Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Все пути ведут в Рим

№ 7 (1290), октябрь 2011

Осенью 2011 года состоялось знаменательное событие для музыкальной науки России: только что организованное в нашей стране «Общество теории музыки» (ОТМ) вступило в «Федерацию европейских обществ теории и анализа музыки» наряду с обществами Франции, Италии, Великобритании, Германии – Австрии – Швейцарии, Бельгии и Нидерландов. Объединение произошло в рамках конгресса «EuroМac-2011», проходившего в консерватории Св. Чечилии «вечного города» Рима с 29 сентября по 2 октября.

Явление России западному теоретическому народу вызвало определенный энтузиазм. Когда в начале конгресса свои достижения представляли президенты всех обществ «ЕвроМак», то выход тождественного им руководителя российского ОТМ – ректора Московской консерватории проф. А. С. Соколова (говорил на чистом английском) – вызвал оживление и усилившиеся аплодисменты в зале. В конце же конгресса, после любопытных дебатов среди глав и представителей обществ, было достигнуто соглашение о принятии в Федерацию российского ОТМ. О перспективах, открывающихся для музыкальной науки в результате такого расширения Федерации «ЕвроМак», еще многое будет сказано. Сейчас ясно, что эта акция вольет живую кровь в пульсацию как российской, так и мировой теории музыки.

Достоин внимания и сам конгресс – он был очень мощным. Россия тоже приехала не с пустыми руками: с докладами выступили д-р иск. К. В. Зенкин (о музыкальных формах Листа) и д-р И. Д. Ханнанов (об итальянских влияниях у Бетховена), ученик Ю. Н. Холопова, ныне работающий в США, проявивший много инициатив для организации российского ОТМ.

Работа конгресса протекала параллельно в шести аудиториях, а в течение дня – по 4 «панели», с 9 до 19 часов, с перерывами на кофе-брейк. Официальных языков было 4 – английский, немецкий, французский, итальянский. Но докладчики ради понятности старались на экране давать английские переводы своих текстов. Несмотря на европейский замысел конгресса, выступали и американцы. Статус участников не был лимитирован: от докторов и президентов обществ до совсем юных студентов.

Тематика была столь разнообразной, что не ограничивалась только теорией музыки. Так, шли блоки: «Анализ и история», «Анализ и исполнение», «Итальянская опера», «Опера во Франции и Великобритании», «Опера и сцена», «Вагнер и вагнеризм», «Лист: новые перспективы», «Брамс», «Музыка барокко», «Средневековая музыка Востока», «Средневековая и Ренессансная музыка», «Корелли» и т. д. Не была обойдена и «Популярная музыка» – рок, киномузыка.

Собственно теоретические проблемы были тщательно дифференцированы: «Аспекты тональной музыки», «Классические формы», «Романтические формы», «Посттональные формы», «Гармония XX века», «Тембр и фактура», «Синтаксис и метр» и т. д. Поскольку устроителями были итальянцы, то итальянский акцент присутствовал – целый блок посвящался Шелси (открывателю спектрального метода), в концертах прозвучала музыка Нино Роты в академических жанрах.

Оказалось, что и в Рим добралось порабощение мира теорией Шенкера. Дошло до курьеза: один теоретик из США делал анализ многозвучий Дебюсси на основе линеарных связей по Шенкеру, игнорируя принцип аккорда (!). Были и «раскованные» темы, как в выступлении молодого итальянца из Турина об эротике в балете Дебюсси «Игры», с показом схем сочетаний трех девушек и одного молодого человека.

Но что вызвало у меня зависть – это целых 8 теоретических докладов по музыкальным эмоциям! Солидный доктор из Великобритании М. Спицер анализировал «страх» в песнях Шуберта, опираясь на определенную психологическую модель. Он – президент Британского общества музыкального анализа и теперь входит в Научный комитет нашего российского ОТМ. (Узнав о моей книге «Музыкальные эмоции», сказал, что ко мне «ревнует».) Блок по эмоциям представила группа теоретиков под руководством итальянца М. Барони. И умилили три студента из США (две девушки и молодой человек), исследовавшие эмоции в музыке Айвза, Баха и Пуччини. В России совершенно точно не найдем трех студентов с «эмоциональными» темами, да еще летающих через океан на международные конгрессы. Ведь за 70 лет советской власти по музыкальным эмоциям не было написано ни одного теоретического труда. А русская музыка и исполнительство – самые эмоциональные в мире. Есть над чем подумать…

Полным ходом идут изыскания с помощью компьютера. Заинтересовал один результат, полученный в Австрии в лаборатории междисциплинарных исследований под руководством Р. Парнкутта. Цель – смоделировать живое исполнение, как бы с «дыханием». Сделали график агогики и динамики семи пианистов, просчитали типичные случаи и перенесли на нотный текст: машина сыграла Шопена совершенно музыкально!

Российская теория музыки имеет много наилучшего в мире – учения о гармонии, о форме. Зарубежные теории сильны своей мобильностью и широтой. Международная Федерация, в которую вошла Россия, теперь уже обязана сделать синтез в науке, плодотворный для всей мировой культуры.

Профессор В. Н. Холопова

На фото: выступление А. С. Соколова

P. S. Сведения о российском «Обществе теории музыки»
см. на сайте
http://otm.mosconsv.ru

1 комментарий for “Все пути ведут в Рим”

  1. 1Ильдар Дамирович Ханнанов

    Уважаемые коллеги!

    Не могу не откликнуться на рецензию Валентины Николаевны. Время в Риме прошло замечательно и с большой пользой. Российская делегация принимала активное участие в этой важнейшей европейской конференции по теории музыки и анализу. У европейцев и американцев, из моих бесед с ними, остались замечательные впечатления от российской делегации.
    Будем ждать продолжения широкомасштабного сотрудничества по многим направлениям.

    С уважением,

    Ильдар Д. Ханнанов

Оставить коментарий