Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Органное приношение

№ 7 (1229), ноябрь 2004

Неожиданно глинкинская тема зазвучала по-новому. В программе органного концерта соединились два направления творчества Глинки — композиторское и исполнительское. Автор замечательных сочинений, оказавших воздействие на все последующее развитие отечественной музыки, был также виртуозным пианистом, владел вокалом и игрой на скрипке, великолепно импровизировал на органе. Его имя тесно связано с органной культурой первой половины XIX столетия.

Концерт, состоявшийся в Малом зале консерватории, был организован кафедрой композиции Московской консерватории. Исполнители — учащиеся классов органа проф. Н. Н. Гуреевой и доц. Д. В. Дианова. Программу концерта, сделанную по принципу диалог двух эпох, составили произведения Глинки, его современников и сочинения композиторов московской школы разных поколений. Интрадой послужили три фуги Глинки (О. Кошкина, орган). Фуги Es-dur, a-moll и D-dur были написаны композитором, вероятно, в Берлине (1833–34 гг.) во время занятий с З. Деном и изданы как фортепианные. «Молитва» Глинки (В. Савчук — сопрано, О. Кошкина — орган) изначально создавалась для голоса с фортепиано. Позднее автор сделал версию для голоса соло, четырехголосного хора и оркестра. Органные сочинения современников Глинки были представлены двумя опусами. В исполнении Д. Дианова прозвучала «Молитва без слов» князя В. Ф. Одоевского. С именем Одоевского, известного литератора, «ученого музыканта», знатока органостроения и почитателя органной музыки, связано возникновение первых в России сочинений для этого инструмента. Впервые прозвучал миниатюрный романс К. А. Булгакова «Горные вершины» на слова М. Ю. Лермонтова для 2-х голосов с органом (С. Бойченко — сопрано, З. Рубинова — меццо-сопрано, А. Максимова — орган).

Значительную часть концерта составили сочинения московских композиторов, для которых 200-летие маэстро стало великолепным стимулом для пополнения органного репертуара. Специально к концерту В. Г. Агафонниковым была написана обработка для органа малоизвестного сочинения Глинки «Херувимская песнь» для шестиголосного хора без сопровождения (исп. Д. Дианов). Бережно используя первоисточник, автор построил полифоническую композицию, следуя глинкинским замыслам «связать фугу западную с условиями нашей музыки узами законного брака».

Л. Б. Бобылёв посвятил юбилею органную фантазию «Жаворонку» (исп. О. Кравченко). В основе сочинения — тематические элементы из романса Глинки «Жаворонок» и из арии Вани («Жизнь за царя»). Произведение завершается «посвящением» — мощным педальным соло по звукам

Miha-(i)-l(a) Gl(a)inka CC.

Несколько новых опусов на глинкинские темы представил слушателю композитор и органист Д. Дианов. Сочинение «Rozmowa» («Разговор») в исполнении автора написано в жанре фантазии на тему романса Глинки «О, милая дева». Впервые прозвучала «Тарантелла» М. И. Глинки (исп. А. Суслова) в свободной транскрипции для органа Д. Дианова. Монументальным завершением концерта послужила еще одна органная транскрипция Д. Дианова: Вариации на тему Песни Вани из оперы «Иван Сусанин» (1957 г.) В. Шебалина, Д. Шостаковича, Д. Кабалевского, А. Эшпая, Р. Щедрина в исполнении Ю. Иконниковой. Вариации — замечательный плод коллективного труда композиторов московской школы — написаны к 100-летию со дня смерти М. И. Глинки. Создание совместного цикла вариаций «на юбилей мастера» было традиционным явлением на кафедре композиции. Идея органной транскрипции принадлежит профессору А. А. Коблякову — по его инициативе Д. В. Диановым были найдены ноты вариаций, опубликованных в журнале «Советская музыка».

Удачно дополнили «глинкинскую» программу произведения московских авторов: Три прелюдии для органа А. И. Пирумова (исп. А. Черток), завораживающие глубинной сдержанной экспрессией, поэтичная полифоническая «Мини-сюита» Р. С. Леденёва (исп. А. Максимова), блистательная «Тарантелла» Д. Дианова из цикла девяти миниатюр (исп. Е. Авраменко). Любопытно, что «Тарантелла» в программе концерта образует тематическую пару и вступает в диалог с «Тарантеллой» Глинки, также как глинкинская «Молитва» созвучна «Молитве без слов» Одоевского.

В целом, концерт воспринимался как дань композиторскому и исполнительскому искусству прошлого, краткая ретроспектива развития отечественного органного репертуара от Глинки до современности. Здесь показательна не только связь традиций, прошедших сквозь XIX и XX века, но и постоянный поиск оригинальных форм органной композиции, раскрывающих новые горизонты безграничных возможностей старинного величественного инструмента.

Александра Максимова

Оставить коментарий