Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Браво, консерватория!

№ 8 (1230), декабрь 2004

Впервые на столь представительном международном форуме Московская консерватория была представлена докладом о проводимой в ее стенах работе по сохранению, реставрации и изучению звукового наследия. Проблема эта настолько серьезна и животрепещуща, что поддерживается специальной программой UNESCO.

Московская консерватория располагает уникальным фондом аудиозаписей, сложившимся в период 1940–1990 годов и пополняющимся по настоящее время. Являясь собственностью консерватории, фонд включает в себя две коллекции: первая — в своей основе содержит уникальные записи концертов выдающихся Российских и зарубежных музыкантов, выступавших в Москве, вторая — редчайшие записи народных исполнителей, произведенные во многих регионах России во время фольклорных экспедиций. Обе коллекции имеют непреходящее культурное, научное и историческое значение как памятники Российского и мирового искусства.

Работой по собиранию, хранению и изучению звуковых коллекций занимаются два подразделения: Лаборатория звукозаписи и электронной музыки (руководитель — Т. В. Задорожная) и Лаборатория народной музыки (руководитель — Е. Г. Богина). В отличие от других музыкальных вузов (и в нашей стране и за рубежом), где фонотека, как правило, является частью библиотек, Лаборатория звукозаписи и электронной музыки МГК, образованная в 1947 году, представляет собой современный мульти-функциональный аудио-комплекс, в который входят: уникальный звуковой архив, аппаратные цифровой и аналоговой записи в Большом, Малом и Рахманиновском залах, аппаратная цифрового монтажа и подготовки фонограмм к производству компакт-дисков (мастеринга); аппаратная реставрации и архивации фонограмм, аппаратная воспроизведения и трансляции записей в учебные классы.

Самая значительная в культурно-историческом плане часть фонда основывается на оригинальных записях, произведенных Лабораторией звукозаписи в консерваторских залах и студии. Это и уникальные фонограммы с концертов великих российских и зарубежных музыкантов ХХ века — Владимира Софроницкого, Эмиля Гилельса, Давида Ойстраха, Святослава Рихтера, Леопольда Стоковского, Юджина Орманди, Мэргэрит Лонг, Иегуди Менухина, Гленна Гульда, и многих других. И так называемые «методические обязательства» — записи, которые замечательные исполнители-педагоги были обязаны оставить для профессионального совершенствования студентов (среди авторов — С. Е. Фейнберг, В. В. Софроницкий). И записи открытых уроков многих замечательных педагогов или различных учебных мероприятий — экзаменов и концертов.

К сожалению, в техническом отношении уникальные фонограммы находятся в критическом состоянии. Без перенесения на современные виды цифровых звуконосителей они обречены на исчезновение. В конце 90-х годов на базе консерватории при поддержке Фонда Форда был создан научно-технический комплекс, в задачи которого входит: сохранение фондов; реставрация уникальных фонограмм, их научное описание, изучение и систематизация (создание Базы данных); привлечение ценных фономатериалов из различных государственных фондов и частных коллекций; реставрация и включение этих фономатериалов в Базу данных комплекса; тиражирование отреставрированных фонограмм на CD для поддержки жизнедеятельности проекта.

За время работы комплекса заархивировано более 13.000 минут звучания, отреставрированы 50 уникальных, ни разу не издававшихся на CD программ (включая концерты Рихтера, Гилельса Ойстраха, Баршая и мн. других). Изданы 10 CD, среди которых — альбом к 100-летию Большого зала, являющийся своего рода антологией хранящихся в архиве записей. Деятельность Лаборатории неоднократно освещалась на научных конференциях, в печати и Интернете. Она положила начало программы Фонда Форда, дала импульс к созданию Национальной ассоциации аудио-визуальных архивов. Поэтому приглашение от Звукового архива Британской национальной библиотеки выступить на совместном конгрессе IAML — IASA в 2004 году в Осло не явилось неожиданностью

Практические результаты работы Лаборатории, изложенные в докладе, вызвали неподдельный интерес и получили одобрение со стороны участников конгресса, среди которых было немало представителей ведущих в этой области специализированных фондов и организаций — British Library Sound Archive (London), Norwegian Institute of Recorded Sound (Stavanger), Restoration Laboratory of Hungarian Radio (Budapest), Médiathèque de l’IRCAM (Paris), Государственный архив фонодокументов, (Москва), Музей им. Глинки (Москва). Именно уровень архивационно-реставраторской работы Лаборатории вызвал наибольший интерес, так как оказалось, что по многим параметрам он даже превосходит рекомендации технического департамента IASA.Используемый в работе Лаборатории избирательный принцип отбора материалов для архивации (предварительный научный музыкально-исторический анализ фонограмм), выработанная технологическая концепция сохранения старых фонограмм, принципы их нормативного описания — создание «паспорта» на основе рекомендаций IASA, нормативов ГДРЗ и ВСГ, издательская деятельность — все это не только всерьез заявило об активном участии Московской консерватории в деле сохранения национального звукового достояния в рамках международного общекультурного процесса, но и вполне могло бы стать предметом патентования и лицензирования.

Не без удивления участники конгресса узнали о принципах реставрационной работы, заложенных еще в советский период великолепной школой реставраторов, работавших на фирме «Мелодия». Суть их в минимальном вмешательстве в индивидуальный звук исполнителя, бережном сохранении «исполнительской ауры», в неприятии «инженерного» подхода к очистке фонограмм, создающего некий усредненный «комфорт» при прослушивании. Как правило, при таком подходе вместе с механическими шумами и треском из фонограммы пропадает и то, ради чего она создавалась — музыка. Человеческий слух избирателен, и, как показывают многочисленные опыты, адаптируется к шумовой среде, выделяя из нее то, что человек хочет услышать. Главная задача при реставрации — найти наилучший баланс, «золотую середину» между шумом старой ленты (или пластинки) и музыкой, при которой шум перестает мешать восприятию и, в тоже время, максимально возможно сохраняются индивидуальные черты звукоизвлечения исполнителя. Продемонстрированные звуковые иллюстрации с интересом были встречены слушателями.

В докладе были упомянуты и некоторые другие проблемы: необходимость модернизации (а то и смены) аппаратуры и программного обеспечения, и прямо вытекающая из этого проблема финансирования; проблема смены поколений специалистов, т.е. привлечения и обучения молодых кадров; проблемы юридического характера в связи с изданием тиражей звуконосителей в коммерческих или учебных целях. Первым шагом на пути решения этих проблем и дальнейшей интеграции в международный процесс сохранения национального звукового наследия могло бы стать официальное членство Московской консерватории в Международной Ассоциации Звуковых Архивов (IASA) и участие в ежегодно проводимых ею конференциях. Тем более что первый блин не оказался комом, чему подтверждением стали слова участников конгресса, обращенные к докладчику сразу после выступления: «Браво, Россия! Браво, Консерватория!»

Евгений Платонов,
Лаборатория звукозаписи и электронной музыки

Оставить коментарий