Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

«Джазовая провинция» в Москве

№ 3 (1268), март 2009

Фестиваль «Джазовая провинция»

В середине девяностых годов прошлого века в Московской консерватории проходила научная конференция к 120-летию со дня рождения Рахманинова. В числе докладов было исследование Ю. Васильева о джазе в творчестве эмигрировавшего за границу композитора. И действительно оказалось, что в позднем творчестве Рахманинова все же проступают некоторые джазовые элементы…
3 февраля 2009 года джаз и Рахманинов вновь опосредованно воссоединились: в Рахманиновском зале в рамках XIII (передвижного) международного фестиваля «Джазовая провинция» прошел концерт замечательных музыкантов курского квартета под руководством Леонида Винцкевича, по совместительству арт-директора фестиваля. Довольно необычное сочетание барочной люстры с тельняшками в зале приобрело смысл, как только зазвучал джаз – музыка, соединяющая любые жанры и стили.
Говорят, что Винцкевич, вслед за Г. Лукьяновым и И. Брилем, еще в 80-е удивлял иностранную публику своим русским фольклором в джазе. В Рахманиновском зале в дуэте с сыном, саксофонистом Николаем Винцкевичем, прозвучала его околофольклорная пьеса («Деревенская музыка») – нечто вроде русских наигрышей-попевочек перемешалось в авангардных политональностях с джаз-роковыми риффами. Были довольны и джазовые зрители, и представители академической музыки, и «матросы», и «пиджаки». Да и сам квартет был одет по-разному: Винцкевичи – в черные костюмы, а Стив Кершоу (контрабас) и Питер Сверд (ударные) – в повседневное.

Современная джазовая музыка (в своем большинстве авторство принадлежало участникам квартета) была представлена напевными балладами и резким ритмическим драйвом. Было заметно, что музыканты по-особому любят глиссандо, игру квинтами, виртуозные пассажи, а также 32-тактовый «квадрат», который в тот вечер почти никогда не покидал сцену. Было много семиступенной диатоники, поэтому гемиольную тему «Nardis» зрители явно ощутили хитом программы. Пианист дергал струны под крышкой рояля, ударник «шипел» и скрипел тарелками, басист смычком вдавливал остинатный тон, а саксофонист загадочно передувал в мундштук. Вот такое почти авангардное вступление приобрела восточная музыка с увеличенными секундами М. Дэвиса, под которую еще в 60-е годы «зажигал» Билл Эванс со своим трио.
Было очень душевно, безо всякого гонора и пафоса. Думается, что московским джазменам стоит взять это на заметку. Ведь по-настоящему очаровать публику в 250 человек (а свободных мест в Рахманиновском зале не было) удается далеко не каждому.

Александр Чернышов,
композитор, преподаватель МГК

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий