Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

La Biennale di Venezia

№ 7 (1290), октябрь 2011

Венецианская биеннале – один из самых известных и престижных форумов мирового современного искусства. Раз в два года (слово biennale означает двухгодичная) уже более века с момента возникновения (1895) мистический город в лагуне на севере Адриатики становится ареной столкновений новых тенденций, революционных идей и открытий в разных художественных сферах. Здесь представляются изобразительное искусство и архитектура, театр и музыка, кино и, с недавнего времени, танец.

Биеннале-2011 проводится с большим размахом. В число событий вошли 3-й фестиваль танца (Arsenale della Danza, 17.01 – 15.05); 2-й Детский карнавал (26.02 – 8.03); 54-я Международная выставка современного искусства (4.06 – 27.11); 68-й Венецианский кинофестиваль (31.08 – 10.09); 55-й Международный фестиваль современной музыки (24.09 – 1.10); 41-й Международный фестиваль театра (10.10 – 16.10).

Центральное место занимает длящаяся почти пять месяцев международная художественная выставка с участием международного жюри. В этом году в ней приняли участие рекордное количество стран – 89, в том числе и новых из Азии и Африки. Тема выставки – «ILLUMInations» (ИЛЛЮМИнации) – по замыслу организаторов предполагает разные смыслы: и просвещение, распространение знаний о различных явлениях современного искусства, необходимые в окружающем глобализованном мире; и значимость национальных течений, представляющих свои идеи и творческие методы. Как обычно по всему городу разбросаны разностильные национальные павильоны, и зрители, знакомясь с экспозициями, перемещаются от одного к другому по венецианским каналам. Весь город погружен в искусство, органично сплетая прошлое и современность.

Не менее значим во всем мире и Венецианский кинофестиваль. В этом году он оказался знаменательным и для России: победу в конкурентной борьбе с выдающимися киноработами одержал, получив главный приз – Золотого льва св. Марка, фильм Александра Сокурова «Фауст». Это тем более ценно, что за всю историю всего лишь второй раз в конкурсе художественных фильмов Золотого льва получает российская картина (в 1962 году на 23-м Венецианском фестивале награды удостоился фильм «Иваново детство» Андрея Тарковского).

Фестиваль современной музыки проходит на каждой биеннале. Он представляет важный художественный пласт в мире нового искусства, без которого картина современной культуры не может быть полноценной. В этом году, наряду с симфоническими оркестрами (SWR из Германии, среднеевропейский FVG), парижской студией IRCAM, бельгийским ансамблем ICTUS, фламандским HERMES и многими другими музыкантами и коллективами, впервые в истории Венецианской биеннале участие в фестивале принял российский ансамбль. Это – «Студия новой музыки» Московской консерватории во главе с музыкальным руководителем профессором И. А. Дроновым. Программа концерта (29 сентября) включала музыку композиторов Московской школы, консерваторцев разных поколений: О. Бочихиной, В. Горлинского, А. Сюмака, Н. Хруста, с одной стороны, и Ф. Караева и В. Тарнопольского, с другой.

О Венецианской биеннале-2011, о Международном фестивале современной музыки, у которого даже было свое название – «Мутанты», мы беседуем с художественным руководителем «Студии новой музыки» профессором В. Г. Тарнопольским.

— Владимир Григорьевич! Вы не впервые на Венецианской биеннале. Есть ли у данного форума какие-то свои особенные черты?

— Да, этот фестиваль отличается от всех других. Это не просто выставка, не просто концерты, но фестиваль-манифест с ярко выраженной борьбой концепций. Не случайно Венецианская биеннале, как рупор новых идей, задает темы многим другим фестивалям мира, и сегодня биеннале уже проводятся во многих странах, в том числе и в России. Биеннале представляет и отдельных художников, но главное – национальные проекты разных стран. У каждой страны есть свой павильон.

— У России тоже?

— У России замечательный павильон, спроектированный еще в 1914 году А. Щусевым.

— Была какая-то общая глобальная тенденция в идеологии нынешней биеннале?

— Да, последние десятилетия на всех биеннале в визуальных искусствах, как правило, господствует концептуализм. Иногда это интересно, иногда – нет. Лично для меня – гораздо чаще «нет».

— Почему?

— Для художников этого направления концепция произведения важнее его физического выражения. Для меня же сама сущность искусства неразрывно связана с чувственной красотой его материала. Иначе это не искусство, а иллюстрация к неким абстрактным умозрительным построениям. Мне очень интересен ранний концептуализм, когда его идеи только формировались в полемике и с академизмом, и с авангардом, и с поп-артом. Сегодня же, много десятилетий спустя, концептуализм из индивидуального стиля конкретных художников превратился в успешный коммерческий продукт культуриндустрии, стал своего рода «массовой культурой» для интеллектуалов, далеких собственно от искусства.

— Вы говорите об изобразительном искусстве. А в музыке тоже заметно влияние концептуализма, господство идей? Она, как искусство «выразительное», для этого, наверное, не очень подходит?

— Я участвую в биеннале уже третий раз, при разных его руководителях, но музыкальный концептуализм не находится в центре интересов музыкального фестиваля. Из концептуалистов иногда исполняются Кейдж и композиторы его круга. Впрочем, сейчас, концептуализмом активно интересуются молодые российские композиторы, и, кто знает, может быть, через несколько лет на биеннале можно будет услышать программу русских концептуалистов.

—  На прошлых биеннале Вашу музыку исполняли в разных программах. Но в этот раз мы привезли свою программу. Целый вечер. Как был принят наш концерт? Как он вписался в атмосферу Венецианской биеннале?

— Русская музыка давно не была так широко представлена в Венеции. Если в 50-годы в рамках биеннале проходили эпохальные премьеры «Огненного ангела» Прокофьева и «Похождения повесы» Стравинского, то в последующие десятилетия можно вспомнить лишь какие-то единичные исполнения. «Студия» исполнила исключительно русскую музыку, и это были сочинения композиторов-преподавателей нашей консерватории. Мне кажется, что наш концерт стал в некотором роде «прорывом»: судя по отзывам прессы, итальянцы были поражены и мастерством исполнителей, и уровнем нашей композиторской школы. А художественный руководитель фестиваля, известный композитор Лука Франческони, сразу после концерта в радиоинтервью отметил, что это был один из лучших концертов фестиваля.

«…Совсем другая жизнь пульсирует в музыке русских композиторов – Ольги Бочихиной, Алексея Сюмака, Николая Хруста (всем им чуть больше двадцати лет), а также более старших Фараджа Караева и Владимира Тарнопольского»… Поражающий, оригинальнейший Ultimate granular paradise для ансамбля и электроники двадцатисемилетнего Владимира Горлинского – пожалуй, самая оригинальная пьеса во всей венецианской программе: это своего рода опыт придания пространственной формы и ритмического измерения всем видам шумов. Замечательно!.. Эта программа была представлена на биеннале московским ансамблем «Студия новой музыки» под управлением Игоря Дронова. Уровень письма – высочайший, есть идеи, и, наконец, они не надуманные…»

Дино Виллатико. «Урок дерзости из России». Газета «LA REPUBBLICA»

— Фестиваль назван «Мутанты». Слово на слух тревожное и малоприятное. Кто и куда мутирует, как Вы думаете? Это ведь тоже концепция, идея?

— Прежде всего, это слово в итальянском языке имеет несколько иной оттенок и как раз музыканты часто им пользуются. А вообще… наша жизнь очень интенсивно меняется и искусство мутирует с той же скоростью. Меняется не только содержание или язык искусства, как это было «в старые добрые времена», сегодня меняются сами формы его существования. Скажем, видео-арт или электронная музыка возникли совсем недавно, но сегодня эти термины все реже употребляются в качестве указания на конкретный жанр. Применение видео и электроники уже стало нормативным и не нуждается в особом упоминании. Идет не только борьба концепций, но и борьба за выход из традиционных пространств и институций искусства в какие-то новые свободные пространства. В прошлый раз мое сочинение исполнялось в одном из великолепных помещений старого Арсенала, приспособленном для современной музыки лучше многих традиционных залов.

— А в этом году?

— А в этом году мы выступали в замечательном старом оперном театре Малибран, в котором когда-то проходили премьеры опер Генделя и Скарлатти.

— И как сочетаются новая музыка и старинные стены?

— В Венеции все органично. Венеция – город карнавальный…

Беседовала профессор Т. А. Курышева

Оставить коментарий