Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Звук возникал из его рук

№ 5 (1307), май 2013

Хоровой мир Европы понес невосполнимую утрату: 13 февраля ушел из жизни шведский дирижер и органист Эрик Густав Эриксон.

Эриксон родился в 1918 году в семье шведского пастора – и для мальчика, с детства окруженного религиозной музыкой, певческая среда стала неотъемлемой сущностью. «Уже ребенком я считал, что инструментальная музыка немного примитивна… Было гораздо интереснее петь, особенно на несколько голосов» – так уже именитый музыкант скажет в одном из интервью. И действительно: главным в хоровом творчестве Эриксона станет именно пение a cappella.

Сейчас, когда живые интерпретации дирижера стали историей, а все, что нам осталось, – это диски и воспоминания очевидцев, можно с уверенностью говорить о его уникальности. Для него не существовало границ репертуара – от творений начала эпохи Возрождения до «час назад» написанных опусов современных авторов. И только одному золотому правилу Эриксон следовал неукоснительно: в репертуаре хора не может быть более 20 процентов произведений в сопровождении оркестра: «Иначе хор теряет качество, такое важное в пении a cappella».

Среди коллективов, с которыми навсегда связано имя маэстро, можно выделить три. Это мужской хор певческого общества Orphei Drängar – Эриксон руководил им 40 лет (1951–1991); хор Шведского радио, о котором после его триумфальных выступлений заговорила вся Европа (1951–1982); и, наконец, Камерный хор Эрика Эриксона, основанный в 1945 году и с 1988 года носящий его имя. Этот необычайный по тонкости мастерства коллектив до сих пор занимает одно из центральных мест не только на шведской, но и на мировой музыкальной арене.

Именно с Камерным хором Эриксон в 70-е годы впервые посетил Россию. А со времени его второго визита прошло чуть больше 10 лет: в мае 2001 года по приглашению кафедры хорового дирижирования МГК Эриксон провел мастер-класс с заключительным концертом. Программа, которую привез дирижер, практически полностью была неизвестна в России. Подробно этот мастер-класс в свое время осветил Е. К. Волков (РМ, 2001, № 6).

«У него было экстраординарное чувство тона, – заметил ученик дирижера Густав Шеквист. – Это почти невозможно описать, но звук возникал из его рук, из всей его сущности. В хоровой музыке он был безоговорочно уникален». «А еще, – сказал один из преемников Эрика Эриксона, – он был великий гуманист…каким можно стать, только работая с людьми так, как это делал он…»

Ольга Ординарцева,
студентка IV курса ДФ

Бах «по-русски»

№ 4 (1306), апрель 2013

Музыка – язык интернациональный. Ее слово, сказанное однажды в какой-либо точке земного шара, несется по миру, оставляя свой отзвук в сердцах самых разных людей. Но духовная музыка Иоганна Себастьяна Баха – язык особый, единственный в своем роде синтез искусства и богословия по словам насельника Данилова монастыря г. Москвы игумена Петра. И если о символике музыки Баха в России переведено и создано достаточно научных трудов, то второй компонент этого синтеза долгое время оставался полностью доступен лишь для владеющих в совершенстве немецким языком.

«В своей полноте баховская духовная музыка раскрывается только тогда, когда слушатель воспринимает не только звучание, но и те литургические тексты, сочетаясь с которыми творчество Баха перерастает рамки и музыки, и текста и становится великой религиозной философией…» – сказано в авторском предисловии к уникальной книге «Иоганн Себастьян Бах. Тексты духовных произведений. Перевод игумена Петра (Мещеринова)», изданной «Центром книги Рудомино» (2012). Впервые создан полный перевод на русский язык всех религиозных сочинений композитора. «Нет и не может быть на земле истинного счастья, кроме одного – служить Богу и воспевать славу Божию. Духовная музыка Баха – центр его творчества» – написал митрополит Волоколамский Иларион в своем предисловии к книге. И от этого центра разбегаются живые лучи откровения для тех, кто впервые столкнулся с музыкой великого композитора или уже давно с ней знаком.

12 марта прошла презентация нового издания в Овальном зале Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы. Ее генеральный директор Екатерина Гениева, открывая вечер, заметила, что это совершенно особое событие и если все-таки это Бах, то он должен лично присутствовать. И Бах зазвучал. Прелюдию и фугу ре мажор из второго тома «Хорошо темперированного клавира» исполнил аспирант Московской консерватории Константин Алексеев. Ликующие пассажи прелюдии и торжественная глубина фуги как нельзя лучше соответствовали радостному духу вечера.

Целый час продолжалась оживленная беседа в окружении стеллажей со старинными зарубежными фолиантами. Предыстория создания книги, ее долгий путь к печати, благодарности издателям и соучастникам процесса, отзывы о книге и даже серьезные вопросы о характеристике литературных источников баховских текстов или возможности исполнения Баха по-русски – многое обсуждалось в этот вечер. Но единую тональность сохраняла твердая уверенность всех присутствующих в важности и необходимости таких переводов. Сам игумен Петр, предваряя свой труд благодарностью Иоганну Себастьяну Баху, который в юности открыл ему Евангелие Христово, убежден, что теперь, благодаря появлению этой книги, каждый желающий сможет почувствовать литургическую атмосферу баховской музыки, глубже проникнуть в его христианскую философию.

«Я вынуждена с Вами согласиться, что все-таки Баха будем петь по-немецки, – сказала, завершая встречу, ведущая. – Но мне очень хочется закончить наш сегодняшний вечер первыми строчками в Вашем переводе из “Пасхальной оратории” Баха (BWV 249), потому что это – мои любимые строчки:

Идем, спешим, бежим! веселыми ногами
Достигнем гроба, где лежал Иисус!
Исполним радостью
И ликованием сердца,
Ибо воскрес Спаситель наш…
»

Ольга Ординарцева,
студентка ДФ

С любовью

№ 3 (1305), март 2013

Наступивший год с самого начала стал весьма продуктивным для хорового искусства: состоялось Учредительное собрание Всероссийского хорового общества, где был официально принят Устав и выбран председатель – им стал Валерий Гергиев. А между тем еще в декабре прошлого года в Московской консерватории начался ряд торжественных мероприятий, посвященных 90-летию старейшей кафедры хорового дирижирования России. И в череде выступлений особого внимания, пожалуй, заслуживает новогодний концерт – поздравление Хора Московской консерватории.

По меткому замечанию Владимира Минина в интервью телеканалу «Культура», самое важное в музыкальном искусстве – «продуцировать». И именно произведения, проработанные, преломленные сквозь призму личного убеждения, представляли 28 декабря на сцене Рахманиновского зала молодые дирижеры – студенты V курса.

Программа вечера включала в себя произведения композиторов ХХ века: В. Гаврилина (дирижеры Наталья Шишкова и Любовь Волкова), С. Рахманинова (Владимир Красов и Татьяна Шарова), Г. Свиридова (Екатерина Коломина), Н. Сидельникова (Мария Чижикова), Д. Смирнова (Ия Мананкова), Ю. Фалика (Ринат Темерханов), Д. Шостаковича (Ольга Минаева), удмуртского музыканта Ю. Толкача (Валерия Машканцева), белорусского автора О. Воробьевой (Александр Ствол). Одиннадцать дирижеров-дипломников, только начинающих свой профессиональный путь, пронесли сквозь концерт удивительное чувство… любви. Любви к произведениям, к хору, к публике. И от строгого молитвенного настроя, царившего в «Литургии Св. Иоанна Златоуста» и «Всенощном бдении», до современной остроты номеров из симфонии-действа «Перезвоны» и кантаты «Сокровенны разговоры», через кристальную ясность «Прынясi ты, Божа», выразительность «Лиры» и «Бортничьей песни», русскую песенность хоров Свиридова, отзвуки Серебряного века в концерте «Приявший мир», революционные возгласы номера «На улицу» из «Десяти поэм» Шостаковича – везде отчетливо ощущалась эта бережная любовь.

Конечно, почти ни один хоровой концерт не обходится без участия инструментального ансамбля. Вот и на этот раз два номера («Дорога» Гаврилина и «Слева поле – справа поле» Свиридова) звучали в сопровождении ударного трио: Николай Андрийчук, Кирилл Яковенко, Даниил Яковенко.

Каждый номер концерта вызывал горячий отклик в сердцах слушателей – какие бы сложности ни стояли на пути, сцена самого хорового зала Москвы чутко откликалась на вдохновенные порывы исполнителей. А финальным аккордом концерта стало неожиданное напоминание о предстоящем празднике: торжественное музыкальное поздравление от Деда Мороза и Снегурочки. И пусть впереди много упорной работы, долгий путь в деле укрепления Хорового общества – но каждый концерт молодых дирижеров кафедры уже 90 с лишним лет несет радость, надежду и уверенность в завтрашнем хоровом дне.

Ольга Ординарцева,
студентка ДФ

Наше дело – грести!

№ 1 (1303), январь 2013

Мастер-класс в Московской консерватории. Фото Ольги Ординарцевой

Капелла – мой дом. Предложение стать художественным руководителем я получил в 1974 году. Сегодня в хоровом деле происходит так же, как в оркестре: назначают не тех, кто по профессиональным качествам соответствует должности, или имеет перспективу. А должность руководителя хорового коллектива требует, чтобы человек не приходил на работу и чем-то занимался, а чтобы он служил этому делу. Так, как служили Свешников, Птица, Юрлов… Это были подвижники своего дела, всю жизнь укладывали на алтарь искусства!

А. Юрлов был не просто выдающимся хоровым дирижером и музыкантом, он был еще и одним из крупных государственных мужей – благодаря своему умению работать и авторитету. Именно Юрлову принадлежит главная заслуга в том, что после многих лет молчания наконец прозвучала духовная музыка. Тогда ведь очень сложно было с материалами, в библиотеках официальных ничего не было. Даже в библиотеке Капеллы, которая была хранилищем церковной музыки, все было изъято и уничтожено. Когда у меня появился Камерный хор, он очень следил за нами, особенно ему нравилась постановка звука в хоре. А в какой-то день Юрлов вдруг неожиданно сказал мне: «Придешь в Капеллу. Сейчас не думаешь, но придет время…»

Не могу не вспомнить и другого великого дирижера – Е. Мравинского. Я второго такого человека не встречал. У дирижера должно быть чувство времени – и у него оно поразительное. Многие считали его механичным, но когда наблюдаешь весь процесс – видишь это тончайшее рубато: оно почти не ощутимо, но присутствует и он владеет этим, потому что очень хорошо чувствует форму. Когда слушаешь его записи – понимаешь, какого масштаба человек. В моей жизни был недолгий период – один год всего, когда я был его единственным студентом (у него ведь не было учеников – он занимался с аспирантами, встречаясь с ними только в филармонии). Я был на всех его репетициях, на всех концертах, занимался по его партитурам. И не могу сказать, что часто, но мне посчастливилось тет-а-тет оставаться с ним в дирижерской комнате – и мы беседовали. Никогда не забуду слова, которые он мне однажды сказал: «Ну что же делать, мы с вами рабы, прикованные цепями к веслам галеры, наше дело – грести!»

К сожалению, с начала перестройки и буквально до последних двух сезонов Капелла была лишена возможности побывать где-либо в России, выступить перед своим слушателем. За рубеж мы много ездили, практически во все европейские страны. А доехать даже до Ленинградской области – ни у кого нет средств!..

Сегодня среди всех сложностей и бед, которые существовали на протяжении последних лет, мы испытываем и кадровые проблемы. Певцов нет, нет рынка, очередь не стоит… И приходят недоучки или искалеченные люди, поэтому подбор совершенно случайный. К концу сезона сложился очень приличный состав: 14 теноров, хорошие голосистые ребята, грамотные. Открывается сезон в этом году – и из четырнадцати человек шесть теноров уходят… в новый хор, который создается для второй сцены Мариинского театра. Там другие деньги – и всё! А у нас гастроли, нам в Сибирь ехать… Система, с которой связана наша работа, обязывает быть готовым к любым неожиданностям, приходится балансировать и перестраиваться. В оркестре проще: заболели инструменталисты, даже солисты – и ты пригласил оркестрантов из другого коллектива, они пришли на 2–3 репетиции и готовы. В хоре невозможно за 2–3 репетиции приготовить замену даже на гастрольную программу.

