Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Булез, Мантовани, Дюзапен…

№ 4 (1242), апрель 2006

В Московском международном Доме музыки состоялась крупная международная акция – «Посвящение Булезу» – концерт с участием Московского ансамбля современной музыки (МАСМ) и Жана Деруайе – дирижера знаменитого парижского ансамбля InterСontemporain. На концерте присутствовали Посол Франции в России г-н Жан Кадэ и Министр культуры и массовых коммуникаций РФ, профессор Московской консерватории А. С. Соколов. О концерте и французской музыке корреспонденту «РМ» Марине Воиновой рассказал художественный руководитель МАСМ, композитор Юрий Каспаров.

Во-первых, позвольте поздравить с замечательным концертом! Как возникла идея его проведения?

Наш ансамбль занимается пропагандой французской музыки с 1990 года и регулярно проводит различные концерты и акции. Главное для нас – познакомить публику со всем спектром существующих на сегодня направлений во французской музыке, со всеми интересными композиторами. А во Франции сейчас порядка ста действительно интересных композиторов, которые достаточно широко исполняются за рубежом. Я ученик Э. В. Денисова, он был тесно связан с Францией и познакомил меня с французской музыкой, привил любовь к ней.

Программа продемонстрировала разнообразие жанров и оригинальные композиционные находки, что нашло отражение даже в названиях сочинений: «Турбулентность», «Помощь», «Перед разбитым временем»…

Что касается идеи концерта – прежде всего, мы хотели посвятить его Булезу, поэтому включили в программу наиболее известное его сочинение – Dérive I (1984). Далее звучали сочинения композиторов, в чьей музыке проявляется очевидное влияние Булеза. Это Брюно Мантовани и Паскаль Дюзапен. Марк-Андре Дальбави и Жерар Пессон – авторы, которые принадлежат несколько другому направлению. Дальбави – спектральный композитор, а музыка Пессона имеет сонорную основу, в ней много элементов музыкального театра. Его пьесу надо не только слушать, но еще и смотреть.

Хотя, конечно, были еще и практические соображения. Состав нашего ансамбля ограничивается 16 исполнителями, это классическая симфониетта. Мы исходили из того, чтобы были как минимум два полных туттийных произведения, хотя бы для начала и конца концерта. Так мы отобрали 5 композиторов и выстроили драматургию концерта.

Программа была согласована с дирижером?

Конечно! Жан Деруайе – дирижер молодой, ему нет и 27-ми, но во Франции о нем самые высокие отзывы. При личном знакомстве меня приятно удивили его человеческие качества, насколько он спокоен и прост в общении. На репетициях и особенно на концерте я был просто потрясен уровнем его работы. У него очень точный жест и высокая мануальная техника. Предельная точность сочетается у него с одухотворенностью и эмоциональностью.

Каковы, на ваш взгляд, особенности современной французской музыки?

Я всегда говорил, что для меня важно, чтобы в музыкальном произведении был тематический материал (тематизм в самом широком смысле этого слова, естественно, не ограниченный комплексом звуковысотности и мелодических структур). Чем ярче тематизм, тем талантливее композитор. Второе, не менее важное – это умение развить этот тематизм. Чем профессиональнее композитор, тем интереснее и полнокровнее он осуществляет развитие этого процесса. Французская музыка откровенно декларирует все то, что я действительно люблю и ценю.

Что вы вкладываете в понятие «авангард»?

Под авангардом же я понимаю изобретение приема и его декларацию, и всё. Конечно, во Франции есть и были авангардисты, как в свое время Булез. Но рассматривать Булеза, как авангардиста, значило бы сильно сузить рамки понимания его творчества. Он не изобретатель приемов, а великий концептуалист.

Что вы можете сказать о перспективах развития современной французской музыки?

Прежде всего, надо сказать, что во Франции велико лидерство социальных институтов, поддерживающих современное искусство. Франция – централизованная страна и потому в ней единые традиции, нет замкнутости, как в других странах, и очень высок интерес ко всему, что происходит в других регионах. Здесь все работают сообща, идет постоянный обмен информацией, очень много фестивалей, и они проходят во всех концах страны.

Французы любят свою музыку?

Безусловно. Здесь понимают, что такое искусство, бережно к нему относятся, и они до сих пор остаются приверженцами своей национальной идеи. Франция открыта всем странам, готова знакомиться со всем новым. Интересные идеи они принимают, но когда используют их, то всегда по-своему, с особым французским шармом.

В чем же состоит своеобразие французской музыки?

Французская музыка, в отличие от всех других и, скажем, немецкой (которая напоминает собрание различных направлений: одна группа композиторов пишет в одном стиле, другая – совершенно в другом), представляет собой действительно школу. Во всех французских произведениях всегда можно найти нечто общее, что относится не только к современной музыке, но и просматривается сквозь столетия.

Я знаю, вы лично знакомы с Пьером Булезом. Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями о нем.

Да, я имею счастье быть лично знакомым с маэстро Булезом. Как и любой, по-настоящему великий гений, он очень прост в общении и очень откровенен. Не существует на свете человека, который написал бы письмо Булезу и не получил бы от него ответ. Последний раз я написал ему год назад, поздравил с 80-летием. Ответ пришел через 2 месяца и треть письма (а оно было очень длинным) были извинения маэстро, что он не смог ответить сразу. И это не поза и не кокетство, в этом – весь Булез. Он удивительно отзывчивый и точный человек.

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий