Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Школа духового искусства: Запад или Россия?

№ 1 (1284), январь 2011

Завершился Второй Международный конкурс исполнителей на духовых и ударных инструментах, учрежденный Московской консерваторией. Духовики, представляющие вместе с ударными 9 специальностей и составляющие 35-40% состава симфонической партитуры, получили свой международный конкурс, равнозначный знаменитым Пражскому, Мюнхенскому, Женевскому, Тулонскому. Задуманный как истинно международный, Московский конкурс проводился по правилам, позволяющим подать заявку на вступление в Женевскую ассоциацию международных конкурсов.

Эти правила весьма просты: первая премия всегда одна, в жюри должно быть более половины иностранных судей (число которых диктуется финансовыми возможностями учредителя), гражданство участников не имеет значения. К сожалению, некоторые наши отечественные профессора, обиженные на то, что их не пригласили в жюри, не пожелали увидеть этих причин и категорически запретили своим ученикам участвовать в конкурсе. На подобных условиях в России и в СССР конкурсов по этим специальностям не проводилось. Безусловно, трудно уйти от прежней традиции присуждения двух-трех, а то и более первых премий, когда можно было заранее предсказать результат и невооруженным глазом увидеть предстоящий компромисс, превратив соревнование играющих в соревнование профессоров.

В подготовке конкурса принималась во внимание трудная ситуация, сложившаяся сегодня в некоторых специальностях. Была сделана попытка обратить внимание учебных заведений всех уровней на диспропорцию между различными инструментами, приводящую к дефициту и, естественно, к отсутствию конкуренции у одних (фаготисты, валторнисты, тубисты) и «перепроизводству» других (флейтисты, кларнетисты) – в перспективе безработных. Безусловно, такое положение сложилось давно. Еще при создании Московской консерватории музыкантов этих специальностей не хватало и для привлечения студентов на дефицитные инструменты существовали специальные стипендии и льготы.

Чрезвычайно важно то, что именно Московская консерватория первой обратила внимание на эту проблему. Во время пресс-конференции ректор А. С. Соколов сообщил о принципах конкурса: каждый год проводятся соревнования по двум из девяти специальностей, одна из которых дефицитна. В этот раз это была валторна с гобоем, на будущий год конкурс объявлен для кларнета и трубы, еще будут фагот с тромбоном, туба с флейтой, а завершат цикл ударные и духовой квинтет. Таким образом, каждая специальность выходит на конкурс раз в пять лет – реже, чем конкурсы для пианистов. Во время нашего конкурса я слышал упреки: опять духовики, и на будущий год тоже! Никого не удивляет, что конкурсы для одного инструмента – фортепиано – идут в мире нон-стоп. Никто не хочет задумываться над тем, что духовых инструментов много, что объединяет их лишь способ звукоизвлечения, но что они – разные!

В нынешнем году конкурс Московской консерватории прошел в тесном сотрудничестве с Санкт-Петербургской консерваторией им. Н. А. Римского-Корсакова: мы получили приветствие от ее ректора С. В. Стадлера, в жюри валторнистов принял участие петербургский валторнист, доцент консерватории и солист оркестра Мариинского театра А. Чепков. Две старейшие консерватории России одинаково смотрят на проблемы духовых инструментов в симфоническом оркестре и одинаково привлекают к этим проблемам внимание музыкальной общественности.

Условия конкурса, состав жюри, размеры премий, специальные призы, программы для каждого инструмента были опубликованы на сайте МГК за полгода до начала конкурса. Появились немногочисленные спонсоры: японская фирма «Ямаха», французская «Лоре», немецкая «Ридс-н-стафф», Госконцерт, Рахманиновское общество, радиостанция «Орфей». Внимание к конкурсу в немалой степени привлекли премиальные инструменты и премиальные аксессуары, выделенные этими фирмами.

В мае 2010 года был проведен конкурс среди композиторов – на обязательное сочинение для второго тура. Конкурс был анонимным, конверты вскрывались в присутствии комиссии, состоявшей из профессоров и преподавателей МГК – композиторов Ф. Караева, Ю. Воронцова, Ю. Каспарова и исполнителей – Л. Вознесенского и Д. Булгакова. Председатель в моем лице права голоса не имел. Победили пьеса Санжара Байтерекова «Эхо» для гобоя соло и пьеса Александра Хубеева «Отголоски будущего» для валторны соло. Сочинения были выставлены на сайте за 60 дней до начала конкурса. Это общеизвестная практика – показать профессиональную подготовку молодого музыканта, который должен быть способен за короткий срок выучить незнакомое трудное сочинение, написанное современным музыкальным языком.

При составлении программы учитывалось, что в каждом туре, наряду с сочинениями стандартного репертуара, должны быть представлены сочинения отечественного автора. В финале, при участии оркестра МГК, обязательными были концерты Моцарта и отечественного композитора.

Даже при беглом рассмотрении программ бросается в глаза большая разница репертуара, предложенного для конкурса гобоистов и валторнистов. Программа для гобоя была составлена после серьезной дискуссии, в ней продемонстрированы все возможности инструмента. Репертуар валторны взят из 50-х годов прошлого века, даже для третьего тура – инструмент с оркестром – пришлось выбирать всего из трех сочинений. Высказывать претензии к композиторам не имеет смысла: они пишут для тех, кто играет. В конкурсах композиторов на создание обязательной пьесы для второго тура участвовали 23 сочинения для фагота,16 – для тромбона, 6 – для гобоя и только 2 – для валторны. Не играете – и не пишут! Современный зарубежный репертуар для валторны, его язык вообще в стенах нашей консерватории известен только теоретикам и композиторам, но никак не исполнителям! Это было ясно продемонстрировано в инциденте второго тура, когда профессор МГК – член жюри – во время прослушивания в присутствии публики запретил исполнять обязательное сочинение, специально написанное для валторны соло.

В рамках конкурса была проведена пресс-конференция, в которой приняли участие ректор Московской консерватории, представители Госконцерта, спонсоров, почти все члены жюри. Вечером в Малом зале состоялся концерт, в котором блеснули мастерством члены жюри: гобоисты Н. Дэниел (Великобритания), А. Кляйн (США – Бразилия) и Л. Хадади (Франция – Венгрия), валторнист из Петербургской консерватории А. Чепков, в последний момент заменивший отказавшегося приехать представителя Австрии. В программу концерта удачно вписались представители нашей консерватории – кларнетист М. Безносов и трубач В. Лаврик. Участники концерта особо отметили мастерство наших концертмейстеров А. Поляковой и Е. Комиссаровой, которым после второго тура присудили специальные призы.

В перерыве между турами гости – члены жюри – дали мастер-классы. А между занятиями состоялся круглый стол, который привлек внимание всех членов жюри и даже некоторой части студентов и публики. Я всегда удивляюсь нелюбопытству наших студентов во всем, что не касается практического использования инструмента. Они приходили на мастер-классы членов жюри, чтобы получить практические знания, но им было неинтересно услышать, что думают те же самые люди о проблемах оркестра и своего инструмента в оркестре. Хотя обсуждались темы, одинаково интересные как для российских, так и для западных участников конкурса.

Англичанин Н. Дэниел пожаловался на сегодняшнее правительство тори, урезавшее финансирование культуры, в том числе музыкального образования (как это похоже на нас!). А. Кляйн привел в пример культурную политику Венесуэлы, где музыкой занимается 1% всего населения. Л. Хадади – венгр, преподающий в Парижской консерватории камерный ансамбль, в частности духовой квинтет, – подчеркнул важное значение этой дисциплины, не меньшее, чем специальность: именно данный предмет в консерватории дает оркестру грамотного исполнителя. Наш представитель в жюри, А. Уткин, поднял вопрос о слабой пропаганде духовых инструментов в России. Богатым опытом общения с духовиками поделился старейшина конкурса, председатель гобойной секции дирижер С. Сондецкис.

Интересна была мысль, высказанная двумя северными гостями – членами жюри от Финляндии (П. Пилая) и от Латвии (А. Клишанс). Во времена Советского Союза, когда свобода передвижения советских людей была ограничена, советские оркестры и их солисты всегда отличались высоким профессионализмом и национальной уникальностью. Эти оркестры всегда можно было распознать среди тысяч других. Сейчас границы открыты, российские музыканты работают в западных оркестрах и школах, и это привело к потере национального колорита исполнителей. Национальное своеобразие как западных оркестров и солистов, так и российских нивелировано: западные музыканты воспринимают элементы русской школы, а наши, поработав на Западе, теряют свою национальную школу. Сегодня трудно уловить разницу в исполнении русских и западных оркестров одинакового статуса. Этот тезис мог бы стать хорошим материалом для размышления у наших студентов, недооценивающих русские традиции музыкального образования и уверенных в том, что только на Западе существует подлинная школа духового искусства. Мы много теряем психологически и музыкально, пренебрегая своими корнями.

Лауреатами конкурса по специальности «гобой» стали: Хэм Кеонг (Корея, класс проф. Н. Дэниела) – первая премия, спецприз за лучшее исполнение обязательного сочинения и инструмент фирмы «Лоре»; Максим Ходырев (Россия, класс проф. А. Уткина) – вторая премия и спецприз от фирмы «Ридс-н-стафф», а также пятидесятипроцентная скидка от фирмы «Лоре» при покупке инструмента этой фирмы; Э. Мирославский (Россия, класс проф. А. Уткина) – третья премия. По специальности «валторна» первую премию не присудили. Вторую премию получили А. Почтаренко (Россия, класс проф. В. Шиша) и Д. Володичев (Россия, класс проф. И. Макарова); третья премия и инструмент фирмы «Ямаха» были присуждены М. Майстренко (Россия, класс проф. А. Демина). Кроме того, А. Почтаренко получил и спецприз за лучшее исполнение обязательного сочинения.

Мне пришлось стать председателем жюри конкурса валторнистов неожиданно: приглашенный оргкомитетом председатель этого жюри дирижер Владимир Петрович Зива за час до начала прослушиваний внезапно заболел и был отправлен в больницу. Через несколько дней состояние его здоровья улучшилось и он передал участникам конкурса свои самые добрые пожелания.

Профессор В. С. Попов,
заместитель председателя Оргкомитета конкурса,
зав. кафедрой деревянных духовых и ударных инструментов

Оставить коментарий