Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

«Учить музыканта онлайн – все равно что учить хирурга онлайн…»

№5 (1370), май 2020

Московская консерватория с 4 апреля перешла на онлайн-обучение. О том, каким видится этот процесс, рассказывают педагоги Консерватории:

Преподаватель Е.В. Мечетина (кафедра специального фортепиано):

Инструменты, на которых студенты записывают видео, часто не выдерживают никакой критики. Конечно, эффективнее всего работа по видеозаписям. Я совсем не практикую звонки в Zoom, Skype, WhatsApp и прочих программах. Если помножить качество пианино на качество записи, то получатся отрицательные величины. Более-менее адекватное воспроизведение можно получить посредством видеозаписи. Студенты присылают мне ноты, и я работаю прямо в них: рисую аппликатуру, пишу замечания – быстрее/медленнее, crescendo/diminuendo и так далее. Я правлю ноты прямо на экране телефона и отсылаю им обратно со своими пометками. Детали мы обсуждаем голосом или в переписке. Я не представляю, как можно сдавать сессию с такими пианино.

Инструмент, который стоит на сцене Малого зала консерватории, дисциплинирует студентов, придает благородство их игре. Это лучшие условия, которые можно себе представить. Даже инструмент в классе не такого концертного качества. Что говорить об ужасных пианино, которые я вижу сейчас!

Студенты – взрослые люди, с ними легче. Школьникам я пишу подробнейшие потактовые комментарии: 75-й такт – проверить аппликатуру, 76-й такт – сделать цезуру, на второй четверти – это, на третьей четверти – это. И так далее. Это страшно трудоемкая работа, но сейчас я не вижу другого выхода. В прямом эфире я не слышу их, а они не слышат меня. Звук останавливается, не слышно ни педали, ни тембра. Мы все ждем, когда это закончится, потому что силы детей явно на исходе.

Профессор М.В. Карасёва (кафедра теории музыки):

Онлайн-обучение – это реальность, данная в обстоятельствах. Потому малоплодотворны споры о том, что лучше: живой звук или его электронная реплика – ответ очевиден. Сейчас надо принять ситуацию и максимально результативно в ней работать. Я уже около пятнадцати лет принимаю индивидуальные зачеты у студентов с использованием соцсетей, это экономит и время, и учебные помещения. С февраля этого года я начала проводить стримы групповых занятий в сети «ВКонтакте» и конференции в Zoom для моих китайских студентов, которые не смогли вернуться в Россию. Сейчас успешно занимаюсь сольфеджио и гармонией со всеми своими группами. Для достижения ясного и четкого звука, который в сольфеджио особенно необходим (им нужно идентифицировать сложные аккорды и многоголосные сочетания), использую цифровое фортепиано, звук которого попадает в компьютер не через микрофон, а через line in. Для этого использую внешнюю звуковую карту, в нее же подключаю внешний микрофон – это дает мне возможность играть и говорить одновременно. Проблемы плавающего, ватно-жеванного звука, исходящего от комплекта «пианино+микрофон смартфона» уходят насовсем. Использую различные конференц-программы, отдавая предпочтение тем, у которых звук чище. Это ни в коем случае не Skype и даже не его наследник Microsoft Teams. Последняя программа хороша, но не для тонкостей сольфеджио. У меня накопилось много методического материала по организации музыкального онлайн-обучения, и уже опубликована моя статья про то, как мы можем сделать этот online лучше, причем своими силами (Научный вестник МГК, №2, 2020).

Профессор Ю.С. Каспаров (кафедра сочинения):

Я считаю, что очная и заочная формы обучения – это две важные составляющие учебного процесса композиторов. Они нужны в равной степени. Очная форма полезна, когда нужно нарисовать на бумаге графики или схемы, что-то написать в нотах. По интернету это сделать сложно. Но гораздо чаще требуются указания по партитуре, которую делают молодые люди. Тогда заочная форма эффективнее. Я подготовил многих молодых людей к поступлению в консерваторию. Я ищу таланты во всех регионах России, иногда куда-то выезжаю, но чаще мне пишут. Композиторы присылают мне партитуры, а я объясняю, что так, а что не так. Я обхожусь минимумом слов, даю понятные инструкции. В классе молодые люди могут что-то не услышать, забыть, неправильно запомнить. В письме же все написано четко, и если человек забудет, он его откроет.

Но если музыканты будут учиться только в онлайн-формате, то не будет музыкантов. Занятия по композиции еще можно организовать, дотянуть композитора до определенного уровня. Но изучение современных приемов письма вряд ли возможно без очных занятий. Обучение композиторов и студентов других специальностей всегда комплексное. Грош цена была бы нашим занятиям, если бы не было лекций по истории и теории искусства. У нас есть кафедра современной музыки, на которой работают прекрасные музыканты. Лекции, которые они читают, дают знания в тех областях, которые еще не изучены педагогикой. Некоторые лекции нельзя прочитать онлайн.

Очень важно, чтобы студенты-композиторы проверяли свои работы на практике. Когда я учился, это было невозможно. А сегодня проходит множество мастер-классов, и ансамбль «Студия новой музыки» работает с нашими студентами. Это никак нельзя провести online. Нужно не просто поговорить со скрипачом или кларнетистом, но подойти к нему с нотами: ты что-то начеркал, он что-то начеркал, и вы вместе что-то посмотрели.

Я думаю, что если другие профессии преподавать только онлайн, то их тоже не будет. Учить музыканта онлайн – это все равно что учить хирурга онлайн: показывать человеку по компьютеру, как он должен резать. Он так потом разрежет в своей первой практической работе, что не дай бог оказаться пациентом!

Профессор В.В. Контарев (кафедра хорового дирижирования):

Обучать кого бы то ни было дирижированию по интернету мне раньше не приходилось, и если вопрос игры студентом партитуры решить довольно просто: ее можно контролировать по видео или слушать, то при дирижировании сочинений крупной формы (оперными сценами, частями ораторий или кантат), возникают проблемы. Главная из них: отсутствие непосредственной звуковой составляющей – концертмейстеров, живого звукового сопровождения с его красками, темпом, ритмом и энергетикой, что сильно меняет процесс обучения.

Студентам предлагается делать собственную звуковую фонограмму, заданного хорового сочинения a’cappella и пользоваться ею при дирижировании. Если же сочинение написано композитором для хора с сопровождением, то следует найти в интернете подходящую по интерпретации – темпам, динамике, музыкальной фразировке, – запись и дирижировать под нее.

Некоторым студентам трудно сразу принять и согласиться с предлагаемой в записи музыкальной трактовкой, тогда приходится разбивать сочинение на отдельные фрагменты и уже работать с ними. Думается, что полученный опыт пригодится им в дальнейшей профессиональной работе.

За время дистанционной работы все мы поняли, что значит Московская консерватория в нашей жизни, как нам без нее тяжело, как пусто, как ждем скорой встречи с ней!

Преподаватель Е.В. Семёнова (кафедра скрипки):

На данный момент мы получили свободу в выборе формата дистанционного обучения в работе со студентами по специальности. Студенты присылают мне записи, которые мы потом разбираем на занятиях. Для них это хороший опыт, потому что они наконец-то слышат себя со стороны. Я и раньше им это рекомендовала, но присылать видео педагогу – это другая ответственность. Но все же я однозначно предпочитаю онлайн-уроки. Юмор, рассказы и живое общение сложно передать письменно. Мне важно, чтобы мы друг друга видели и слышали: это дает больший результат, чем текстовый комментарий к видео. Изменилась структура урока, я многому научилась. Работаем понотно и детально. Появилась возможность поговорить подробно о приемах и рассказать о вещах, на которые раньше не хватало времени. Теперь я могу показывать крупным планом технические детали, ученики прилипают к экрану и внимательно смотрят.

Теперь о минусах. Качество передачи не позволяет работать над тонкостями звука, поэтому мы работаем интуитивно. Нам необходим концертмейстер, которого мы сейчас лишены. Любая запись под минус исключает творческую свободу и взаимосвязь с партнером. Кроме того, я работаю с ребятами тактильно, ведь есть вещи, которые нужно показывать в контакте с человеком. Мы посылаем информацию не только вербально: мы вкладываем в слова энергию и чувства. Чтобы пробиться сквозь эту онлайн-структуру, требуется больше сил, и мы устаем быстрее. К тому же, мы много смотрим в экран, а это дает большую нагрузку на глаза.

Ребята вдохновляют меня своим трудолюбием и желанием учиться. Однако если есть опасность для здоровья, необходимо оставаться дома. Пока позанимаемся так.

Публикацию подготовила Алиса Насибулина, студентка ИТФ

Поделиться ссылкой:

Оставить коментарий