Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Каденции — искусство изумлять

№ 4 (1242), апрель 2006

Величайшая красота каденций состоит в том,
что они должны, как нечто неожиданное, изумить слушателя свежей
и неординарной манерой и в то же время вызвать в нем высшую степень волнения и страсти!

И. И. Кванц

Наша искушенная публика, уставшая от набивших оскомину традиционных юбилейных торжеств, восторженно приняла «приглашение к каденции» — конкурс каденций к концертам В. А. Моцарта.

От автора каденций во времена Моцарта требовалось сочетание по крайней мере трех качеств: импровизационного мышления, стилистического чутья и технической оснащенности. По сути, каденция представляла собой пограничный жанр на стыке интересов исполнителя, композитора и, позднее, музыковеда. Конкурс был открыт для представителей всех этих специальностей. В жюри, работу которого возглавила проректор по науке, проф. Е. Г. Сорокина, были приглашены композиторы (проф. А. А. Кобляков, преп. И. Г. Соколов), и концертирующие пианисты (проф. А. Б. Любимов, проф. А. А. Наседкин), историки фортепианного исполнительства (и. о. проф. А. М. Меркулов, проф. В. П. Чинаев), музыковеды (доц. М. И. Катунян, проф. Е. Г. Сорокина).

Из поданных девятнадцати заявок восемь поступили от пианистов (студентов, концертмейстеров и преподавателей), еще восемь от студентов-композиторов, две от студентов-музыковедов и одна от скрипача, учащегося ССМШ им. Гнесиных. От каденций клавирных до каденций кларнетовых и скрипичных — таков был диапазон произведений, представленных в конкурсной программе. При этом наиболее обширную группу составили каденции к двум клавирным концертам Моцарта – d-moll (K 466) и c-moll (K 491), к которым, как известно, авторских каденций не сохранилось. А открылся конкурс демонстрацией записи каденции С. И. Танеева к моцартовскому концерту для двух клавиров с оркестром Es-dur (K 365), предоставленной А. М. Меркуловым.

Во времена Моцарта не существовало стандартов в подходе к каденции. Одни теоретики считали, что каденция непременно должна быть основана на тематизме концерта. Другие полагали, что такие каденции свидетельствуют о недостатке творческой фантазии исполнителя. То же и в отношении продолжительности. К примеру, известны три варианта моцартовских каденций к первой части клавирного концерта C-dur (K 246), из которых первая занимает пять тактов, вторая – два, а третья – тридцать четыре. Таким образом, главным критерием оценки жюри стал уровень исполнительского мастерства и самобытность воплощения художественного замысла.

Призовые места распределились следующим образом: I премию (и вознаграждение в 5000 рублей) разделили преп. РАМ им. Гнесиных, пианист Андрей Микита и преп. кафедры специального фортепиано МГК Александр Струков. II премией (3000 рублей) жюри отметило студента-музыковеда I курса, консерваторца Ярослава Тимофеева и скрипача Артема Наумова из ССМШ им. Гнесиных. III премия (2000 рублей) была присуждена концертмейстеру Александру Родионову и студенту-пианисту III курса Максиму Подкуркову (оба – МГК). Три студента-композитора – Анна Музыченко, Артем Ананьев, Александр Кузнецов и пианист Дмитрий Каприн были отмечены почетными дипломами (все – МГК).

«Каденция — это камень, о который спотыкается большинство солистов», — писал современный Моцарту автор. Для сочинения каденций необходимы талант, проницательность и вдохновение. Лучшие из представленных на конкурсе каденций продемонстрировали несомненную даровитость и творческую изобретательность конкурсантов, а в ряде случаев и по-настоящему глубокое понимание музыки XVIII века. Пожелаем конкурсу счастливого творческого долголетия!

Елена Доленко,
Юрий Рубцов

Оставить коментарий