Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

В состоянии поиска

№ 2 (1216), март 2003

Деятельность Центра современной музыки в этом сезоне отличается особой интенсивностью. Были проведены несколько фестивалей современной музыки – и у нас и за рубежом, в консерватории успешно внедряется новый учебный курс «Музыка ХХ века: новые композиторские и исполнительские техники», двухгодичный концертный цикл «Антология русского и немецкого авангарда» был назван авторитетнейшей немецкой газетой Франкфуртер алльгемайне цайтунг «одним из значительнейших музыкальных событий Москвы последних лет». Наш корреспондент беседует с художественным руководителем Центра, заведующим кафедрой современной музыки профессором В. Г. Тарнопольским.

Владимир Григорьевич! Масштаб сделанного впечатляет, но хочется узнать и подробности. Поделитесь, пожалуйста.

Спасибо за внимание к нашей работе. У нас действительно было очень много различных событий. Основные направления нашей деятельности – учебное, концертное и просветительское. Десять лет назад, когда инициаторы создания Центра современной музыкинаш нынешний ректор А. Соколов, дирижер И. Дронов и я – обсуждали цели его создания, то в качестве важнейшей из них мы определили именно комплексность подхода к проблемам современной музыки. Ведь очень многие наши исполнители – настоящие пионеры новой музыки, среди музыковедов тоже нет недостатка в специалистах по ХХ веку, я не говорю о композиторах, которые уже по определению олицетворяют собой новую музыку. Но при этом наши студенты зачастую не знают даже имен крупнейших композиторов второй половины ХХ века и вообще очень плохо представляют себе развитие музыки прошлого столетия. Следствием этого потом становится заметная ограниченность концертного репертуара – и солистов, и ансамблей, и оркестров. Ведь даже музыка самого популярного в мире композитора ХХ века – Стравинского – у нас все еще редкая залетная «Жар-птица», что уж говорить о Рославце, Лурье или Вышнеградском!

В этом контексте и концертные программы аспирантского ансамбля Студия новой музыки, и новый учебный курс, который читается сегодня студентам духового и хорового факультетов, и наш международный фестиваль Московский форум – это и есть основные элементы комплексного подхода к проблеме изучения и «внедрения» новой музыки в учебный процесс и в концертную жизнь.

В консерватории больше известны, естественно, ваши московские программы. Но Студия новой музыки ведет большую концертную деятельность и за пределами консерватории?

В прошлом году мы дважды побывали в Петербурге с программами «Шенберг-Кандинский: звук и цвет» и «Путешествие из Москвы в Петербург», в которой была представлена музыка 20-х и 90-х годов композиторов обеих столиц.

Один из концертов ансамбля я не побоялся бы назвать историческим – я имею в виду мировую премьеру недавно найденной в архивах Камерной симфонии (№ 2) Рославца, состоявшуюся на родине композитора в Брянске. Вот уж поистине, рукописи не горят! Кстати, по поводу этой сенсационной находки мы получили десятки запросов и предложений от музыкантов и организаций разных стран. К сожалению, лишь в России никто не заинтересовался этим замечательным произведением, которое, несомненно, войдет в учебники по истории русской музыки. И если отсутствие любопытства со стороны концертных организаций еще как-то может быть объяснено сегодняшней разрухой всей нашей музыкальной индустрии, то отсутствие профессионального интереса у историков музыки наводит на грустные мысли. А ведь кабинет нашей кафедры современной музыки находится «дверь в дверь» с кабинетом кафедры русской музыки!

Но вернемся к гастролям. Из зарубежных поездок этого сезона я особенно выделил бы концерты, лекции и мастер-классы в таких известных университетах как Оксфордский, Бостонский и Гарвардский. Важно отметить, что в подобных поездках мы выступаем не только как приглашенные гастролеры, наш Центр современной музыки разрабатывает саму концепцию и программы этих фестивалей. Мы все находимся сегодня в состоянии поиска собственной самоидентификации в новой стране и в новом мире. Поэтому новые идеи и концепции нам нужны не только для того, чтобы выдерживать острую конкуренцию на Западе, они необходимы, прежде всего, для того, чтобы современная музыка не потеряла актуальности здесь, в России.

Недавно создана новая кафедра современной музыки, которую Вы возглавили. Она не вторгается в сферу деятельности кафедры композиции?

Абсолютно нет. Мы не пересекаемся ни с одной кафедрой. Наша кафедра – межфакультетская и важнейшая часть ее учебной работы – разработка и внедрение на исполнительских факультетах нового курса «Музыка ХХ века: новые композиторские и исполнительские техники». Этот курс читается один семестр и состоит из четырех разделов – новые композиторские техники (додекафония, сериализм, алеаторика, сонористика и т. д.), новые исполнительские техники (новые приемы звукоизвлечения, напр. аккорды и на духовых и др.), новые типы ансамблей и новые функции инструментов в оркестре, и, наконец, новая нотация. Как видите – это предельно краткий курс всего того, что сегодня уже нельзя не знать по современной музыке. Наш курс прошел солидную апробацию – на протяжении последних пяти лет он читался аспирантам класса «Ансамбль современной музыки». Кроме того, этот же курс наши выпускники уже несколько лет успешно ведут в Колледже им. Ипполитова-Иванова. Кроме того предполагается, в частности, составление хрестоматии по современным ансамблевым трудностям, выпуск сборников-исследований по актуальным проблемам современной музыки.

Вот уже второй год силами Центра современной музыки Вы проводите цикл концертов «Антология русского и немецкого авангарда», причем концерты со столь сложными программами на удивление хорошо посещаются и принимаются публикой. Теперь этот проект получил престижную премию Культурного фонда Сименс. Почему Вы решили построить Вашу концертную серию на принципе сопоставления?

Наши культуры, с одной стороны, теснейшим образом связаны исторически (вспомните немецких учителей многих русских классиков, да и вообще всю нашу по существу русско-немецкую теорию музыки) А с другой – они типологически в чем-то противоположны. При этом в немецкой и русской музыке ХХ века есть удивительные параллели – чего стоят, к примеру, лишь такие совпадения как «Газетные объявления» Мосолова и «Газетные вырезки» Эйслера, написанные независимо друг от друга в 1926 году! А практически синхронные поиски додекафонии! А запреты на целые направления и политические преследования художников во второй половине 30-х! Нас объединяет действительно слишком многое. А выстраивая целое, я стремился к тому, чтобы уже сами названия программ красноречиво свидетельствовали о концепции всего цикла – «Конструктивизм 20-х», «Вперед, к додекафонии», «Между пением и мелодекламацией», «Запрещенная музыка» «Музыка эмиграции», «Второе рождение авангарда», «Лабиринты звуковых структур», «Тембровая композиция» и т. д.

То есть совместный российско-германский проект занял главное место в работе Центра?

Отнюдь. Работа идет одновременно по многим направлениям. С 14 по 20 апреля мы проводим IХ международный фестиваль Московский Форум. На этот раз его тема – «Старинная музыка на новых инструментах, новая музыка на старинных инструментах». Традиционно фестиваль откроет Студия новой музыки под управлением И. Дронова, а продолжат известнейшие зарубежные коллективы – Шенберг-ансамбль (Нидерланды), Фретворк (Великобритания) и др. В январе следующего года мы будем проводить конкурсный отбор исполнителей в Международный молодежный оркестр под управлением Пьера Булеза. А через несколько недель мы опять отправляемся в Брянск на традиционный фестиваль им. Н. Рославца. В июне – проводим II международный конкурс молодых композиторов им. Юргенсона с концертов из произведений лауреатов. В сентябре мы приглашены в Германию на фестиваль Берлинер фествохен, проходящий в рамках года культуры России в ФРГ, а в октябре – гастроли по США. Так что работаем!

С проф. В. Г. Тарнопольским беседовал
студент III курса Максим Подскочий

На снимке: репетиция в Оксфорде

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий