Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Радостная весть

№ 5 (1243), май 2006

Удивительное дело: всякий раз, когда думаешь о творчестве Геннадия Николаевича Рождественского, неизменно появляется ощущение радости, похожее на то, которое сопровождает встречу с прекрасной музыкой или замечательным художественным произведением. Не от того ли это ощущение, что сам творческий облик Рождественского — уже явление искусства?

В самом деле, назвать Геннадия Николаевича выдающимся дирижером современности означает скорее не подчеркнуть, а чрезвычайно сузить масштабы его личности. Его творческий портрет совершенно невозможно заключить в какие-то рамки, как невозможно установить и границы художественных интересов музыканта. Личность Рождественского настолько универсальна и многогранна, что на ум приходят параллели с колоссами эпохи Возрождения и энциклопедистами века Просвещения.

Уникальный симфонический и театральный дирижер, пианист, ансамблист и аккомпаниатор, композитор и аранжировщик, исследователь, редактор и реставратор многочисленных партитур, автор книг и статей, блестящий оратор, мастер художественного слова, маститый педагог, тонкий знаток литературы и искусства, страстный библиофил, увлеченный коллекционер, колоссальный эрудит и музыкально-общественный деятель… Творческая биография Геннадия Николаевича потрясает масштабами совершённого.

Маршруты концертной деятельности Рождественского пролегают по всему земному шару. Количество мировых премьер, осуществленных им, перевалило за полторы сотни. Его дискография — свыше 700 пластинок и компакт-дисков…

Пытаться охватить все горизонты творческой деятельности музыканта в рамках газетной статьи — безнадежная затея. Но даже легкие штрихи к портрету позволяют заметить, что при всем многообразии проявлений творческая энергия Геннадия Николаевича имеет ярко выраженную доминанту, словно его путь в искусстве диктуется неутолимой жаждой рождать, возрождать и просвещать. Кто сосчитает, какое количество партитур увидело свет впервые и сколько их возродилось к жизни, повинуясь «волшебной» палочке дирижера? Кто cможет охватить безграничную аудиторию, приобщившуюся к искусству благодаря просветительской деятельности музыканта?!

Своеобразию его личности не перестаешь удивляться. Уникально прежде всего дирижерское искусство Рождественского. В контакте с оркестровыми музыкантами он не приказывает, а приглашает, не заставляет, а увлекает, не подчиняет, а убеждает. Ювелирно отточенная техника легко воплощает любые намерения дирижера. За пультом он — стратег и тактик, режиссер и актер одновременно. В его искусстве счастливо сочетаются точный расчет и живая яркая эмоция, безупречно выстроенная форма и интерес к деталям. Тщательно продуманный замысел выливается на концерте в захватывающую импровизацию, удивительный спектакль, в который вовлекаются и музыканты, и слушатели.

Покоряет речь Геннадия Николаевича: ясная, благородная, аристократическая. В этой сфере он тоже — мастер импровизации. Тем, кому довелось бывать на уроках и репетициях Рождественского, вряд ли забудут, что на роялях играют «роялисты», pizzicato извлекают «пиццикатисты», а распоряжается музыкальным «хозяйством» — «кондуктор» (conductor).

Вообще, чувство юмора у Геннадия Николаевича — это такое удивительное «средство Макропулоса», которое способно мгновенно превращать усталость в бодрость, прозу — в поэзию, обыденность — в неординарность. Забавные эпизоды, рассказанные им, уже давно должны бы украшать новые тома вечной книги «Музыканты смеются». Чего стоит хотя бы история о том, как, будучи в свое время руководителем сразу двух музыкальных коллективов одновременно, он, подчиняясь существующей в советское время бюрократической процедуре, вынужден был писать официальные письма… сам себе!

С Рождественским всегда интересно. Рядом с ним невозможно устать. В его присутствии как-то само собой обостряется художественное восприятие действительности. И писать о нем приятно и легко. И радостно. Сама фамилия Рождественский — точно в унисон с его творчеством звучит радостной вестью для каждого музыканта.

Услышав ее, чувствуешь — есть возможность прикоснуться к чуду рождения Музыки.

С. Д.Дяченко,
ст. преподаватель кафедры
оперно-симфонического дирижирования

Оставить коментарий