А сейчас потихонечку численность теноров восстановилась, их стало 15. Причем двоих мы приняли без музыкального образования, сейчас обучаем нотной грамоте. Удивительное явление! Приходит высокий красивый парень 35-ти лет, поет Каварадосси – без проблем может выйти на сцену Большого театра. Но ничего не знает, пришел из хора Музкомедии – все поет на слух, по слуху выучил все партии. Еще один – 40-летний тенор, который вроде бы закончил какой-то институт искусств как вокалист, но нот не читает. С хорошим голосом, тенор-альтино, во вторую октаву уходит до «ми», до «фа», нормальным полным тоном. Но подключать сразу, в концертах использовать их пока невозможно. Вот уже несколько месяцев с ними занимаются, плюс они садятся в хор и слушают. Конечно, они опоздали — в 35-40 лет все очень сложно, но выхода нет – надо учить!

Вспоминаю, как мне приходилось обучать любительский коллектив – первый в Советском Союзе камерный хор с замечательным наименованием: «Камерный хор Дома культуры пищевой промышленности». Нас звали Бублик-баранка, а потом нам позволили официально называться «Ленинградский камерный хор». Придумал систему обучения нотной грамоте и свой любительский хор по этой системе научил. Перепробовал все: болгарские столбицы, релятивную систему, английскую систему с буквенной нотацией, систему Орфа. Попробовал – и понял, что рано или поздно все равно надо кидать в голову ноты и осознать, что такое ритмическая структура. Поэтому я сделал две схемы: одна – нотная, с тремя двухоктавными станами, и параллельно вторая – ритмическая. Терпение, две указки в руки, объясняешь, показываешь – и постепенно люди начинают осваивать, даже те, кто никогда не читал нот…

Этим хором я руководил 17 лет. Прервал занятия, только когда меня назначили ректором консерватории. Уже физически не мог успевать: Капелла, Консерватория и плюс еще Камерный хор – оказалось многовато…

Записала Ольга Ординарцева,
студентка ДФ

Саратов — Москва — Саратов

№ 9 (1302), декабрь 2012

В уходящем 2012 году свой 100-летний юбилей отмечает одно из старейших учебных заведений России – Саратовская государственная консерватория им. Л. В. Собинова. Среди конференций, конкурсов, концертов и прочих торжеств, приуроченных к знаменательной дате, особенно ярким стал фестиваль «Саратов – Москва – Саратов». Три дня педагоги, студенты и выпускники консерватории-именинницы представляли московской публике свое мастерство.

Хор Саратовской консерватории на сцене БЗК

18 ноября. В концертном зале РАМ им. Гнесиных состоялся концерт педагогов Саратовской консерватории. Виртуозная и одухотворенная игра профессоров-пианистов (Лев Шугом, Анатолий Скрипай, Альберт Тараканов) чередовалась с пронзительным пением скрипки (Татьяна Авазова) и чувственным вокалом «Кармен» (Маргарита Мамсирова). Особой нотой прозвучали три стихотворения Бориса Пастернака в прочтении Александра Галко – выразительное чтение без излишнего пафоса, но с настоящим чувством. Публика тепло приветствовала заслуженного педагога консерватории Татьяну Канн – ее аккомпанемент превратил вокальный и скрипичный номера в прекрасные дуэты, где партия фортепиано деликатно подчеркивала мастерство солиста.

Во втором отделении на сцене воцарился подлинно народный дух. Это и яркое баянное соло Вячеслава Бондаренко, и проникновенное исполнение Еленой Сапоговой народных песен. А в финале вечера на сцену вышел коллектив, состоящий из студентов и педагогов, – ансамбль русских народных инструментов «Лель». Сначала сольно, затем вместе с Леонидом Сметанниковым ансамбль внес яркий завершающий штрих в первый концерт юбилейного фестиваля.

20 ноября. В учебном театре ГИТИСа шла комедия Карло Гольдони «Забавный случай». На сцене – студенты мастерской профессора Александра Галко кафедры мастерства актера театрального института Саратовской консерватории. Живой музыкальный спектакль с ярким танцевальным обрамлением был сыгран ими легко, стремительно, задорно и с увлечением. Молодые актеры с первых же минут зацепили внимание зрителей своей выразительной игрой, и это впечатление только возрастало. Максим Логинов, Ирина Искоскова, Илья Васильев, Марина Вяткина, Оксана Катанская, Святослав Альшанов, Денис Кузнецов, Марина Бакланова, Анастасия Бекова, Алексей Колчев, Александр Левин – вот эти 11 имен, из которых кто-то, возможно, станет известен широкой аудитории в самом ближайшем будущем. А пока они заканчивают обучение в стенах Саратовской консерватории под чутким руководством опытных мастеров, радуя педагогов успешными выступлениями – теперь, можно сказать, уже и на московской сцене.

Финал спектакля «Забавный случай»

21 ноября. Саратовских музыкантов приветствовал Большой зал Московской консерватории. Все первое отделение принадлежало академическому хору Саратовской консерватории: звучали хоры преимущественно современных композиторов, каждое произведение было исполнено с точным соблюдением духа и стиля музыки, обнажая всё новые грани мастерства коллектива. Непривычная расстановка участников хора (мужские голоса находились внутри женских) создавала ощущение «стереофонического» звучания, а слаженность голосов и отчетливая дикция, нежное, воздушное piano и способность театрализовано обыграть исполнение свидетельствовали о высоком профессионализме студенческого хора. Конечно, основная заслуга в этом принадлежит его руководителю и главному дирижеру Людмиле Лицовой. Ее манера управления певцами – строгий, внешне скупой жест – в лучших традициях мастеров отечественной хоровой школы: ни на секунду не ослабляя энергичный поток музыкального движения, она удерживала голоса хора в неразрывном единстве, играя многочисленными звуковыми красками.

Во втором отделении подобно эпическому финалу на сцене воцарился симфонический оркестр Саратовской консерватории под руководством Юрия Кочнева. Программу составили четыре номера: симфонический, для солирующего фагота (Юрий Скворцов), для солирующего фортепиано (Лев Шугом) и вокально-симфонический – с участием хора. Праздничные гастроли завершились символично и поистине грандиозно финалом Первой симфонии Скрябина: «Слава искусству!».

За роялем профессор Лев Шугом

Крепки и надежны педагогические основы Саратовской консерватории – это подтверждалось горячим приемом публики, морем цветов и аплодисментов. «От прошедших дней остались самые радужные впечатления. Нас ждали, ждали наших концертов», – отметил после последнего концерта ректор Саратовской консерватории Лев Шугом. «Конечно, мы готовились, – продолжал он, – это большая честь – выступать в лучших залах Москвы. Прием очень теплый, горячий, и для наших молодых музыкантов, думаю, это впечатления на всю жизнь».

Ольга Ординарцева,
студентка ДФ

Искра любви

№ 3 (1295), март 2012

Как часто и много мы говорим о необходимости помнить и чтить дорогие имена безвозвратно ушедших. И насколько реже наши слова осуществляются на деле – если не найдутся последователи и подвижники своего дела, принявшиеся за кропотливый труд воссоздания образа Художника… Сегодня жизнь предоставляет миллионы возможностей: теле- и радиозаписи, Интернет, – все это значительно облегчает задачу сохранять, распространять, помнить. Но 100 лет назад, когда в небольшом живописном городке Рыбинске родился Владислав Геннадиевич Соколов, искусство записи только зарождалось. Какой огромный пласт раритетных источников пришлось переработать редакторам-составителям Д. Д. Семеновскому и И. Ю. Мякишеву, по крупицам собиравшим бесценные воспоминания, фотографии, материалы! И лишь сейчас, по прошествии трех лет после векового юбилея Мастера, наконец увидела свет книга «Владислав Соколов. Жизнь в хоровом искусстве. Статьи. Воспоминания. Беседы».

Владислав Геннадиевич Соколов – личность уникальная и значимая, и не только в хоровом деле. «Хоровой дирижер, педагог, композитор, музыкально-общественный деятель, создатель и художественный руководитель хоровых коллективов» – за этой немногословной справкой скрывается подлинно яркий и многогранный талант музыканта и артиста. У каждого, кому доводилось работать, общаться с В. Г. Соколовым, навсегда оставалась в душе негасимая искра любви и радости, восторга настоящего творчества. И теперь отголосок этой искры можно почувствовать, листая драгоценные страницы.

Книга состоит из трех основных разделов. Это биографические очерки о дирижере, статьи самого Соколова и воспоминания современников, коллег, учеников Мастера. Каждая статья приоткрывает свою страницу жизни Владислава Геннадиевича, представляя читателю портрет человека, чей яркий и многогранный талант во многом определил непростой путь развития и совершенствования отечественного хорового дела в ХХ веке.

В Библиотеке семейного чтения, что в переулках Арбата, в начале февраля прошел вечер воспоминаний о Владиславе Геннадиевиче, приуроченный к выходу новой книги. Своими рассказами о совместном творчестве с Маэстро поделились его коллеги и соратники Л. М. Абелян и В. Л. Живов. В уютном, практически домашнем зале библиотеки звучали грамзаписи хоров под управлением В. Г. Соколова, а аудитория, на 90 процентов состоящая из молодых студентов-хоровиков, жадно внимала увлекательным рассказам. Не вдаваясь в подробности поведанных историй, упомяну лишь одну особенно задевшую меня фразу, произнесенную Ларисой Мирановной: «Он детей завораживал своим отношением к искусству, к музыке». Как тонко и точно сказано! И сегодня, в эпоху девальвации культурных ценностей, очень не хватает именно таких людей, каким был Владислав Геннадиевич…

В рамках юбилейных торжеств по случаю 90-летия кафедры хорового дирижирования в Московской консерватории пройдет официальная презентация книги. Многолетний труд увенчался достойным завершением, и с огромной радостью и уважением мы говорим ее создателям: спасибо!

Ольга Ординарцева,
студентка МГК

Виват хормейстеру!

№ 9 (1292), декабрь 2011

«Как на наши именины испекли мы каравай…» – под хорошо известные всем слова и музыку на сцену Большого зала был вынесен именинный каравай. Так торжественно отметил свое 70-летие и 50-летие творческой деятельности заслуженный артист России, главный хормейстер оперного театра Московской консерватории профессор Валерий Валериевич Полех. 12 ноября хор и оркестр оперного театра МГК при участии солистов дали праздничный концерт в честь дорогого юбиляра.

Хор оперного театра – профессиональный коллектив с совершенно определенными задачами. Редко удается услышать его самостоятельное выступление, не связанное со сценической постановкой. Но хор оперного театра Московской консерватории, более сорока лет управляемый чуткой рукой В. В. Полеха, не в первый раз показывает свое мастерство, подготавливая непростые программы. Вот и на этот раз он представил на суд публики два мировых шедевра русской классики: в первом отделении под управлением Александра Петухова прозвучала кантата Танеева «Иоанн Дамаскин», во втором – кантата Чайковского «Москва» в исполнении хора, оркестра и солистов – Ксении Леонидовой (меццо-сопрано) и Владимира Автомонова (баритон) под руководством Павла Ландо. Но самое интересное ожидало слушателей впереди.

Специально для юбилейного концерта Павел Ландо написал фантазию для баса (Евгений Плеханов), хора и оркестра «Приветствие Хормейстеру». Веселое поздравление дирижера не оставило, пожалуй, ни одного человека в зале равнодушным. Особую радость вызвал поднесенный юбиляру каравай, а торжественным апофеозом стал финал фантазии – студенческий гимн «Гаудеамус», окончание которого оркестр воодушевленно доигрывал стоя.

И, наконец, как праздничная кода прозвучало поздравление Л. Н. Павлова, заведующего дирижерско-хоровым отделением Колледжа при консерватории, и традиционная «Многая лета» от пришедших поздравить профессора учеников. Когда-то В. В. Полех сам окончил училище и уже много лет работает в нем, воспитывая все новые поколения дирижеров-хормейстеров.

(далее…)

«Не смейте забывать учителей…»

№ 4 (1287), апрель 2011

Среди многочисленных питомцев профессора К. Б. Птицы было немало талантливых музыкантов, многие из которых и сегодня занимают первые ряды в отечественной хоровой культуре. К сожалению, имя Василия Федоровича Балашова (1909 – 1989), в прошлом – профессора Московской консерватории, автора научных и методических работ, главного хормейстера Государственного академического русского хора СССР, сейчас незаслуженно забыто.

Выходец из Тверской губернии, Василий Федорович с детства проявил талант к музыке. В 20-х годах, уже в Москве, он не только учится в музыкальном техникуме имени Скрябина по классу скрипки и ударных как литаврист, но и работает во МХАТе, наблюдая игру великих актеров (по рассказу его ученика В. А. Самарина, Балашов даже сам играл на сцене – исполнял роль слепого музыканта в спектакле «Моцарт и Сальери»). «Из обучавшихся в классе ударных, – пишет его сокурсник по техникуму профессор В. Г. Соколов, – упомяну о двух моих товарищах. Один из них – Василий Балашов. Отличные успехи он обнаружил почти во всех видах ударных, чем возбудил товарищескую зависть у соклассников, не исключая и автора этих строк. А на литаврах он был поистине виртуозом… Долгое время он был ведущим ударником симфонического оркестра Союза ССР и неизменно заслуживал похвалу знаменитых зарубежных и отечественных дирижеров».

В возрасте 34 лет, в разгар войны, будучи уже состоявшимся музыкантом, Балашов открывает новую страницу своей творческой биографии – поступает на дирижерско-хоровой факультет Московской консерватории в класс профессора К. Б. Птицы («Ученик был старше учителя на два года», вспоминает В. Г. Соколов). Затем, пройдя аспирантуру у профессора А. В. Свешникова, Балашов на долгие годы становится главным хормейстером знаменитого Государственного хора СССР.

(далее…)

Руки, как крылья птицы…

№ 3 (1286), март 2011

3 февраля исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося отечественного хорового дирижера, педагога, музыкально-общественного деятеля, кандидата искусствоведения, профессора и заведующего кафедрой хорового дирижирования Московской консерватории, Народного артиста СССР Клавдия Борисовича Птицы (1911-1983).

К. Б. Птица родился в Пронске Рязанской области в семье сельского врача и учительницы. С 10 лет он пел в храме, с успехом играл в любительском оркестре в школе, дирижировал хором. Основы профессионального образования молодой человек получил в Рязанском музыкальном техникуме, затем поступил в Московскую консерваторию, которую окончил в 1937 году с золотой медалью. Его учителями были прославленные мастера хорового искусства – Н. М. Данилин, П. Г. Чесноков, А. В. Александров, А. В. Никольский, Г. А. Дмитревский. Сразу по окончании консерватории К. Б. Птица был приглашен в нее для работы: в 1947 – доцент, 1956 – профессор, 1960-83 – завкафедрой хорового дирижирования. В 1946-1959 годах Птица преподавал параллельно и в Институте им. Гнесиных, где также заведовал хоровой кафедрой. В 1938-1941 годах он совместно с Г. П. Лузениным работал во вновь созданном хоре Московской филармонии, в 1943-1946 – хормейстер Государственного хора русской песни (рук. А. В. Свешников).

(далее…)

Вечер со Свиридовым

№ 9 (1283), декабрь 2010

В декабре великому русскому композитору Георгию Васильевичу Свиридову исполнилось бы 95 лет. Он прожил долгую и плодотворную жизнь, отдав ее служению своей родине. И, конечно, в этот юбилейный год по всей России проходят посвященные ему фестивали, концерты, конференции.

Одна из главных областей творчества Свиридова – сочинения для голоса в сопровождении и без сопровождения музыкальных инструментов. В рамках абонемента «Выдающиеся деятели русской хоровой культуры» Хор студентов Московской консерватории под управлением профессора С. С. Калинина почтил память Георгия Васильевича исполнением программы а cappella. Помимо хоровых сочинений самого Свиридова в концерте были представлены произведения современных композиторов. В своем вступительном обращении к публике С. С. Калинин подчеркнул важность преемственности поколений.

(далее…)

И физики и лирики

№ 5 (1279), май 2010

Ординарцева2Певческая культура России, да и, пожалуй, любой страны, держится не только на профессиональных хоровых коллективах. Одно из важнейших условий ее роста и развития – существование любительских хоров. 18 апреля кафедра хорового дирижирования Московской консерватории представила концерт, посвященный 65-летию Великой Победы: в переполненном Рахманиновском зале пели студенты – техники, физики, экономисты… «Консерватория чрезвычайно заинтересована в сотрудничестве с вузами России», – подчеркнул во вступительном слове декан факультета проф. С. С. Калинин.

(далее…)

С любовью к Большому залу

№ 3 (1277), март 2010
 bzk

(начало в предыдущем номере «РМ»)

(далее…)