Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

«Ударный» концерт Марка Пекарского

№ 6 (1220), октябрь 2003

Меня заинтриговала афиша! А особенно соблазнительное для музыканта название концерта «Барабанная молодость папаши Кейджа» – первого из серии концертов великолепного Марка Пекарского.

Первые положительные эмоции я получила уже за десять минут до начала «представления», когда билетерша, свысока посматривая на нас, толпу консерваторских студентов, пытающихся пройти по студенческому, изрекла: «Чем ходить на ТАКИЕ, тем более платные, концерты, лучше бы дома сидели!» Но при появлении самого Марка Ильича наше ожидание было вознаграждено и нас пропустили.

Зал был полон. Идя на такие концерты, иногда задумываешься, что же все-таки привлекает слушателей (я имею в виду не профессионалов-музыкантов) в подобной музыке?! Скандалов масштаба 50–60-х годов давно не случается. Творчество Кейджа и его коллег уже прочно вошло как в концертные репертуары, так и в вузовские учебники, до сих пор, однако, вызывая многочисленные споры. Да и трудно было представить себе более доброжелательную публику, чем была на этом концерте, становящуюся еще дружелюбнее от постоянного контакта харизматичного Пекарского с залом. Не могу не отметить потрясающие взаимоотношения Марка Ильича со своими талантливыми учениками – студентами консерватории. О них он откровенно сказал в перерыве: «Нелюбимых не имею, но не вижу ничего плохого в том, чтобы иметь любимчиков»!

Этот концерт стал удачным примером соединения таланта дирижера, пропагандиста авангардной музыки, замечательного коммуникатора с интереснейшим репертуаром. Прозвучали сочинения как самого Кейджа, композитора, страстного экспериментатора («Аmores» для препарированного фортепиано и ударных, 1943; «Credo in US», 1942), так и его учителя Генри Кауэлла («Пульс», 1939). В «Аmores» звук препарированного рояля как нельзя более гармонично сочетался с ударными инструментами, так как в нем появились и «деревянные» призвуки, и металлические нотки. Было исполнено также произведение друга Кейджа Алана Хованеса (Секстет для скрипки и ударных, 1968). Интереснейшая, полная новаторских находок, музыка, пронизанная восточными мотивами. Впервые услышав это произведение, мне вспомнились слова замечательного композитора А. Вустина об ударных инструментах: «Ударные инструменты ритуальны по своей природе. Это настоящая магия, искусство барабанщиков, например». На мой взгляд, кульминацией концерта явилась совместная работа Кейджа и Лу Харрисона «Двойная музыка» (1941), потрясающее по мощи и силе воздействия произведение. Прозвучал и концерт для скрипки и оркестра ударных Лу Харрисона.

Завершился концерт ироничной пьесой Кейджа «Credo in US». Сам композитор переводил это название двояко – «Кредо в нас» или «Кредо в Соединенных Штатах». С отличным чувством юмора Кейдж спародировал в пьесе американский музыкальный быт. Дело в том, что она написана для фортепиано, ударных, электрического звонка и, что самое забавное, радиоприемника. Наиболее запомнился не стук пианиста по деке рояля, и даже не звук электрического звонка, а звучащая определенное количество секунд спонтанно выбираемая эфирная волна на радио. Таким образом, в произведении прозвучали цитаты из музыки групп «Сплин», «Backstreet Boys», Марайи Кэрри, а закончился концерт жизнерадостным отрывком из песни группы «Авария» «Летим высоко».

Ярослава Кабалевская,
студентка 4 курса

Оставить коментарий