Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Конкурс Чайковского – национальное достояние?

№ 1 (1293), январь 2012

Продолжение.  Начало в предыдущем  номере.

Профессор Э. Д. Грач, завкафедрой скрипки, член жюри трех (X, XI, XII) конкурсов им. Чайковского

Эдуард Давидович, как Вы оцениваете прошедший XIV конкурс имени Чайковского?

– Прежде всего присоединяюсь к мнению моих коллег, уже высказанному на страницах «Российского музыканта». Конкурс Чайковского – не просто российский конкурс, но это – московский конкурс. Я глубоко убежден в этом. Конкурс имени Чайковского – неделим, все четыре номинации должны состязаться в Москве.

Мне также совершенно непонятно, как московская профессура могла быть выброшена из всех жюри?! Исключение составляет Михаил Воскресенский, который вошел в состав жюри пианистов. Но этого явно недостаточно. А остальные специальности почему оказались обделены? Почему обидели педагогов Московской консерватории – великого вуза, где формировалась русская исполнительская школа? Более того, мне думается, что на конкурсе, проходящем в России, в отборочное жюри должен быть включен хотя бы один представитель страны-организатора.

Может, Россию у скрипачей представлял Борис Кушнир?

– Я с большим уважением отношусь к этому музыканту, но он, работая в Вене, представляет сейчас Австрию. А я хотел бы видеть профессора Московской или Петербургской консерватории, который бы следил, чтобы не ущемлялись права российских участников.

Как Вы оцениваете финалистов с точки зрения скрипичной «школы», их технологической оснащенности?

– С этой точки зрения меня больше всего устроила игра Эрика Сильбергера, получившего пятую премию. Найджел Армстронг, обладатель четвертой премии, которого я знаю и по конкурсу в Буэнос-Айресе, был изобретателен в современной пьесе, но, тем не менее, не показался мне полноценным финалистом. Что касается Сергея Догадина, то, несмотря на его безусловную талантливость, у него много недостатков. Тут еще непочатый край работы. И жюри это тоже услышало – ведь первую премию ему не дали.

Я удивлен, что попал в финал скрипач Итамар Зорман из Израиля, так сладко, жирно сыграв Концерт Моцарта! Ему, как мне показалась, ближе современная музыка. Не случайно он выбрал на финал Концерт Берга. А когда он на гала-концерте лауреатов вновь сыграл Моцарта – медленную часть концерта, то стиль его интерпретации, качество звука, вкус не соответствовали этому композитору и его эпохе.

А вот Джехье Ли мне понравилась на всех турах. Я уверен, что в финале могли бы быть и другие достойные скрипачи. Состав участников на XIV конкурсе имени Чайковского был крепкий.

У скрипачей существенно изменилась программа. Как Вы прокомментируете нововведения?

– Мне кажется, что при составлении программы конкурса были положительные идеи, которые потом превратились в отрицательные. Первоначально должны были быть все пять концертов Моцарта, позже осталось три. Почему-то два ре-мажорных концерта из программы исчезли, а появился… концерт Бетховена. Чем провинились два концерта Моцарта?! Трудно сказать. Наверное тем, что совпали по тональности с  концертом Бетховена, который написан для скрипки и… симфонического оркестра. То есть его надо играть в финале! Редко кто решается на это, но тот, кто выбирает концерт Бетховена – смелый человек. Мне некогда сказала легендарная Ида Гендель: «Не помню ни одного случая, чтобы с концертом Бетховена кто-то получал высокую премию». И как вообще концерт Бетховена можно сравнивать с концертами  Моцарта? Другой стиль, другие задачи…

Равно, как мне показалось, что исключать некоторые сольные скрипичные сонаты Баха – соль-минорную или ля-минорную – недальновидно. Конечно, любой Бах сложен, но, с моей точки зрения, аккордовая техника наиболее трудна как раз в ля-минорной фуге! К сожалению, имя ответственного за эти «действия» осталось в тайне для музыкальной общественности. Московская консерватория в очередной раз была отстранена и от этих вопросов…

Еще одно новшество: в этот раз на финальный тур приехали новые члены жюри…

– На больших конкурсах бывает, что какой-то член жюри, выдающийся музыкант, приезжает и судит только в финальном прослушивании. Так делал Иегуди Менухин, к примеру. В то же время в этой ситуации оценивать очень трудно. Ведь в финале остаются только участники, выбранные другими судьями. Как они играли до этого, новые члены жюри не знают и должны по результатам только одного прослушивания распределить конкурсантов по лауреатским местам. И вот чем кончилось в этот раз: несмотря на строгий регламент, первую премию не дали! Я почти убежден, что если бы Анне-Софи Муттер, Юрий Башмет, Максим Венгеров или Леонидас Кавакос участвовали в жюри других туров, то в финал вышли бы иные участники и была бы первая премия. Были достойные конкурсанты, которые остались за бортом. А так выбора не было. И уважаемые музыканты, члены жюри, первую премию не увидели.

–  А Ваше мнение?

– Я считаю решение жюри в данном раскладе абсолютно правильным: первой премии в этом финале не было! Более того, я уверен, что на таких больших конкурсах, как брюссельский – имени королевы Елизаветы или московский – имени Чайковского, нужно, чтобы в финал пропускалось 12 человек, как раньше. Ну хотя бы восемь. В прошлый раз было шесть. Но пять человек – видите, к чему это приводит!

Подводя итог, должен заметить, что мы каждый раз от конкурса Чайковского ждем какой-то революции, каких-то открытий, что вот-вот произойдут перемены и тогда… Но увы… Конкурс – очень сложная вещь, особенно в сфере искусства. В жюри сидят люди с разными вкусами, критерии оценок не связаны с секундами, метрами. Это не спорт, и к талантам нужен бережный и гибкий подход.

Беседовала
профессор Е. Д. Кривицкая

Профессор С. И. Кравченко, завкафедрой скрипки, член жюри трех (XI, XII, XIII) конкурсов им. Чайковского

Сергей Иванович, каково Ваше мнение о прошедшем конкурсе Чайковского? Какое участие приняла в нем Московская консерватория?

– В этом году Петербург захотел потянуть одеяло на себя, и мы знаем почему. Организаторы надеялись на то, что Большого зала не будет (своевременное завершение ремонтных работ было для них не очень радостным). Несомненно, они хотели бы забрать себе все! И в дальнейшем, я думаю, эти потуги не прекратятся. Конечно, благодаря интенсивной деятельности А. С. Соколова, нам удалось отстоять половину конкурса – это большая победа. Но то, что решили «оторвать» конкурс от Московской консерватории, – принципиальное нарушение его традиций. Все-таки у нас консерватория имени Чайковского, Чайковский – один из первых профессоров. И почему тогда Петербург? А кто-то решит перенести конкурс в Киев, где есть консерватория имени Чайковского. Во всем этом есть какая-то амбициозность…

Регламент также был нарушен?

– Нарушения были просто вопиющими. Во-первых, было объявлено, что в жюри не будет педагогов, даже тех, кто имеет хоть какую-нибудь педагогическую работу в любом учебном заведении мира, – только исполнители, которые не преподают. Однако это условие совершенно не было выполнено: в жюри сидели педагоги и играли их ученики. В результате (не хочу называть фамилии) было несколько членов жюри, чьи ученики вышли в финал. Это не лезет ни в какие ворота! Декларация оказалась обычной подтасовкой фактов. Вспоминаю о своем председательском опыте в жюри юношеского конкурса Чайковского. У нас было редкое единодушие, связанное с тем, что ни у одного члена жюри не было своего ученика – участника конкурса. И этого достаточно.

(далее…)

Седьмой осенний

Авторы :

№ 8 (1291), ноябрь 2011

Для людей творческих профессий отмечать свои дни рождения и, в особенности, юбилеи «трудовыми подвигами» – почти традиция. Лучший подарок для артиста – это возможность выйти на сцену. И VII Международный Осенний хоровой фестиваль стал таким юбилейным подарком самому себе для его инициатора, автора и бессменного художественного руководителя профессора Б. Г. Тевлина.

Национальный молодежный хор российских консерваторий

К себе на 80-летие Борис Григорьевич ни много ни мало пригласил фактически всю страну в лице Национального молодежного хора российских консерваторий. Это был фестиваль внутри фестиваля: молодые хоровые дирижеры из 18 российских вузов на протяжении девяти дней совершенствовали свое мастерство под руководством опытнейших профессоров – известных хоровых мастеров: Б. Г. Тевлина, Л. З. Конторовича, Л. А. Лицовой, а также их младших коллег – доцента Московской консерватории Е. К. Волкова и преподавателя А. В. Соловьева, который также внес огромный вклад в организационную подготовку и проведение этой творческой мастерской. Финальным аккордом Всероссийского мастер-класса стал концерт 18 октября в Большом зале, который, как справедливо сказал в своем приветствии ректор Московской консерватории А. С. Соколов, «станет памятной страницей в биографии молодых российских хормейстеров».

Поразил масштаб работы, осуществленной практически за неделю. Перед слушателями предстал настоящий хоровой коллектив, слушающий друг друга, моментально откликающийся на инициативы дирижеров, умело выполняющий разнообразные творческие задачи. Хотя с ребятами работали разные музыканты, но стиль Бориса Тевлина – стиль беспрекословной дисциплины и нацеленности на максимально высокий художественный результат – явно доминировал и очевидно принес положительные плоды. Иначе возможно ли не просто освоить, но по-музыкантски прочувствовать и вынести на суд публики 28 (!) произведений, охватывающих композиторские искания в диапазоне всего XX века – от Танеева, Стравинского до Фалика, Шнитке, Леденева… Конечно, с каждым дирижером открывались свои исполнительские нюансы. Как показалось, для Л. Конторовича, начинавшего концерт, было интересно заняться с ребятами пластикой фразы, поиграть на динамических контрастах – от еле слышного пиано до мощного тутти. Л. Лицова умеет «вызвончить» любой хор: под ее руками звучание Национального молодежного хора приобрело объемность, стереофоничность. У Б. Тевлина всегда важна драматургия программы. В данном случае были сознательно подобраны очень разные по техническим задачам произведения, чтобы показать, как работать с полифонией Танеева, как осваивать современные гармонические стили (Леденев, Евграфов, Эшпай), как «аккомпанировать» солисту (в хоре «Топи да болота» Пахмутовой, где открытием стал тенор А. Николаев). Для финальной кульминации были приготовлены номера с Даниилом Крамером, сразившего всех своим кипучим темпераментом и артистизмом.

Эксперимент с Национальным молодежным хором российских консерваторий, увенчавшийся блестящим успехом, стал своего рода «пробным камнем» в деятельности новой кафедры Современного хорового исполнительского искусства, открывшейся с этого учебного года на Композиторском факультете. В том, насколько важен сейчас такой альянс творцов и исполнителей (думается, и не только в хоровой сфере), позволил убедиться Круглый стол, организованный заведующим кафедрой профессором Б. Г. Тевлиным в дни мастер-класса. Надо было видеть, с каким энтузиазмом молодежь из отдаленных регионов нашей бескрайней родины записывала адреса сайтов представших перед ними живых  композиторов – Владислава Агафонникова, Кирилла Волкова, Юрия Евграфова, Дмитрия Дианова, Александра Коблякова, Алексея Сюмака, Татьяны Чудовой, – чтобы иметь возможность посмотреть там новые хоровые сочинения, пополнить копилку репертуара. Пламенную и актуальную речь произнес Владимир Тарнопольский, призывая новое поколение хоровых дирижеров не превращать концертную жизнь в музей, помнить о композиторах, живущих и творящих рядом со всеми нами. Думается, эта дискуссия – серьезная, доверительная, без скидок на возраст аудитории – стала важным нравственным уроком для всех ее участников.

(далее…)

В ореоле Эдуарда Грача

Авторы :

№ 1 (1284), январь 2011

«Я всех вас очень люблю», – признался со сцены Малого зала консерватории народный артист СССР профессор Эдуард Грач, завершая последний концерт своего юбилейного абонемента 2010 года. И в этом – суть знаменитого артиста, щедро одаряющего своим искусством публику. Многие в эти дни по-хорошему удивлялись: «80-летие? Не может быть!» Кредо выдающегося музыканта: «Чем больше потратишь сил, тем больше накопишь» – в отношении него работает безотказно. Действительно, Эдуард Грач ни внешне, ни внутренне не соответствует этой почтенной цифре: он по-юношески энергичен за пультом созданного им Камерного оркестра «Московия», полон эмоций, вдохновляя своих блестящих учеников на высокое творчество.

Четыре декабрьских концерта стали смотром музыкантских достижений маэстро. Так получилось, что ушедший год оказался втройне юбилейным: к личной дате присоединились и 20-летие с момента рождения Камерного оркестра «Московия», и 120-летие Абрама Ильича Ямпольского, главного Учителя, в честь которого Эдуард Грач учредил скрипичный конкурс. Символика «круглых чисел» и определила программы вечеров. (далее…)

Виват – Камерному хору Московской консерватории!..

Авторы :

№ 5 (1279), май 2010 

«Этот день мы приближали, как могли…» – самозабвенно пели слушатели Большого зала консерватории. Со сцены дирижировал тысячеголосым хором Борис Тевлин, маг и кудесник, сумевший в конце трехчасового концерта «зажечь» публику, поднявшуюся в едином порыве. И хотя песня «День победы», конечно же, исполнялась по случаю 65-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне, но, одновременно, она стала символом триумфа Камерного хора Московской консерватории, завершая центральный концерт юбилейного марафона в честь 15-летия коллектива.

хор

(далее…)

Исполнительскому искусству посвящается

 № 1 (1275), январь 2010

Не секрет, что между Петербургской и Московской консерваториями с самого их основания наблюдалось некоторое противостояние (это был своего рода частный случай давнего соперничества двух столиц России – старой и новой). Однако, вопреки артистической ревности, существовал постоянный (и для обеих сторон плодотворный!) обмен художественными и научными потенциалами. Потому знаменательным представляется событие, объединившее в декабре два ведущих музыкальных вуза страны – международная научная конференция «Исполнительские и педагогические концепции выдающихся музыкантов ХIХ-ХХ веков».  

Доц. Д. Н. Часовитин, Проф. В. П. Чинаев

Доц. Д. Н. Часовитин, Проф. В. П. Чинаев

Еще в прошлом году заведующий кафедрой истории и теории исполнительского искусства Московской консерватории профессор В. П. Чинаев предложил провести этот форум совместно с кафедрой методики фортепианного исполнительства, педагогики и специализированного общего курса фортепиано Санкт-Петербургской консерватории (заведующий доцент Д. Н. Часовитин). Научным чтениям должна воспоследовать публикация сборников, основу которых составят тексты выступлений. А сами заседания охватили целых пять дней: 3-4 декабря в Санкт-Петербурге, 9-11 декабря в Москве.

(далее…)

Два года спустя

Авторы :

№ 6 (1271), сентябрь 2009

оркестрСимфонический оркестр Московской консерватории (кафедры оперно-симфонического дирижирования. – Ред.) привлек мое внимание весной 2008 года. Зайдя на выпускной экзамен дирижеров, я вдруг услышала в Большом зале консерватории яркую игру совсем неизвестных музыкантов. Коллективу тогда не исполнилось и года, но звучание Девятой симфонии Шостаковича под управлением Ильи Гайсина поразило профессионализмом: нерв, гротеск, свойственные этой музыке, были великолепно прочувствованы и внушены оркестру. Сразу отлично показали себя солисты оркестра: все знают об оркестровых трудностях этой симфонии: колкие соло первой скрипки, флейтовые речитативы, фаготовые фразы – все было сыграно с чувством, получше, чем у иных «взрослых» оркестров.

(далее…)

Серьезность и блеск романтизма

Авторы :

№ 3 (1268), март 2009

200 лет со дня рождения Феликса Мендельсона-Бартольди – одна из заметнейших мемориальных дат этого года. Хотя фактически юбилей пришелся на начало февраля, но, судя по филармоническим афишам, отмечен он будет весьма скромно. Тем более приятным сюрпризом стал концерт из камерных произведений Мендельсона, состоявшийся в Овальном зале Музея имени Н. Г. Рубинштейна. Его инициатором выступила директор Музея Е. Л. Гуревич, которая связана с Мендельсоном «особыми узами». Дело в том, что именно ей в 2000 году довелось найти портрет Мендельсона кисти Н. Бодаревского, который в 1954 году был удален из Большого зала консерватории и вплоть до начала третьего тысячелетия считался вообще утерянным. Но, к счастью, был случайно обнаружен на складе БЗК вместе с портретом Йозефа Гайдна работы того же художника.
Есть и еще перекрестные связи: совсем юные Антон и Николай Рубинштейны в начале 1840-х годов вместе с матерью Калерией Христофоровной ездили в Лейпциг. Там она представила сыновей Мендельсону, с которым была лично знакома. (далее…)

Альтернативные клавиристы

Авторы :

№ 6 (1262), сентябрь 2008

lubimovПрофессор А. Любимов вместе с педагогами и студентами ФИСИИ провел цикл концертов (в рамках абонементов Московской консерватории), который со свойственным ему умением найти броскую внешнюю форму назвал так: «Фейерверк альтернативных клавиристов».

Сюрпризами изобиловала каждая программа. Например, сам Алексей Любимов сыграл в Большом зале программу «Модернисты трех столетий». Привычные композиторы-классики – в данном случае К. Ф.Э.Бах и Ф. Лист – были зачислены им в «модернисты» наравне с авангардистами первой половины XX века Шёнбергом и Бартоком. Впрочем, для своего времени они были действительно новаторами. (далее…)

Связь времен: старинное и современное

№ 4 (1260), апрель 2008

Музыкальные полиглоты

Десять лет Факультету исторического и современного исполнительства! Казалось, только вчера приходилось доказывать в высших сферах насущную необходимость fisiiтакого факультета, а теперь ФИСИИ стал украшением Московской консерватории, одной из ее уникальных черт. Хотя в учебных заведениях мира распространено изучение игры на старинных инструментах, но музыкальная практика сегодняшнего дня требует от артиста универсальности. И поэтому основатели ФИСИИ, среди которых такие выдающиеся музыканты, как Алексей Любимов, Наталия Гутман, сформулировали свое кредо так: «Старинная музыка, классика, романтизм, авангард – как разные языки. Чтобы добиться подлинности, музыкант должен стать полиглотом…». В соответствии с данным принципом студенты ФИСИИ осваивают и старинные инструменты разных периодов, и умеют «приготовить» рояль по рецепту авангардиста Джона Кейджа, чувствуя себя в море современных техник, как «рыбы в воде». (далее…)

Приз в 1000 евро

Авторы :

№ 6 (1236), октябрь 2005

Государственные экзамены у дирижеров в Московской консерватории ознаменовались нетривиальной акцией. Кроме диплома, самому лучшему выпускнику был вручен денежный приз. Нашелся меценат, который захотел поддержать молодой талант, входящий во взрослую самостоятельную жизнь. Этот трогательный благотворительный жест был осуществлен по инициативе Мурада Аннамамедова – народного артиста России, главного дирижера Ярославского Академического Губернаторского оркестра, который был приглашен возглавить госкомиссию на дирижерском факультете. Мурад Атаевич поделился своей болью и желанием как-то помочь консерваторской дирижерской молодежи:

(далее…)