Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Вечер с «Маленьким принцем»

№ 9 (1256), декабрь 2007

Одним из наиболее интересных музыкальных событий уходящего года стал Вечер фортепианной музыки в исполнении доцента Валентины Анатольевны Риневич (Молотковой), состоявшийся 18 июня в Рахманиновском зале и запомнившийся особым ощущением творческого подъема. В программе концерта, который вела Нелли Покровская, прозвучали произведения Ф. Шопена, К. Дебюсси, М. Равеля, О. Мессиана и А. В. Самонова.Первое отделение было посвящено премьере девяти фантазий «Маленький принц» профессора А. В. Самонова. В интерпретации В. А. Риневич в полной мере проявились романтическая образность, искренность и одухотворенность, свойственные музыке Анатолия Васильевича. Это интереснейшее произведение можно сравнить с «Крейслерианой» Р. Шумана. «Маленький принц», появившийся спустя 150 лет после создания великим композитором восьми фантазий по «Крейслериане» Э. Т. А. Гофмана, ассоциируется с ними не только по жанру и строению цикла, но и благодаря искреннему, проникновенному ощущению композитором трагической несовместимости чистой души с жестокой реальностью. «Музыка полна чувственного обаяния и тепла, — считает пианистка. — В ней есть мерцающие темы-символы, звукопись и пластика балетных танцев театрального действа, россыпи пассажей и переливчатая радуга изысканных созвучий, функционально-гармоническая зыбкость и блистательно-концертной форма звукового воплощения».

По аналогии с шедевром Р. Шумана автор «Маленького принца» не дал программные названия каждой из девяти фантазий. Тем не менее в свойственных стилю пианистки разнообразных, многокрасочных интонациях, расцвечивавших благодарную для исполнителя фортепианную фактуру, порой узнавались знакомые с детства образы и персонажи.

В. А. Риневич удалось поразительно глубоко и искренне прочувствовать и воплотить подлинный космизм, трагедию и ее преодоление в созданном композитором неоромантическом произведении, достойном, по ее словам, быть названным «Крейслерианой XX века». Слушая «Маленького принца», публика убеждалась в том, что и автор, и исполнитель обладают подлинным знанием богатейших ресурсов рояля, особенностей обертоники инструмента и мастерски владеют ими, воплощая романтику А. де Сент-Экзюпери. Ее суть, по мнению А. В.  Самонова, наиболее точно отражает знаменитый шумановский афоризм: «Художник, поэт и композитор тот, у кого не заживает рана в сердце».

Второе отделение открыли пьесы К. Дебюсси из цикла «Образы» («Отражения в воде», «Подражание Рамо», «Звоны сквозь листву») и пьеса «Печальные птицы» М. Равеля, создавшая в «золотом сечении» концертной программы своего рода «образную арку» с «Маленьким принцем». Шедевры импрессионизма были исполнены пианисткой свободно и вдохновенно, с «полным погружением в многоцветную, изысканную палитру чувств и настроений музыкального опуса» (проф. В. Г. Агафонников).

«Двадцать взглядов на младенца Иисуса» О. Мессиана — одно из самых любимых и часто исполняемых артисткой произведений. В этот вечер прозвучали две пьесы из грандиозного цикла: «Первое причастие Девы Марии» и «Поцелуй младенца Иисуса». Особенности трактовки В. А. Риневич музыки О. Мессиана, связанные со стремлением воплотить ее высокое духовное начало, как нельзя лучше раскрывают слова композитора Р. С. Леденева об «импульсивности, душевности, порывистости, порою нервности» ее игры, трогающей «искренностью, незаученностью исполняемых произведений, естественным процессом музицирования, хорошим чувством формы и стилевых особенностей».

Эти драгоценные качества ощущаются слушателями в интерпретациях пианисткой признанных шедевров музыки разных эпох, но с особенной силой и истовостью они слышимы в музыке композиторов-романтиков, и прежде всего — в творчестве Ф.Шопена, произведения которого наиболее часто звучат в ее концертах. Завершившие вечер фа-диез-минорный ноктюрн и Баркарола отличались гибкостью течения музыкальной мысли и эмоций в сочетании с органичностью и цельностью музыкальной материи. На бис прозвучали два шопеновских ноктюрна — си-бемоль минор и до-диез минор, — ставшие своеобразным «постскриптумом» замечательного фортепианного вечера.

«У нее рояль поет, и лиризм проникновенный», — говорил о своей аспирантке П. А. Серебряков. Р. Р. Керер подчеркивал такие качества своей ученицы, как «убедительность, свобода, масштабность, сильный эмоциональный накал и романтическая стихийность, глубокое осмысление музыки и благородный лиризм» — «исключительные способности захватывающего художника». В Московской консерватории В. А. Риневич преподает около 30 лет, среди ее учеников — Ю. Бочаров, С. Голубков, П. Зингер, А. Комиссаренко, В. Рыжаев, С. Сегаль, А. Семенов, Ф. Софронов, И. Юсупова и другие известные музыканты.

Пожелаем же Валентине Анатольевне новых интересных концертов и творческих откровений!

Доцент С. В. Голубков

Оставить коментарий