Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

В беседах о музыке, о жизни, о любви

№9 (1347), декабрь 2017

В Москву приехала Лаборатория современного зрителя, созданная на базе Пермского оперного театра и балета им. П. И. Чайковского. Проект, включающий лекции о музыке, мастер-классы исполнителей и музыковедов, за два года своего существования привлек почти несколько тысяч человек. Цель лаборатории – познакомить публику (преимущественно, меломанов) с композиторами и их произведениями непосредственно перед ближайшим концертом.

Столичным слушателям предложили погрузиться в мир музыки двух великих австрийцев, таким образом подготавливая их восприятие к грядущему событию – исполнению 25 ноября в Большом зале Московской консерватории Первой симфонии Малера и Скрипичного концерта Берга силами оркестра MusicAeterna под управлением Теодора Курентзиса (при участии известной скрипачки Патриции Копачинской). В рамках мероприятия несколько человек получили от организаторов приятный «бонус» в виде посещения записи малеровской симфонии на студии.

Однако в целом программа московских гастролей лаборатории была посвящена не только музыке Малера и Берга, но и контексту вокруг них. Тем самым охватывалось большое количество исторических имен и фактов. Музыковед Ренате Старк-Войт, редактор «New Critical Edition», прочитала две лекции о Малере, одна из которых была посвящена замыслу, истории создания и структуре Первой симфонии, а другая – особенностям разных редакций сочинения, причем, с наглядной демонстрацией авторских примечаний и правок. Приятно, что в зале при этом находилась профессор МГК И. А. Барсова, как известно, ведущий малеровед: по словам зарубежной гостьи, зная о присутствии старшей коллеги, она готовилась к выступлению с особым волнением. Еще один разбор упомянутой малеровской симфонии представил дирижер Артем Абашев, который проиллюстрировал многие темы на рояле, стараясь как можно доступнее и проще объяснить концепцию каждой части.

Знакомство с творчеством Берга осуществила его исследователь, профессор Нижегородской консерватории Юлия Векслер. Театровед и музыкальный критик Алексей Парин, в свою очередь, рассказал слушателям о композиторах-дирижерах – Малере, Цемлинском, Стравинском и других. Отдельные встречи в рамках лаборатории были посвящены хореографии: специалист в этой области Ника Пархомовская устроила некий экскурс в историю танца, балетовед Вита Хлопова поведала о танцевальных спектаклях на музыку Малера, а хореограф Владимир Варнава провел целый мастер-класс, который плавно перетек в танцевальный перформанс с участием зрителей.

Обрамляли эти события публичные беседы в Москве и Санкт-Петербурге. В Шереметьевском дворце северной столицы состоялся диалог двух ярких художников нашего времени – режиссера Александра Сокурова и дирижера, художественного руководителя Пермского театра оперы и балета им. П. И. Чайковского Теодора Курентзиса. Философские взгляды обоих ораторов на многие эстетические понятия (красоту, жизнь, искусство), высказывания о кино, современной музыке – это и многое другое составляло суть увлекательного разговора.

Другую интереснейшую встречу Теодор Курентзис провел в Москве с композитором Леонидом Десятниковым. Мероприятие состоялось 13 ноября в итальянском дворике ГМИИ имени Пушкина, который едва вместил наплыв слушателей. Несмотря на большую задержку и проблемы с организацией, разговор прошел на одном дыхании, хотя, пожалуй, предназначался он скорее профессионалам, чем любителям музыки.

Прежде чем начать свой public-talk, Курентзис обратился к присутствующим с такими словами: «Я – не человек, который знает больше, чем вы. Я не уверен, что могу вам что-то передать. Но я убежден, что будущее музыки – не столько в развитии исполнительского мастерства, сколько в совершенствовании восприятия зрителя. Если сейчас я или Леонид Аркадьевич пять раз прослушал бы «Парсифаля» Вагнера, я нашел бы его местами интересным, но очень скучным. Но стоит нам начать это произведение учить, разбирать, входить в него, прожить с ним пару месяцев – и мы найдем к нему ключ».

По сути, Десятников весь вечер выступал в роли интервьюера, задавая вопросы, связанные с Первой симфонией Малера. Под пристальным взором статуи Давида Курентзис рассуждал о Малере как о своем современнике или, скорее, близком человеке – цитировал его письма, «вспоминал» его встречу с Бюловым, рассказывал о том, что после смерти композитора доктор Фрейд отправил счета за лечение его супруге Альме. Когда маэстро начинал «увлекаться» – например, объяснять тематические и мотивные связи между Первой симфонией Малера и Четвертой Бетховена – Десятников, с присущим ему остроумием, «возвращал» дирижера в реальность, отражавшуюся в глазах озадаченных и одновременно восхищенных лиц.

Наиболее вдохновенно Курентзис рассказывал о самой партитуре, не ограничиваясь музыковедческим анализом, а прибегая к своей художественной, метафорически-образной трактовке, которая органично дополнялась пением наиболее важных тем симфонии столь любимого им автора. По словам маэстро, он мечтал бы поговорить с композитором – о симфонии, о жизни, о любви: «Я счастлив, когда я – с Малером. Я словно прихожу к беседе с самим собой – к свободе…»

Надежда Травина, ответственный редактор «РМ»

Фото Александры Муравьевой

Оставить коментарий