Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Совесть музыкальной Москвы

№ 8 (1246), ноябрь 2006

К 150-летию со дня рождения С. И. Танеева

Taneev-2Это звание, никем не присужденное, но всеми признанное, сохранилось за Сергеем Ивановичем Танеевым на многие годы. Оно принадлежало ему как знак безупречного нравственного служения прекрасному и высокому. Оно подразумевало и многообразную общественную деятельность Танеева, и его исключительную по масштабам педагогическую и просветительскую работу, и его исполнительство, и научные достижения, поднявшие русское музыкознание на европейский уровень. Наконец, его композиторское творчество, далеко не сразу оцененное по достоинству. Музыка Танеева, как и вся его жизнь, проникнута высоким этическим началом, в ней слышна глубокая убежденность в торжестве истины и добра. «Он мне всегда представлялся той «правдой на земле», которую когда-то отвергал пушкинский Сальери» (C. Рахманинов).

Жизнь Танеева была теснейшим образом связана с Московской консерваторией. Он поступил в нее одним из первых, и его имя открывает почетную доску выпускников, удостоенных золотой медали. Он стал ее профессором, поднявшим на неслыханный уровень преподавание теоретических дисциплин, воспитавшим целую плеяду учеников, среди которых блистают имена Скрябина и Рахманинова. Четыре года Танеев был директором консерватории, наследником ее основателя Н. Г. Рубинштейна. Танеевские традиции стремились сохранить в более поздние времена, ибо в них – залог жизнеспособности Московской консерватории. Как сказал один из его учеников, «Танеев был велик и гениален своей нравственной личностью и своим исключительно-священным отношением к искусству».

Taneev-1Сергей Иванович Танеев родился во Владимире 13/25 ноября 1856 года. По отцу он происходил из старинного дворянского рода, восходящего к XVI –  XVII вв. Когда Сереже минуло девять лет, семья переехала в Москву. Небольшой каменный дом, купленный Танеевыми взамен проданного владимирского, сохранился до наших дней (Чистый переулок, 7). Сохранился и последний танеевский дом флигель, где хотелось бы наконец увидеть мемориальный музей.

Московская учительница музыки, к которой определили Сережу, привела его однажды к Н. Г. Рубинштейну. Тот сразу посоветовал начать серьезные занятия, и в 1866 году Сережа Танеев стал учеником только что открывшейся Московской консерватории. Его пианистические успехи поражали, как композитору ему тоже прочили большое будущее. В мае 1875 года Сергей Иванович Танеев окончил курс по двум специальностям: по фортепиано у Н. Г. Рубинштейна и по композиции у П. И. Чайковского, получив звание свободного художника. Он первым в истории Московской консерватории был отмечен высшей наградой – большой золотой медалью.

Осенью того же года Танеев начал интенсивную концертную жизнь. Он имел успех, но карьеры виртуоза так и не сделал. Возможно, ему недоставало исполнительского апломба, мешала чрезмерная требовательность к себе, с годами лишь возраставшая. Кроме того, исполнительство отвлекало от композиторских занятий. Со временем Танеев ограничил себя ансамблевыми концертами, выступая с исполнением собственных камерных сочинений. Появлялся он и за дирижерским пультом, главным образом как руководитель постановок оперного и хорового классов консерватории, которые при нем достигли чрезвычайно высокого уровня.

Осенью 1878 года Танеев начинает педагогическую деятельность в стенах Московской консерватории. Он становится преемником Чайковского в классах гармонии и инструментовки. Через три года Танеев наследует класс и другого своего учителя – Н. Г. Рубинштейна, скоропостижно скончавшегося 11 марта 1881 года. Профессором специального фортепиано он оставался семь лет, после чего сосредоточил свое внимание на самых близких ему предметах – контрапункте и введенном им осенью 1897 года специальном курсе музыкальных форм.

Закончив консерваторию, Танеев продолжает учиться – он выполняет бесчисленные контрапунктические упражнения в строгом стиле. «Для того, чтобы что-нибудь основательно узнать, будь то гармония, контрапункт или инструментовка, для всего нужна кропотливая и сухая работа, которая должна предшествовать творчеству» (Танеев – Чайковскому). «Кропотливая и сухая работа» дала блестящие результаты, когда появилась кантата «Иоанн Дамаскин» сочинение, в котором «применены всевозможные хитросплетения контрапункта», как не без гордости отметил Танеев.

Весной 1885 года двадцативосьмилетний Сергей Иванович Танеев был избран директором Московской консерватории. В этой должности он оставался четыре года, принеся консерватории огромную пользу. К концу его директорства бюджет консерватории полностью избавился от дефицита и имел в активе значительную сумму. Но Танеев не ограничился тем, чтобы вернуть консерватории блеск рубинштейновских времен. Главными для него были творческие проблемы. Танеев усовершенствовал учебные планы, взяв на себя руководство теоретическими предметами. По его настоянию в консерватории было открыто педагогическое отделение класса фортепиано – для музыкантов, не обладающих ярким виртуозным дарованием, но способных к профессиональной деятельности. Исключительное внимание Танеев уделил оркестровому и хоровому классам. Для учащихся-духовиков были выделены дополнительные стипендии, что позволило организовать полноценный ученический оркестр. Руководство обоими классами Танеев принял на себя.

В мае 1889 года Танеев оставляет пост директора Московской консерватории, сохранив за собой только класс контрапункта. Почувствовав себя после успеха «Иоанна Дамаскина» настоящим композитором, он хочет заняться творческой работой, для которой директорская должность не оставляла времени. Главное для него в эти годы – опера «Орестея» по Эсхилу. Сюжет «Орестеи» даже Л. Н. Толстому и Чайковскому казался устарелым и неподобающим для оперной сцены. Но Танеев здесь опережал современников. Лишь позднее, в 1890–1900-е годы среди русских деятелей культуры возник новый интерес к античному миру. Танеев же искал у Эсхила то, что он вообще искал в искусстве – вечное и идеальное, нравственную идею в классически совершенном воплощении.

В июне 1895 года Танеев приезжает в Ясную Поляну и проводит там летние месяцы. Яснополянская жизнь известна ныне по многим воспоминаниям, и среди них не последнее место занимает танеевский дневник. Вечерами Танеев играл – Бетховена, Моцарта, Шопена. Споры утихали, чуткие к музыке Толстые слушали с восторгом. Тогда же Танеев записал некоторые композиторские опыты великого писателя.

Через два года после «Орестеи» следует другая значительная премьера Танеева – симфония до минор. Четвертая по счету, она завершила путь Танеева-симфониста. Творческие стимулы, созданные этим сочинением, уходят в область камерной инструментальной музыки, которая отныне становится главной областью для композитора.

Способствуют этому и завязавшиеся контакты с прекрасными исполнителями – Чешским квартетом, который стал горячим пропагандистом танеевских сочинений. С Чешским квартетом Танеев в 1908 году предпринимает после долгого перерыва поездку за границу: он дает вместе с ними три концерта, в Берлине, Вене и Праге. В конце 1911 года Танеев опять посетил Прагу – это оказался его последний выезд за рубеж. Концерты состоялись также в Берлине, Дюссельдорфе, Франкфурте-на-Майне и Лейпциге.

И на этот раз больше всего тронул своей сердечностью пражский прием. Наряду с выступлением самого Танеева в Праге были исполнены Симфония до минор и большой хор «Прометей». В январе 1912 года состоялся «Большой русский концерт», где исполнялась картина из второй части «Орестеи» и Концертная фантазия для фортепиано с оркестром Чайковского. Солировал Танеев. Хоровое общество чешских учителей попросило написать для него новое сочинение, в результате чего появились шестнадцать мужских хоров на стихи К. Бальмонта. На склоне лет Танееву суждено было дожить до настоящего успеха своей музыки.

В сентябре 1905 года Сергей Иванович Танеев вышел из состава профессоров Московской консерватории. Причиной послужил давно назревавший конфликт с директором В. И. Сафоновым. В марте следующего, 1906 года Танеев становится преподавателем только что основанной в Москве Народной консерватории – общедоступного просветительского учреждения, которое стремилось дать самым широким кругам учащихся необходимые знания о музыке. Не оставил Танеев и домашние уроки. Долголетняя преподавательская деятельность создала ему исключительный авторитет. К нему мог прийти каждый, зная, что отказа не встретит. Танеев действительно стал «мировым учителем», как назвал его однажды Глазунов.

Последним крупным сочинением Танеева стала кантата «По прочтении псалма» на стихи А. С. Хомякова, знакомые ему с детства. На титуле кантаты стоит посвящение: «Памяти матери моей, Варвары Павловны Танеевой».

Премьера «По прочтении псалма» состоялась в Петрограде 11 марта 1915 года. До нее, в январе, в Москве состоялся концерт, целиком посвященный произведениям Танеева. Прозвучали Фортепианный квинтет и Фортепианное трио, а также множество романсов. За роялем был автор. Это было последнее выступление С. И. Танеева.

В апреле 1915 года Москва прощалась со Скрябиным, внезапно умершим в возрасте сорока трех лет. День выдался не по-весеннему ненастный, сырой и холодный, и Танеев сильно простудился. Весь май он продолжил болеть, но его все же решились перевезти в Дюдьково близ Звенигорода – любимое место летнего пребывания Танеева. Там он и скончался 6/19 июня 1915 года, в полдень. До последнего мгновения он был в сознании.

В Москве траурное шествие проследовало от дома Танеева к консерватории. После отпевания в память замечательного музыканта была исполнена медленная часть его до-минорной симфонии – одна из вершин его строгой и возвышенной лирики.

Светлана Савенко

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий