Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

В лучших традициях

№ 1 (1215), февраль 2003

29 ноября 2002 года в Московской государственной консерватории прошли традиционные исторические чтения Кафедры истории зарубежной музыки. На этот раз они были посвящены памяти выдающегося ученого, музыковеда-историка, замечательного педагога, профессора Московской консерватории Надежды Сергеевны Николаевой (1922–1988).

Диапазон ее интересов охватывал музыку от эпохи барокко до первой половины ХХ века, но основное внимание было сосредоточено на истории музыки XIX века – от Бетховена до Брукнера. Её капитальные труды о Бетховене, Шумане, Вагнере находятся за общими шапками учебников для спецкурса по истории зарубежной музыки, над которым Н. С. Николаева работала практически всю жизнь. Единственная книга – «Симфонии Чайковского», вышла в 1958 году – в год Первого конкурса им. Чайковского. Эта монография сочетает в себе высокий уровень академизма и поэтическую образность, демонстрирует истинную культуру музыковедческого мышления, достоинство и естественность стиля. Вспоминая работу над книгой, ее редактор Н. Г. Шахназарова рассказала собравшимся, что монография оставила у нее «одно из самых сильных редакторских впечатлений». Прошло 45 лет, но это исследование и по сей день не потеряло своего значения.

В составе участников конференции преобладали ученики Н. С. Николаевой (Н. А. Гаврилова, Е. И. Гордина, Е. Л. Гуревич, И. В. Коженова, Е. В. Сысоева, О. С. Фадеева, А. А. Филиппов, Е. М. Царева), а тематика определялась в основном кругом ее научных интересов. Е. Л. Гуревич, анализируя лучшие традиции отношений Учителя с учениками по переписке педагога и директора (1889–1905) Московской консерватории В. И. Сафонова, сравнила их с взаимоотношениями Н. Николаевой со своими студентами. По мнению Е. М. Царевой, прошедшей под руководством Николаевой путь от курсовой работы до докторской диссертации, Надежда Сергеевна «создала школу отношения к истории музыки», которая «до сих пор направляет поступки музыковедов». Доказательством этого был доклад «Симфонии Чайковского как музыковедческая проблема», в котором Е. М. Царева поставила новые вопросы о жанре симфонии в творчестве Чайковского.

В нескольких докладах были освещены темы, разработка которых начиналась под руководством Надежды Сергеевны: она поддержала в свое время интерес Е. И. Гординой к музыке балканского региона, направила научную деятельность И. В. Коженовой на исследование творчества Яна Сибелиуса, подсказала О. С. Фадеевой очень важную и мало освещенную у нас тему ораториальных жанров в музыке XIX века. Новые ракурсы раскрытия этих тем были связаны с вопросами бытования сербской поэзии в музыкально-поэтическом искусстве, различных авторских версий произведений Сибелиуса, сравнения ораторий Листа и Берлиоза на духовные сюжеты. Произведения Мартину и Онеггера, созданные в середине прошлого века, были абсолютно новыми в те годы, когда к ним обратились Н. Гаврилова и Е. Сысоева, – сейчас научный интерес выступавших направлен к явлениям, обобщающим музыку ХХ столетия.

Не осталась без внимания одна из любимых тем Н. Николаевой – музыкальное и литературное наследие Р. Вагнера. Р. А. Насонов рассмотрел проблему автобиографичности тетралогии «Кольцо нибелунга» с религиозно-символической точки зрения. М. А. Сапонов познакомил собравшихся с готовящимся к изданию русским переводом писем Вагнера (47 писем 19 адресатам), написанных им во время пребывания в Москве и Петербурге весной 1863 года. Н. Рубинштейн, К. Шуберт, М. Виельгорский, фон Мекки – вот лишь неполный перечень русских контактов создателя «Тристана» и «Мейстерзингеров».

Два доклада прошли под знаком музыки А. К. Глазунова. Музыковед из Твери А. А. Филиппов предварил свой музыкально-эстетический этюд «Драматургические основы эпической симфонии» воспоминанием о том, как его восторженное отношение к симфониям Глазунова нашло неподдельный отклик у Н. С. Николаевой. Д. Р. Петров, исходя из аналитического метода Шёнберга, предпринял интересное сравнение звуковысотных тематических моделей в произведениях Глазунова и Брамса и убедительно показал связь композиторской техники Глазунова с принципом монотематизма, с одной стороны, и серийной техникой – с другой.

Неожиданно обобщающее значение придал материалам конференции последний доклад: С. Ю. Сигида. Обнаружившая новые грани творческой биографии Э. Вареза, она обратила внимание присутствующих на его связи с музыкантами разных времен. Среди предков Вареза были композиторы эпохи строгого стиля. Сам же он высоко ценил Бетховена и Берлиоза, в частности его ораторию «Детство Христа», музыка которой прозвучала на конференции и так порадовала ее участников.

Григорий Моисеев

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий