Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Посвящение композитору Н. Н. Сидельникову

№ 8 (1328), ноябрь 2015

«Хоровая музыка представляется мне близкой по духу театральному действу» – эти слова Н. Н. Сидельникова, замечательного композитора, полностью раскрыли свой смысл на концерте, завершившем II Международный хоровой конгресс. Программа была посвящена хоровой музыке Сидельникова, едва ли не лучшей части его богатого творческого наследия. В нее были включены опусы, относящиеся к разным годам – оратория-реквием «Смерть поэта», финальный хор «Memento» из цикла «Романсеро о любви и смерти» на стихи Ф. Г. Лорки, два номера из хорового цикла «Сычуаньские элегии» на стихи Ду Фу («Олень» и «Стихи о том, как осенний ветер разломал камышовую крышу моей хижины»). Открывал вечер Духовный концерт №1, впервые прозвучавший в тот день.

Композитору Н. Сидельникову в этом году исполнилось бы 85 лет. Он рано ушел из жизни, не осуществив множества творческих планов. Музыка его звучит в концертах достаточно редко, и этот вечер стал без преувеличения выдающимся событием.

Хоровая музыка Сидельникова – мир особый, несущий слушателю истинную мелодическую красоту, полнозвучную красочную гармонию, богатство изобретательной многоголосной ткани. Во всех исполненных произведениях слушатель смог ощутить и индивидуальное своеобразие «китайских» интонаций, и истинно русский дух духовных песнопений, а в «испанском» цикле окунуться в неожиданно романтический, возвышенный характер заключительного «Мemento» (он сопровождался партией фортепиано – А. Бугаян, и электрогитары – П. Фролов-Багреев).

Хоры разных лет исполнялись в первом отделении. Программу второго составило исполнение оратории-реквиема «Смерть поэта», сочинения, в высшей степени сложного, не лишенного элементов театральности.

Инициатива этого исполнения принадлежит С. С. Калинину, впрочем, как и как сама идея концерта из произведений Сидельникова в рамках хорового конгресса. Трудности были связаны уже с доставанием партитуры, не говоря о разучивании этого опуса силами хора и оркестра студентов консерватории. Произведение необычно по жанру: хор выступает здесь в роли комментатора трагических событий, оркестр берет на себя функцию эмоционального «досказывания», чтец (в этой роли выступил артист Николай Бурляев) произносит бессмертные стихи Лермонтова, написанные на смерть Пушкина («Погиб поэт, невольник чести…»).

Музыкальный язык оратории включает самые разные технико-стилистические элементы – здесь и «говор» толпы (звукоизобразительные приемы у хора), и молитвенное пение, и реакция хора на произносимые строки стихотворения. В оркестром пласте важное место занимает тема знаменитого похоронного марша Шопена, она гармонически «остранена», и в контексте сочинения звучит поэтому особенно трагично и болезненно. Очень выразительно был исполнен оркестровый фрагмент, оплакивающий безвременную гибель поэта.

Исполнение оратории потребовало огромного количества участников: на сцене было 160 человек (был задействован также хор мальчиков ДМХШ «Алые паруса» под руководством Е. Толстогузовой), огромный состав оркестра (художественный руководитель В. Валеев). Собрать все это воедино, выстроить целое, соотнести партию чтеца со звучанием музыки, с возможностями певцов-солистов (Д. Давыдова, Е. Кузнецова, М. Сажин, К. Сучков) – задача наитруднейшая. С. С. Калинин показал себя как опытный дирижер-симфонист, оратория была исполнена прекрасно, с полной отдачей сил, воспринята публикой с большим энтузиазмом. Неожиданным «сюрпризом» была бурная реакция группы слушателей из подразделения МЧС, с которым связан по роду своей деятельности Н. Бурляев; молодые люди, одетые в форму, вели себя почти как на стадионе, но свист, видимо, должен был выразить их наивысшее одобрение услышанному.

Консерваторский хор под управлением его художественного руководителя, профессора С. С. Калинина проделал гигантскую работу, прекрасно освоив хоровые опусы Сидельникова со всеми их интонационными, тембровыми и ритмическими трудностями. Завораживали удивительные тихие звучности, где была слышна линия каждого голоса, красиво звучали мощные кульминации, трогательные сольные голоса наших студенток и студентов (Е. Дондуковой, Н. Даньковой, Г. Болотова). Вероятно, автор порадовался бы, услышав свою музыку, исполненную столь любовно, тщательно, с пониманием каждой детали, каждой ремарки, каждого нюанса этих воистину бессмертных произведений.

Профессор Г. В. Григорьева

Оставить коментарий