Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Симфония органа

№6 (1362), сентябрь 2019

В Большом зале состоялась премьера документально-художественного фильма «Симфония органа», посвященного реставрации исторического инструмента Аристида Кавайе-Колля. Ранее картина была с успехом показана на одном из крупнейших российских кинофестивалей «Окно в Европу». Теперь же ее смогла увидеть консерваторская публика.

Мероприятие состоялось в том самом месте, где фильм и снимался. Зрители следили за киноповествованием в непосредственной близости от его главного героя – самого органа. Выйдя после сеанса из зала, они оказывались перед витражом Святой Цецилии, который демонстрируется в картине и играет там важную символическую роль. А во втором отделении вечера гости смогли услышать звучание органа вживую: члены кафедры органа и клавесина консерватории проф. А.А. Паршин, проф. Л.В. Шишханова и проф. А.С. Семенов, а также органист из Франции Габриэль Маргьери продемонстрировали уникальные возможности отреставрированного инструмента. В концерте приняли участие Ольга Гречко (сопрано), Леонид Друтин (саксофон), хор студентов Московской консерватории (дирижер – Алексей Рудневский) и Ансамбль старинного танца The Time of Dance под управлением Наталии Кайдановской.

«Симфония органа» – первый полнометражный фильм, созданный Московской консерваторией. И не только по документам (Министерство культуры выдало картине прокатное удостоверение). Почти для всех его авторов консерватория – Аlma mater. Продюсерами картины выступили проф. А.С. Соколов и проф. М.В. Карасева. Функции режиссера, сценариста и монтажера взял на себя выпускник МГК Сергей Уваров. Музыку для «Симфонии органа» написал еще один выпускник – Денис Писаревский. Рассказчиком и соавтором закадрового текста стал проф. М.А. Сапонов, а героем фильма и научным консультантом – главный органный мастер, доц. Н.В. Малина.

Неудивительно, что звуковая составляющая в фильме находится на первом плане. Даже форма кинопроизведения организована по музыкальным принципам. Всё начинается с увертюры: под музыку I части Симфонии Писаревского демонстрируются кадры внутри органа. Только затем на экране появляется название фильма и начинается повествование, разделенное на два акта: «Рождение» об истории инструмента и «Возрождение» – о его реставрации 2014–2016 годов. Между актами – Интерлюдия: IV часть вышеупомянутого произведения.

В конце фильма звучит Токката из Пятой симфонии для органа Шарля-Мари Видора. Эту живую запись можно считать исторической: она сделана 12 декабря 2016 года на первом органном концерте после окончания реставрации. Выбор из обширной программы мероприятия именно этого сочинения, исполненного преподавателем кафедры органа и клавесина К.С. Волостновым, неслучаен: ту же Пятую симфонию сыграл сам Видор на торжественном вечере 11 апреля 1901 года, состоявшемся вскоре после установки органа в Большом зале. Именно тогда московская публика впервые услышала его звучание.

После премьеры. Фото Денис Рылов

Кстати, авторская историческая запись Токкаты Видора в фильме тоже фигурирует – в первом акте, во время рассказа о первой демонстрации органа на Всемирной выставке в Париже. Получилось уникальное музыкальное решение: одно и то же произведение дважды звучит в фильме целиком, но в разных исполнениях. Эта арка акцентирует параллель между двумя событиями и, в то же время, играет формообразующую роль.

Музыкальность фильма проявляется не только в количестве и значимости музыкальных эпизодов, но даже в работе с видеорядом. Так, использование кадров фасада органа и съемок работы мехов, снабжающих воздухом инструмент, позволяет говорить о визуальном аналоге вагнеровской лейтмотивной системы. Эти образы возвращаются снова и снова, однако каждый раз они варьируются и взаимодействуют с другими изображениями.

Прием наложения кадров также используется неоднократно. Подобная «полифония», образованная несколькими «слоями» видеоряда, помимо чисто эстетического имеет и символическое значение: например, в финальной Токкате кадры, снятые внутри органа, накладываются на съемки зрителей, слушающих концерт. Идея понятна: после долгого «отлучения» от публики инструмент, наконец, встретился с теми, ради кого он и существует.

Поскольку реставрация органа шла два года, и общий хронометраж съемок составил сотни часов, перед авторами фильма стояла непростая задача: «спрессовать» события таким образом, чтобы не просто рассказать об основных этапах, но передать ощущение от перерождения великого инструмента, одухотворить весьма приземленный, по сути, процесс. И здесь на помощь опять пришла музыка. Работа реставраторов демонстрируется под фрагменты ансамблевого произведения Дениса Писаревского «У горизонта событий», созданного специально для фильма. Решение не использовать в этой сцене органное звучание закономерно: инструмент не может играть, когда его разбирают и чинят. Но на авангардную музыку накладываются естественные внутрикадровые шумы – удары молотка, скрежет напильника, полирующего наконечник трубы… Таким образом, даже в подобные моменты орган все-таки звучит, пусть и нетипичным образом.

Авторы «Симфонии органа» подчеркивают: фильм – не просто документальный, а документально-художественный, поскольку главной задачей было создать художественный образ этого удивительного гиганта. Средствами видеоарта, музыкального и неигрового кино орган показан как живое существо: он может спать и просыпаться, он может страдать, он может дышать. Но главное, это напоминание того, что последний концертный орган Кавайе-Колля снова обрел голос.

Собкор «РМ»

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий