Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Бетховен, Лист, Эрар, Блютнер

№ 2 (1240), февраль 2006

За последнее десятилетие аутентичное исполнительство в России приобрело небывалый размах. Теперь можно с гордостью сказать, что и у нас есть свои профессионалы — знатоки старинной музыки, владеющие разнообразными стилями и приемами игры на исторических клавишных, струнных, духовых инструментах. Огромную роль в становлении молодых музыкантов и приобщении музыкальной общественности к выдающимся образцам классической музыки в их первозданном виде выполняет факультет исторического и современного исполнительского искусства МГК, которым руководит нар. артист России, проф. Алексей Любимов. Именно ФИСИИ организовал исполнение обоих томов ХТК Баха на исторических клавишных инструментах, озвучил все инструментальные концерты великого немецкого кантора (повторение состоится в будущем сезоне). Все выступления сопровождались аншлагами.

Последние месяцы 2005 года прошли под знаком нового творческого проекта — «Людвиг ван Бетховен. Все симфонии в фортепианных транскрипциях Ференца Листа». Цикл из четырех концертов не имеет аналогов не только в России, но и в мировой исполнительской практике. Московским меломанам предоставилась редкая возможность услышать оркестровые сочинения знаменитого венца на концертных инструментах XIX века: фортепиано «Erard» (Париж, 1840) и «Blühtner» (вторая половина XIX столетия), оба — из личной коллекции А. Любимова. По сравнению со старинными фортепиано, современный рояль, безусловно, выигрывает по силе звука, но уступает в ясности и насыщенности фактуры. На прозрачных инструментах имитация оркестровой ткани приобретает большую определенность и, соответственно, более точное следование голосам симфонической партитуры.

Поставленная задача потребовала от преподавателей и студентов ФИСИИ — проф. А. Любимова, автора проекта доц. Ю. Мартынова, А. Кореневой, М. Успенской, С. Каспарова, П. Айду, А. Шевченко, А. Дущинского — колоссальных временных затрат и мобилизации всех резервов, начиная от разучивания сложнейших фортепианных партитур до приведения в нужное состояние старинных инструментов. Не говоря уже о том, что сама организация концертов была связана с огромным риском: как воспримет это публика?

К счастью, все опасения оказались напрасны — желающих послушать аутентичное исполнение оказалось более чем достаточно. И, вероятно, если бы в концертах приняли участие другие пианисты, не менее заслуженные, но не увлеченные этим грандиозным замыслом, результат оказался бы иным. Каждый раз было слышно, кто садится за инструмент — какова творческая палитра музыканта, его духовная культура, эмоциональный мир и интеллект. Покоряли не только ослепительная виртуозность исполнения, при которой «технические сложности порой выходят почти за грань возможного» (Ю. Мартынов), но и степень погружения в замысел композитора, и, главное — трепетное отношение к сочинениям.

27 декабря в Малом зале состоялся последний концерт цикла. В первом отделениии прозвучала Восьмая симфония в исполнении Алексея Дущинского, во втором — Девятая в интерпретации Алексея Любимова и Сергея Каспарова. Грустно констатировать, но в среде профессионалов-академистов концерты не имели почти никакого отклика. А жаль. Различие музыкальных вкусов и исполнительских приоритетов не должно быть непреодолимым барьером в восприятии подлинно прекрасных явлений искусства.

Мария Макарова

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий