ИРМО. Сделать тогда ему удалось даже больше, чем от него требовалось: вместе с училищем был организован оперный театр, стали проводиться регулярные симфонические концерты. А в одном из писем времен Первой мировой войны он напишет: «Завтра еду в Петербург к ее Высочеству и непременно заведу разговор о новых консерваториях в Харькове и Тифлисе… У меня сейчас два желания: чтобы не было германской и турецкой империй, а были бы две новые консерватории. Если это исполнится, мне больше ничего от жизни не надо».

Ипполитов-ИвановНедюжинный организаторский талант М. М. Ипполитова-Иванова наиболее ярко проявился на посту директора Московской консерватории. В результате введенных ИРМО «временных автономных правил» консерватория получила право избирать директора из числа профессоров. Выборы были назначены на 20 декабря 1905 года (2 января 1906 года по новому стилю), и первым избранным директором Московской консерватории стал М. М. Ипполитов-Иванов. Он же является до сегодняшнего дня единственным, кто избирался на этот пост пять раз подряд. О своем первом избрании Михаил Михайлович напишет следующие строки: «Не скажу, чтобы эта должность доставляла удовольствие, и уверен, что много унесет здоровья, но отказаться от нее в нынешнее тяжелое время нахожу малодушным и безропотно несу свой крест, хотя и недостоин и непригоден для нее. Есть пословица: “На безлюдье и Фома дворянин” – вот я такой и есть директор»…

Можно уверенно сказать, что Московская консерватория получила на дальнейшие 17 лет сильного ангела-хранителя: авторитет, безграничное доверие и поддержка коллектива помогли Ипполитову-Иванову провести ее через тяжелейший период Первой мировой войны, а затем и Гражданской, сквозь смену политического строя. И надо бы помнить, что революция в Московской консерватории в 1918 году так и не состоялась: иконы во многих классах висели вплоть до 1922 года, пока в учебном заведении не появилась первая партийная ячейка, активисты которой быстро «навели порядок». Впрочем, все это было уже после ухода М. М. Ипполитова-Иванова с должности директора…

Система управления внутри Московской консерватории до революции была очень простой и держалась на двух людях – избираемом Художественным советом «на трехлетие» директоре и инспекторе, выполнявшем роль «управителя здания». Любопытно в этой связи воспоминание С. Н. Василенко о том, как проходил рабочий день М. М. Ипполитова-Иванова: «К нему беспрестанно приходили без всякого доклада педагоги, ученики по своим делам. Секретарь Главной дирекции Императорского Русского музыкального общества и одновременно правитель дел консерватории Н. А. Маныкин-Невструев докладывал ему о каком-нибудь затруднении с предстоящим симфоническим концертом – что какая-то певица заграничная не приедет, кем ее заменить. А в это время приходил какой-нибудь профессор с важным делом по утверждению программы, и тут же в кабинет вбегал заведующий зданием Иван Петрович Петров и, запыхавшись, говорил: “Михаил Михайлович, как хотите, надо нанять водопроводчиков – у нас клозеты засорились”… И все эти дела разрешал один Михаил Михайлович. К этому всему присоединялась его дирижерская деятельность». Разве можно после этого не поверить в то, что, будучи директором и профессором Московской консерватории, Ипполитов-Иванов не гнушался в послереволюционные годы приносить дрова для печки в один из классов своего любимого детища?!

Сорокалетний юбилей творческой деятельности М. М. Ипполитова-Иванова в 1922 году ознаменовался присуждением ему высшей государственной награды – звания Народного артиста Республики. Позднее, в 1934 году, подводя итог своей творческой деятельности, Ипполитов-Иванов писал А. К. Глазунову: «Мы с тобой пережили трудное время и сохранили для консерватории то, что дало возможность на этой вспаханной нами ниве взрастить новое поколение музыкантов, которые не оторвались от классиков и сохранили заветы наших великих учителей… Наша музыкальная жизнь идет полным ходом. Иное мне нравится, иное хотелось бы видеть по-другому, но, в общем, так или иначе, но выбиваемся на дорогу… Мой юбилей доказал, что наше правительство ценит нас, стариков, и я, кроме глубокой признательности и своей непрерывной работы в жизни нашего искусства, ничем не могу отблагодарить его…»

Память о М. М. Ипполитове-Иванове Московская консерватория хранит очень трепетно: сразу после его смерти для студентов были учреждены специальные стипендии его имени. В наши дни он снова рядом, словно никогда не покидал родных стен, благодаря выставке, открытой в фойе партера Большого зала (организованной ГЦММК имени М. И. Глинки и Музеем имени Н. Г. Рубинштейна). Он смотрит на нас мудрым взглядом с чуть заметным прищуром глаз, наделяя каждого своей доброжелательностью, светом и любовью.

С. С. Голубенко,
преподаватель МГК

Фото М. М. Ипполитова-Иванова
предоставлены ГЦММК имени М. И. Глинки

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий