Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

In tempus presents

№ 1 (1266), январь 2009

11 ноября 2008 года в консерватории состоялась встреча с выдающимся композитором современности Софией Губайдулиной, которая проживает в Германии и посетила аlma mater во время фестиваля современной музыки «Московская осень», где звучали ее произведения. Встреча, которую вела профессор В.Н.Холопова, была организована Клубом молодых композиторов композиторского факультета МГК.
Ставшие традиционными встречи с композиторами такой величины – это всегда событие. Они незабываемы и надолго заряжают удивительной энергией, дают импульс для творческого познания. В первую очередь это важно для студенческой молодежи, жаждущей воочию увидеть, познакомиться и расспросить живого «классика», ощутить необыкновенную художественную атмосферу диалога мастера и музыкантов, еще начинающих свой путь в искусство.
Гостья рассказала о своих новых сочинениях, поделилась размышлениями о собственном творчестве, о путях развития современной музыки и роли современных композиторов, на которых лежит серьезная ответственность за судьбу звуковой системы, подчеркнула необходимость универсального подхода к процессу сочинения.

Будущее современной музыки видится Губайдулиной в заимствовании на эстетическом и музыкально-технологическом уровне основ восточной культуры (японской и китайской), таящих в себе скрытые для европейской традиции тембровые ресурсы и ощущение времени. Однако сущность творческого процесса, сочинения звукового материала и управления им рассматривается ею в аспекте европейского, классического взгляда на природу музыкального искусства. Но именно с точки зрения «иного» ощущения течения музыки Губайдулина созидает собственную иерархию, философию времени, и мастерски демонстрирует ее в своей звуковой материи. Проблема времени, по мнению Губайдулиной, – одна из самых главных задач композиторского творчества в наступившем XXI веке.
Подарком и подлинным откровением для слушателей стал Второй концерт для скрипки с оркестром (2007) с метафоричным заглавием «IN TEMPUS PRESENTS», впервые представленный российской публике на встрече с консерваторцами (прозвучал в записи).
Хотя София Асгатовна рассчитывала именно на молодежную аудиторию, в этот день среди пришедших гостей оказалось много профессуры. Интерес к подобному событию оказался столь высок, что Конференц-зал не смог вместить всех желающих. Значительное число консерваторцев, очевидно, не пожалело о своем приходе на этот «мастер-класс», настолько интересными оказались вопросы, затронутые Губайдулиной в ее своеобразном монологе-исповеди.

«…Самое главное, мне кажется, в том, что человечество перешло в ту фазу, где оно настоятельно ощущает потребность войти в свою душу, внутрь души. Тоска по утраченной душе…
…XXI век – это век поворотный. Новое поколение композиторов сейчас в труднейшем положении. Нам было легче. К началу ХХ века тоже было достаточно легко: музыкальный материал привел к тому, что нужно нечто другое, а не тональная система. Было ясно, что необходимо эту затвердевшую субстанцию каким-то образом «перепахать» и превратить в плодородную землю… ХХ век этим занимался… Но к XXI веку вся материя уже использована, идти в этом направлении дальше – значит пожадничать. Нынешним композиторам нужно, проглотив этот кусок, «отточить зубы» для того, чтобы прожевать, отработать весь материал и сделать поворот. Новое поколение должно без страха прижать себя к стене и положиться на интуицию, которая подскажет, где искать ответ. Самое страшное, по-моему, зарыть голову в песок, не заметить этой трудности или отставить ее.
…В последнее время меня совершенно перестали удовлетворять сочинения, написанные только с интеллектуальным усилием или только интуитивно. Сочинение из чистой интуиции не представляется мне настоящим художеством. Равно как и наоборот: если все организовано по правилам, профессионально, здорово сделано, но нет стихии – то и это меня так же мало удовлетворяет. Для себя критерий того, что хорошо, я определяю выходом за пределы фабулы – то есть поверхностного, фонетического слоя – в область сюжета. Сюжет же, по-моему, складывается из влияния формы на звуковую стихию, из того, как формальная идея преображает материальную фантазию художника.
…Что называть современным и что не-современным искусством? Я думаю, современным можно назвать такое сочинение, которое актуализирует некое данное состояние музыкального материала. Музыкальный материал – это живой организм. Музыкальная материя имеет свою историю, свою эволюцию, не мы ее изобретаем. Она как почва, как природа, как ребенок – чего-то требует, чего-то хочет, без чего-то не может обойтись… Если подойти исследовательски, то, наверное, можно даже сформулировать, каковы требования музыкального материала. Но художественное сознание интуитивно или интеллектуально отвечает за состояние материала. И если художник по-своему реагирует на это – как угодно, совершенно по-разному, но если он реагирует – то он актуален, то он современен.
…Самое главное, что меня чрезвычайно волнует в последнее время – проблема времени. Меня очень интересует, как время проходит в жизни, в искусстве. В психологических состояниях человека это одно время, в космосе – другое, в искусстве – совсем другое время. Когда сочиняем – стихотворение ли, музыку ли, – мы находимся между сном и реальностью, между безумием и мудростью, между статикой и динамикой… Искусство – та область, где происходят очень важные с моей точки зрения вещи: это Настоящее Длящееся Время. Только в искусстве, и только в религиозном акте, и, может быть, еще в сновидении.
В бытовой жизни мы улавливаем только переход от прошлого к будущему и никогда не можем зафиксировать настоящее. И только искусство делает это важное дело. Действительно делает – музыкальной формой, и вообще формой художественного произведения. Музыкальная форма оказывается для нас наиболее духовной сферой, потому что в самом звуке, в самом звуковом материале находятся закономерности Вселенной, уходящие к божественному совершенству. Пожалуй, ни одно искусство не имеет такого материала, как музыка. В музыкальной форме сочинения «In tempus presents» (а надо сказать, что любое сочинение ставит по существу эту задачу) я решила поставить в центре всего эту проблему.
В искусстве мы попадаем в это вертикальное время – сущностное время, и оно оказывается настоящим, длящимся на протяжении музыкальной формы. Каким образом? Каждое произведение имеет какие-то очень важные моменты, которые я называю архитектоническими узлами. И вот эти архитектонические узлы, если они действительно упорядочены по определенному закону, образуют какую-то линию, предположим – линию пирамиды. После исполнения в памяти остается ее очертание. Это и есть сущностное настоящее время, но длящееся – длящееся в музыкальной форме. IN TEMPUS PRESENTS.»

Публикацию подготовила М.В.Воинова,
преподаватель МГК

Фото Елены Ферапонтовой

Оставить коментарий