Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Мессиан forever

№ 1 (1266), январь 2009

Концерт, прошедший 17 декабря в Зале им. Н.Я.Мясковского, по сути, явился продолжением консерваторского Фестиваля, посвященного 100-летию Оливье Мессиана. Прежде всего – благодаря редко исполняемому в России вокальному циклу «Harawi», а также таким фортепианным сочинениям, как Прелюдия, «Кантейоджайя», «Лесной жаворонок», симфоническая медитация «Забытые приношения» в авторской версии для фортепиано и две пьесы из цикла «Двадцать взглядов на младенца Иисуса».

Прочтение столь непростых во всех отношениях композиций было отмечено высокой степенью мастерства, вдохновения и ярко-личностным подходом музыкантов – певицы Елены Золотовой (сопрано) и пианистов – доц. Валентины Риневич и Федора Амирова. Им удалось совместить, казалось бы, взаимоисключающие начала в музыке этого автора – «авангардное» и «мистико-роматическое».

Наверное, вклад Мессиана в сокровищницу нашей цивилизации в полной мере еще предстоит оценить. Его религиозность – не просто дань родным традициям, а глубоко сущностное, космическое видение мира, осознание божественного присутствия в природе и жизни человека «связи всех вещей» вне преград пространства и времени.

Об этом все его музыкальные опусы, и особенно – «Harawi», песни Любви и Смерти. Написанное в год окончания Второй мировой войны, это сочинение предшествует созданию «Турангалила-симфонии» и сопоставимо с ней по масштабам. Импульсом к возникновению «Harawi» послужил перуанский фольклор. Мессиану близки образы земной любви как вселенского чувства, самого яркого проявления жизненности. Горы и звезды, символизирующие бесконечность и вечность, в которых бессчетно вершится мистерия жизни – любви – смерти – возрождения. Голубка, священный образ у майя, также имеет для композитора сакральный смысл.
Богатство ритмо-пластической игры и разнообразие воплощаемых динамических и артикуляционных нюансов в дуэте сопрано (Елена Золотова) и фортепиано (Федор Амиров) создавало почти зримые образы: человека в танце и любовном диалоге, бесконечного вращения планет, мерцания звезд, криков животных, спящего в джунглях города…
Медитация «Забытые приношения», открывавшая второе отделение вечера, – одно из ранних произведений Мессиана, удивительных по своей философской глубине. Его разделы – «Крест», «Грех», «Святое причастие» – передают опыт духовной трансформации, преображения на пути самопознания человека. Особенно впечатляет контраст между вторым и третьим разделами. В «Грехе» концентрация диссонанатности и сложной нерегулярной ритмики являет образ мятущейся неприкаянности, рассогласованности ума–тела–духа. «Святое причастие» – метаморфоза просветления. Федору Амирову в полной мере удалось передать покой, совершенство и равновесие, естественное и легкое осознание настоящего момента и вечности. Так же ярко прозвучали Прелюдия, «Лесной жаворонок» из «Каталога птиц» и виртуозная «Кантейоджайя» с ее волнами магически-завораживающих ритмов.
В игре Валентины Риневич, исполнившей «Первое причастие Девы» и «Поцелуй младенца Иисуса» из знакового опуса композитора «Двадцать взглядов…», в отличие от недавно услышанной интерпретации Ивана Соколова, ощущалась большая сопричастность нашей жизни, близость земному и личному. Ведь разве не подобна Деве Марии земная мать, с любовью и благоговением ожидающая свое дитя? А любовь младенца Иисуса – это доверчивость и открытость земного младенца…
Горячие рукоплескания публики красноречивее слов говорили о том, что музыку Мессиана ценят не только профессионалы. И, стало быть, миссия композитора – через сотворенные в музыке образы Любви и Благодати помогать нам обретать Царствие Божие – выполняется.

Юлия Николаева

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий