Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Нерасторжимое единство

№3 (1359), март 2019

23 февраля в Малом зале состоялся концерт фортепианного дуэта – Дениса Чефанова и Виктора Лядова, молодых педагогов консерватории. В концерте принимали участие студенты МГК Янай Егудин и Андрей Габелков (ударные). Публика услышала крупные сочинения для двух роялей – сонату Брамса фа минор, соч. 34 bis (авторское переложение Квинтета фа минор, соч. 34) и сонату Бартока для двух фортепиано и ударных. Мероприятие было посвящено памяти недавно ушедшего народного артиста России, профессора В.М. Снегирева. Долгое время Валентин Михайлович был солистом ГАСО под управлением Е.Ф. Светланова, а в 1958 году участвовал в советской премьере сонаты Бартока.

Денис Чефанов, который в свое время учился у проф. Н.Л. Штаркмана и работал ассистентом проф. А.А. Наседкина, «рисовал» то хрупкие и трепетные, то насыщенные до пронзительности образы. А Виктор Лядов, ученик проф. Т.П. Николаевой и ассистент (в прошлом году) проф. А.С. Струкова, играл концептуально и очень выстроенно, достигая глубин содержания музыки. Получилось нерасторжимое стройное единство. В сонате Бартока к ним присоединились Янай Егудин и Андрей Габелков – весьма артистичные ударники-виртуозы, студенты класса доц. В.М. Баркова, который, в свою очередь, учился у проф. В.М. Снегирева. В оригинальной версии Квинтета Брамса «духовные искания», воплощенные в фортепианной партии, сочетались с «задушевной речью» струнных инструментов. В двухрояльном переложении на первом плане было именно философское начало. Его главным носителем в предложенной интерпретации оказалась вторая часть. Исполнители представили тему Andante полной неразрешимых вопросов, сосредоточенной и  одухотворенной. В первой и третьей частях прозвучало много фантастических образов, финал же привел к подлинно трагической развязке.

Если соната Брамса была размышлением одного человека, то соната Бартока передала народную мощь и неиссякаемую жизненную энергию. Тема вступления, написанная в глубоком басу (сочетание фортепиано и литавр), прозвучала как заклинание. Основная тема, сложенная из мелких попевок, буквально сияла как пламя. Призывные интонации звали вдаль, к первозданной природе.

При всей разности стилей Бартока и Брамса, у композиторов есть общие характерные черты – через традиционные формы они воспроизводят неповторимое музыкальное содержание, создают свой уникальный мир. И это было блестяще передано участниками концерта.

Многое в программе сочеталось по принципу контраста: сложная философия Брамса и огненный темперамент Бартока, лучшие традиции школ Штаркмана и Николаевой, разнообразие тембров фортепиано и ударных. Все это явило значительный результат: ощущение прекрасного, наполнявшее зал, не покидало слушателей ни на минуту.

Степан Игнатьев,студент ФФ

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий