Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

«Высоко поднимем кубок веселья…»

№ 3 (1323), март 2015

Казалось бы, полгода ремонта – срок небольшой, но для постоянных посетителей концертов, да и для самих консерваторцев выключение Малого зала из повседневной жизни оказалось весьма ощутимым. Пусть стулья скрипели, артисты теснились в единственной артистической, но по своим акустическим параметрам и вместимости Малый зал, пожалуй, всегда был наиболее гармоничным из всех московских камерных площадок. И вот за рекордные по российским меркам сроки он вернулся в строй – обновленный, расцвеченный яркими красками, в изначальном нежно-оливковом колере.

«Кроме реконструкции самого зала была улучшена инфраструктура – сделана вторая артистическая, закуплено и установлено современное оборудование для проведения видеосъемок и интернет-трансляции. Необходимо, чтобы полученное наследство было не только сохранено, но и приумножено», – подчеркнул ректор консерватории, профессор А. С. Соколов. Но главная сенсация – это роспись, открытая во время реставрационных работ. За слоями штукатурки на потолке обнаружилось аллегорическое изображение музыкантов в духе средневековой церковной живописи. В центре – ребенок с нотным свитком, юный Моцарт, по бокам портреты композиторов: Баха, Бетховена, Шопена, Бородина, Глинки, Серова и других.

Когда зал вводится в эксплуатацию – неважно, заново построенный или после ремонта, – главный вопрос, какова его акустика. Чтобы продемонстрировать все возможности Малого зала сегодня, в программу гала-концерта 20 февраля были приглашены разные исполнительские составы: солисты – вокалисты, инструменталисты, ансамбли и даже Камерный оркестр Московской консерватории. Программа получилась разнообразной и насыщенной. Сердцем Малого зала по праву остаётся его орган. Так что вполне естественно, что первым номером программы стал финал Органной симфонии № 2 Луи Вьерна, мощно прозвучавший в исполнении Алексея Шмитова.

Одной из тем концерта стала связь поколений музыкантов. Помимо именитых исполнителей на сцену вышли юные ученики Центральной музыкальной школы. Зиновия Нестеренко (класс А. В. Ревича) и Екатерина Дворецкая (класс Е. Н. Ильинской) вместе усладили слух «Размышлением» из оперы Ж. Массне «Таис» в версии для скрипки и арфы. А третьеклассница Хан Ильен (класс А. А. Мндоянца) самоотверженно сыграла Ноктюрн и «Шествие гномов» Эдварда Грига, хотя эти сочинения для нее пока «на вырост».

Недавний выпускник Московской консерватории Филипп Копачевский представлял поколение молодых лауреатов, активно утверждающихся на российской и зарубежной эстрадах. Он выбрал для торжественного случая полонез Шопена As-dur op. 53, сыграв его броско, крупным штрихом, сделав акцент на виртуозной стороне сочинения. Остается пожалеть, что мы не услышали Шопена в исполнении профессора М. С. Воскресенского – тонкого интерпретатора его музыки, также принимавшего участие в музыкальном вечере. Но и первая часть редко звучащей Сонаты Грига в его исполнении была чудо как хороша.

Ф. Копачевский также выступил партнером замечательного молодого скрипача Никиты Борисоглебского: в преддверии конкурса им. Чайковского они прекрасно исполнили «Мелодию» op. 42 № 3 и «Вальс-скерцо» op. 34. Еще один дуэт – Александр Бузлов и Сергей Тарасов – выбрал Andante из виолончельной сонаты op. 19 Рахманинова: инструменты вели лирический диалог, то нежный, то обжигающий страстью.

Ансамблевая линия нашла продолжение у корифеев этого жанра. Легендарное «Московское трио» украсило программу финалом трио Мендельсона op. 66. Квартет им. Бородина, отмечающий в сезоне свое 70-летие, роскошно исполнил Ноктюрн из Первого квартета Бородина. В контраст струнным прозвучал Октет для духовых К. Рейнеке – нечасто встретишь сочинения для ансамбля духовых в современной программе! Среди участников Октета присутствовал и первый фаготист России, профессор В. С. Попов.

Не забытой, естественно, оказалась и вокальная музыка. Солист «Новой оперы» и Большого театра Василий Ладюк побывал как в лирическом амплуа (ария Елецкого из «Пиковой дамы» Чайковского), так и в роли торжествующего Дон-Жуана (ария «с шампанским» из одноименной оперы Моцарта), причём в обоих случаях продемонстрировал блестящее владение динамикой, четкую артикуляцию текста и дозированное вибрато.

Блистательная Хибла Герзмава тоже выбрала две разные по стилю миниатюры: арию Альмиры из оперы Генделя «Ринальдо» и песню «Люблю тебя» Эрнесто Куртиса. Если первый номер прозвучал трепетно, на полутонах, то второй был исполнен страстно, с большим порывом. Казалось, что выдающийся голос певицы не вмещался в пределы зала.

Хабанера из «Кармен» Бизе, как показалось, по темпераменту не совсем подошла Анне Викторовой. Несколько разочаровал и тенор Николай Ерохин: ария принца Су-Чонга из оперетты Легара «Страна улыбок» продемонстрировала частые проблемы вокалистов – неузнаваемый текст (пусть и на немецком) и только громкая динамика (при том, что высоких нот почти не было). Это тем более странно, что совсем недавно певец успешно выступил с сольным концертом в БЗК.

Под занавес Камерный оркестр Московской консерватории во главе с Феликсом Коробовым на большом эмоциональном накале сыграл финал «Воспоминаний о Флоренции» Чайковского, а затем под «Застольную» из «Травиаты» Верди дирижер с солистами Н. Ерохиным и Н. Петрожицкой  прямо на сцене подняли бокалы «за здравие» Малого зала!

Михаил Кривицкий
Фото Дениса Рылова

Оставить коментарий