Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Создать свой «Квантовый мир»

№8 (1373), ноябрь 2020 года

В октябре в Малом зале «Зарядья» состоялась премьера оперы «Математик» Анжелики Комиссаренко (ст. преподаватель кафедры сочинения МГК). Опера была написана в рамках проекта Лаборатории молодых композиторов и драматургов «КОOPERАЦИЯ ART&SCIENCE OPERA LAB» совместно с TERRA QUANTUM AG (Швейцария) одной из лидирующих компаний в области развития квантовых технологий.

«Математик» – произведение синтетического жанра. «Мультимедийная опера-гротеск», «квантовая опера» – такие подзаголовки авторы дали своему сочинению. В нем соединились традиционные элементы музыкально-театрального жанра: живое пение, декламация, хореография, акустическое звучание инструментов и электронные эффекты – звуковые и визуальные, – а также новейшие достижения науки.

Помимо музыкальных звуков в опере используется также звучание квантового шума. Николай Хрустсаунддизайнер, отвечающий за электронную часть спектакля, – сравнивает его с «хаосом», он был создан с помощью генератора случайных чисел, позволяющего производить сигналы без постобработки, т.е. подлинно случайным образом. Такое применение научных технологий в музыкальном искусстве позволяет говорить о, своего рода, алеаторике нового типа и о новом способе создания синтетического звукового материала.

Несмотря на сложную концепцию, опера ориентирована на сравнительно широкую, хотя и просвещенную аудиторию. Если не считать использования квантового шума, ее музыкальный язык во многом отличается «умеренностью» – умеренно диссонантный, умеренно авангардный и т.п. Он едва ли отпугнет, а скорее привлечет слушателя, даже мало искушенного в современной академической музыке. Автор, похоже, сознательно не стремится поразить новизной музыкальных приемов и форм, а работает с уже сложившимися компонентами жанра. Здесь, к примеру, появляются переосмысленные формы монолога, ариозо, романса, песни, дуэта и других ансамблей. Композитор не перегружает звуковыми эффектами оперу, и без того насыщенную разнородными, в том числе внемузыкальными, составляющими. Именно благодаря их синтезу удается создать новый спектакль.

Либретто «Математика» – тоже синтетический продукт совместного творчества композитора Анжелики Комиссаренко и ученого, физика и математика Григория Амосова. Материалом для либретто послужили фрагменты дискуссий, происходивших между великими учеными в начале XX века, когда только зарождалась квантовая механика, и современных научных баталий на эту тему. Кроме того, авторы либретто использовали фрагменты романа Яна Потоцкого «Рукопись, найденная в Сарагосе», драматической сценки Даниила Хармса «Математик и Андрей Семенович», оды Михаила Ломоносова («Науки юношей питают…») и некоторые другие тексты.

Одноактная опера длится около часа и состоит из пролога и шести картин. В основе ее сюжета история о Молодом математике, который страстно увлечен наукой и стремится разрешить проблему запутанных состояний частиц в квантовой системе. Его антипод – опытный математик Андрей Семёнович, который всячески старается ему помешать, называет глупым, а его знания – ерундой, предлагает Математику «бросить вычисления и учиться лучше сарабанде». Еще один персонаж, который встает между ученым и делом его жизни, – Женщина, пытающаяся отвлечь Математика от науки. Лишь на миг поддавшись искушению, Математик все же возвращается к своей Terra quantum, в чем его поддерживает другая героиня – Девочка, которая любит Математика. В итоге герой завоевывает научное признание, находит свою истинную любовь и провозглашает главную идею оперы о «таинственном квантовом музыкальном мире», в котором наука и искусство сосуществуют, а судьбы мира и отдельного человека совпадают.

В камерном пространстве Малого концертного зала «Зарядье» режиссеру Екатерине Василёвой удалось создать сценическую версию оперы. Главную партию в ней блестяще исполнил Константин Самойлов (тенор). Не менее достойно выступил и Игорь Витковский (бас), сыгравший Андрея Семёновича. Мария Симакова (лирико-колоратурное сопрано) мастерски справилась с технически непростой партией Девочки. На их фоне несколько менее удачным оказалось выступление Анны Семенюк (меццо-сопрано) в партии Женщины. Голос артистки звучал сипло, что, однако, не сильно навредило ее небольшой характерной роли, скорее наоборот – усилило эффект театрального придыхания, придав образу больше комизма, гротеска и эротизма.

Акустическая часть партитуры оперы была профессионально исполнена ансамблем инструментов «Галерея актуальной музыки» под управлением Олега Пайбердина. Особенно же удачным было выступление хора Voice Fusion под руководством Михаила Котельникова. Хор задействован в опере очень активно, а хоровые партии содержат разнообразные исполнительские приемы: здесь и пение в унисон или в хоральной фактуре, и вокализация без слов, и свободная декламация или разговорная речь.

Неубедительным показалось лишь хореографическое решение спектакля (хореограф Александра Рудик и ее танцевальная компания «ЦЕХ-1»). Жесты танцоров плохо вписывались в эстетику квантовой оперы, воспринимались как наивные движения «под музыку» и, казалось, были призваны просто оживить обстановку. Истинная же роль миманса, одетого в полиэтиленовые прозрачные костюмы, перчатки и пластиковые экраны, закрывающие лицо, едва ли стала понятна зрителю. Впрочем, тот, кто соблюдал все санитарные меры и вынужден был на протяжении всего спектакля находиться в защитной маске и перчатках, должно быть, оценил оформительское решение художника Марии Чернышёвой, ведь оно оказалось иронично злободневным в условиях усиливающейся эпидемии.

Единственной декорацией в этом спектакле стала громоздкая металлическая конструкция, напоминающая строительные сооружения для ремонта фасадов: артисты перемещались по ним словно рабочие на строительных лесах. Однако этот, ставший уже банальным, элемент «современной» сценографии позволил постановщикам расширить и одновременно локализовать сценическое пространство, органично вписав в него мультимедийные составляющие оперы.

На фронтальной стороне этих «лесов» разместилось несколько экранов, на которых на протяжении всего спектакля транслировался видеоряд, созданный медиахудожником Алексеем Наджаровым. Это и разговорные монологи, которые служат своеобразными нарративными интермедиями между картинами и вводят слушателя в научный контекст оперы, разъясняя базовые положения квантовой теории (в роли рассказчика выступает соавтор либретто Григорий Амосов); и портреты знаменитых ученых-физиков; и разноцветные пятна или фигуры (например, разные половины туловища черной кошки, переходящие с одного экрана на другой); и многочисленные диагональные линии, которые периодически заполняют все пространство экранов. Эти линии, находясь в постоянном движении, взаимодействуют со звуком и ритмом, становясь их своеобразной визуализацией, подобно светомузыкальной установке.

Воспринимая разнородные звуковые и визуальные элементы, слушатель и зритель оперы «Математик» мог почувствовать, как в квантовом мире соединяются столь, казалось бы, отдаленные друг от друга «частицы» жизни человека – наука и искусство.

Кирилл Смолкин, студент НКФ, музыковедение

Фото Лилии Ольховой, Пресс-служба зала «Зарядье»

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий