Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Камертон художественной правды

№ 4 (1296), апрель 2012

Консерватория простилась с Юрием Николаевичем Рагсом, который вплоть до недавнего времени был профессором кафедры теории музыки. Он ушел из жизни 9 марта, и, несмотря на то что это случилось сразу после праздников, на гражданскую панихиду в Малом зале, а затем и на отпевание, которое состоялось в Храме Большого Вознесения, пришли многие. Пришли, чтобы отдать дань известному ученому, прекрасному музыканту и педагогу, человеку широкой души, всегда готовому помочь профессиональным и житейским советом.

Едва ли можно точно охарактеризовать сферу научных интересов Рагса, поскольку его интересовало все: музыковедение, философия, эстетика, акустика, информатика, техника. По этому поводу он говорил так: «Самая главная черта у меня (и в этом и достоинство, и множество недостатков моих) – постоянное стремление к чему-то новому. Отсюда – универсальность, отсюда и разбросанность». Но для многочисленных учеников Юрия Николаевича такая «разбросанность» оборачивалась великим благом, так как приучала мыслить нестандартно. Под его руководством писались исследования, затрагивающие самые разные сферы, – такие как философия, эстетика, методология, акустика, сольфеджио, звукорежиссура, кампанология (учение о колоколах). Эти работы отличаются широким культурологическим подходом, присущим творческому методу самого Юрия Николаевича, в них видно стремление к синтезу между точными знаниями о музыкальном искусстве и субъективным постижением его художественной ценности. Примером такого синтеза являются обе диссертации Рагса и две его последние книги («Эстетика снизу и эстетика сверху – квантитативные пути сближения», «Акустические знания в системе музыкального образования»).

Ученик Н. А. Гарбузова и С. С. Скребкова, Юрий Николаевич преподавал в ведущих музыкальных вузах страны – Московской консерватории и Институте (Академии) имени Гнесиных. Но путь в музыку был нелегким, ведь его детство и юность пришлись на трудные для нашей страны годы. Родился он в Казани, затем семья переехала в Куйбышев (ныне Самара), где он (в возрасте 10 лет!) стал брать первые уроки по фортепиано. С началом войны, после восьми классов общеобразовательной школы, он пошел работать на военный завод токарем. Рабочая карточка помогала семье выжить. А затем был Куйбышевский механический техникум, в котором Рагс проучился год. Музыкальное училище удалось закончить лишь в 1946 году.

Вспоминая то время, Юрий Николаевич говорил, что из-за токарных и слесарных дел его руки настолько огрубели, что пришлось перейти на теоретическое отделение. Но любовь к музыке и, конечно, трудолюбие все же помогли ему поступить в Московскую консерваторию, которую он окончил сразу по двум специальностям – как музыковед и пианист.

Технические способности позволили Рагсу впоследствии организовать и возглавить Вычислительный центр консерватории, а пианистическое образование наложило отпечаток на характер педагогической деятельности в области теории музыки. В изучении музыкального произведения Юрий Николаевич выделял две взаимосвязанные стороны: научное познание музыковеда, нацеленное на решение теоретических и исторических проблем, и художественное познание музыканта-исполнителя, для которого на первом плане – собственное отношение к музыке. В первом случае нотный текст – это изоморфная модель, которая позволяет говорить о каких-либо закономерностях музыкального языка, во втором – тот же текст является импульсом для собственной творческой работы. Это объясняет, почему в последние годы Рагс пришел к новому построению своего курса анализа, сделав его не совсем обычным.

Юрий Николаевич называл этот курс «исполнительским анализом». Он считал, что изучать типы музыкальной формы (период, рондо, соната и пр.) нужно в основном в среднем звене, в вузе же следует приучать к целостному охвату произведения, выделяя при этом художественную сторону. Особенностью курса было введение всевозможных приемов и средств творческой настройки. На уроках исполнялась, а затем уже анализировалась музыка из студенческого репертуара (играли сами студенты и их учитель), для полноты картины привлекались многочисленные ассоциации и параллели с другими видами искусств, изучалась историческая обстановка, сопутствующая созданию того или иного произведения и т. д. Метод Рагса состоял в том, чтобы пробудить творческую активность студента и задействовать его мышление. Педагог аккумулировал творческую энергию и передавал ее своим ученикам.

Юрий Николаевич Рагс прожил долгую, яркую жизнь – ему было 85. До самого последнего дня он работал над рукописями – своими и чужими, давал консультации ученикам. Говорят, что случайностей не бывает. Не случайной, наверное, была и тема его первой, кандидатской, диссертации «О художественной норме чистой интонации при исполнении мелодии», – ведь в его душе всегда звучала чистая интонация, выверенная безошибочным чувством художественной правды. Легкий и светлый человек, очень скромный и тактичный, он настраивал окружающих по своему камертону. Низкий поклон ему за все и Вечная Память!

Доцент И. В. Воронцова

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий