Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Моцарт в зеркале московской весны

№ 4 (1242), апрель 2006

События, происходящие в мире в год Моцарта, распространились на гигантское культурное и музыкальное пространство. От родного дома в Зальцбурге, от главного города Моцарта – Вены, от города его оркестра («Мой оркестр находится в Праге») до других городов Eвропы и Aзии, Aмерики и Aвстралии. Бесчисленное множество концертов, театральных постановок, лекций, выставок…

В марте в моцартовском марафоне ярко прозвучал оригинальный проект «Moцарт в движении времени. В честь 250-летнего юбилея Вольфганга Амадея Моцарта». Место проведения – Москва, Консерватория – признанный центр изучения жизни и творчества гения. Лично для меня уровень и пульс столицы музыкального искусства высочайшего ранга свидетельствовали парящие звуки клавесина, проникавшие через закрытые двери читального зала, и скромно репетирующий в углу коридора молодой флейтист, звуки инструмента которого не опозорили бы акустику самых знаменитых концертных залов мира. Немаловажным компонентом московской моцартиады стало и наконец-то по-весеннему улыбнувшееся солнце, словно согласившееся с Антонином Дворжаком: «Моцарт – это солнечный свет».

Четырехдневное событие было выстроено как циклическое произведение с программными составляющими: «Вселенная Моцарта»; «Моцарт в зеркале истории»; «Мифы, проекты, интерпретации»; «Исполнительство» и увенчано кодой – «Приглашением к каденции» – конкурсом на сочинение лучшей каденции к концертам Моцарта, Получилась постепенно возвышающаяся и накаляющаяся духовная траектория, что не могло быть не замечено участниками и слушателями. «День начался и заканчивается прямой трубой в Небо», – такое эйфорическое определение третьей части — «Мифы, проекты, интерпретации» – дал профессор из Риги Микус Чеже.

Авторы опуса-проекта – доц. Маргарита Катунян, проф. Евгения Чигарева (кафедра теории музыки) и проф. Александр Меркулов (кафедра истории и теории исполнительского искусства). Докладчики представляли Московскую и Санкт-Петербургскую консерватории, Гнесинскую академию, Академию хорового искусства, Музыкальные академии Вильнюса и Риги, московский Институт философии, а также Ростов-на-Дону и Владимир.

Говорилось о мифах и обертоновой гармонии «Kleine Nachtmusik», обсуждались рецепции «Волшебных флейт» в режиссерской интерпретации Ахима Фрейера, Грема Вика, постановки Вистурса Кайришса в Рижской национальной опере и Екатерины Поспеловой в московском «Маленьком мировом театре». Пристально рассматривался моцартовский Реквием, Vesperae, незаконченное Kyrie C-dur, ненаписанная опера «Demofont», циклы вариаций и т. п. Объектами размышлений стали солирующий контрабас Моцарта, его музыкальные игры и рецепт Mozartkugel. Рассматривались «райские песни» Моцарта для фортепиано с оркестром, звучали интонации небесной благодати, говорилось о колесе фортуны и масонстве моцартовского «Юпитера», о Моцарте – апологете и Моцарте – дионисийце. Не забыли о Сальери и «сером вестнике» смерти – скромном слуге графа фон Вальзегга, и о Пушкине – герое-двойнике Моцарта в спектакле Анатолия Васильева «“Моцарт и Сальери”. Реквием». О «моцартовском» в природе, жизни, душе голосом неба повествовало фортепиано Ивана Соколова.

Кульминацией московских событий стал конкурс «Приглашение к каденции». Отрадно, что модель моцартовской каденции конкурсанты воплотили далеко не однопланово и не шаблонно, а в широком радиусе индивидуальных подходов как к стилевому решению, так и к взаимоотношению с моцартовским материалом и применяемым композиторским техникам. Как некий Hommage с «реверансовыми» коннотациями доминировали каденции в духе венско-классического стиля (Д. Каприн, A. Струков, A. Родионов, A. Наумов, А. Кузнецов, A. Микита). Импровизация на основе разнообразных стилевых модуляций и тематизма Моцарта была присуща каденциям M. Подкуркова и A. Mузыченко. Концептуальное постмодернистское решение представил Я. Тимофеев, каденция которого была сочинена в интертекстуальной манере, а инклюзии моцартовского материала словно искривлялись в отображении некоего сюрреалистического зеркала. Радикально современное звучание каденции к клавирному концерту Моцарта Es-dur (KV 271) предложил A. Aнаньев. Отмечу не только высокий творческий взлет многих конкурсантов, но и суггестивное исполнение своих каденций, артистическую смелость «подключиться» к Moцарту и музицировать вместе с ним.

Причастие к Вольфгангу Амадею, что царило в весенней Москве наделило нас радостью, впечатлило и духовно обогатило. Хотелось бы присоединиться к словам Биргит Алопэус из Швеции, которая в книге гостей оставила такие слова: «Благодарю тебя, Моцарт, за твою спасающую и жизнь дарующую музыку. Было бы интересно знать, на какой планете теперь находится твоя душа?»

Гражина Дауноравичене

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий