Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Памяти учителя

№ 7 (1237), ноябрь 2005

Не стало Юрия Николаевича Должикова, замечательного человека и педагога. Его имя мало кого оставит равнодушным, настолько многозначным и интересным человеком он был. О его качествах — человеческих и педагогических — не всегда говорили вслух, но всегда ассоциировали фамилию Должиков со словом Учитель. Создатель собственного уникального направления в отечественной школе игры на флейте, он всей своей деятельностью подтвердил жизнеспособность разработанных им педагогических принципов.

Юрий Николаевич любил говорить, что теория должна подтверждаться практикой, и всегда следовал этому правилу. Не всякий профессор способен на такой подвиг, как воспитание нескольких поколений замечательных музыкантов. Коллеги, возможно, втайне ему завидовали. И было за что! Мало кто имел такую армию учеников. Мало кто мог позволить себе заниматься с таким количеством студентов, выдавая не «полуфабрикат», а полноценных музыкантов. Его одного хватало на всех.

Для своих учеников он был вторым отцом, подчас требовательным и суровым, но всегда нежно любящим и заботливым. Он мастерски владел словом, мог ответить на любые вопросы, объяснить любой элемент технологии и постановки. Зачастую можно было видеть его беседующего с учеником в коридорах училища, консерватории или ЦМШ. Он мог неожиданно «проверить пресс», попросить «выпятить губы»… А его классные вечера! Их всегда ждали с нетерпением. Необычайно долгие, они, тем не менее, проходили на одном дыхании. Люди шли на эти концерты, зная, что не останутся равнодушными: на каждом таком вечере обязательно зажигалась еще одна «звездочка».

Мне приходилось встречаться с Юрием Николаевичем в разных ситуациях. Две такие встречи запомнились на всю жизнь. В детстве он жил на Старом Арбате и любил прогуливаться в этом районе. В 1997 году мы случайно встретились в храме Святого священномученика Власия, что в Гагаринском переулке. Там и разговорились. И тогда Юрий Николаевич внезапно раскрылся с совершенно незнакомой мне стороны: не как мой первый педагог, а как человек, остро интересующийся верой, историей, политикой, окружающей жизнью. Перечислить все, о чем мы беседовали, невозможно. Помню, что я тогда сильно опоздал на какое-то важное собрание в консерватории. После той встречи Юрий Николаевич часто показывал мне небольшую иконку Святого Георгия, которую он всегда носил с собой. В другой раз я был у него дома, еще в старой квартире на Речном вокзале. Повод для визита был конкретным: интервью для небольшой статьи о флейтовом исполнительстве в России. Но мы сразу же вышли за пределы темы, и я попал под обаяние его тонкого ума, его интеллигентности и чуткости к собеседнику. Неопубликованные записи того разговора я храню.

Он учил и учился всю жизнь – иначе бы не было школы, не было бы нас. И всегда шел в ногу со временем, а во многих вопросах обгонял его. Школа Должикова еще долго будет выбиваться из усредненной модели обучения духовиков. О ней еще скажут много добрых слов, которых, увы, он уже не услышит… Ощущение страшной трагедии в суете нашей жизни переживется, заретушируется. Останется память о Великом музыканте, Великом человеке и Великом педагоге.

Святослав Голубенко

Поделиться ссылкой:

2 комментария for “Памяти учителя”

  1. 1Роман

    А ты какое отношение имеешь к Юрий Николаевичу?Ты никогда не был его учеником.

  2. 2Роман

    Все его ученики на сцене!

Оставить коментарий