Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Многовековая полифония песнопений

Авторы :

№9 (1392), декабрь 2022 года

После долгого перерыва, связанного с ковидом, возобновились концерты в зале консерваторского Музея им. Н.Г. Рубинштейна. И честь их открытия не случайно выпала именно Марлене Мош (сопрано), обладающей уникальной манерой исполнения, выступившей здесь 5 ноября с сольным концертом «Песнопения Армении из века в век». Программа выступления была построена таким образом, что слушатель мог наслаждаться как народными армянскими песнями, так и гусанскими, то есть авторскими песнями XIX–XX веков. Кроме того, на концерте прозвучали произведения классиков армянской культуры X–XX веков.

Стоит сказать о внешнем облике исполнительницы: ее национальный костюм подчеркнул природную красоту и очарование. Особо следует выделить то, что певица не просто поет, а создает образ, причем голос словно отражается в мимике, в жестах рук, движениях пальцев, в их пластике, и все вместе производит впечатление чистой гармонии. Это завораживает слушателя и уже не столь важно, что слова непонятны, возникает нечто большее  сопереживание слушающих. Проживая новый образ, певица с каждой песней преображается и увлекает за собой в таинственный мир армянских песнопений.

Выступление Марлены Мош началось с сольного исполнения песни «Садовник» (гусан Ширин, XIХ в.). Кроме «Садовника», прозвучала песня «Горы Сюни» (гусан Ашот, XХ в.), исполнение которой будто открывало слушателям горный пейзаж Южного Кавказа, долины покрытые цветами, высокое таинственное небо. Голос певицы передавал тончайшие движения души, приближал к нам, слушающим в XXI веке, мелодии древнего духа величественных гор.

Две народные песни «Ерем джан» и «Я малышка» были исполнены под аккомпанемент фортепиано. Первая из них прозвучала как диалог влюбленных. Певица, исполняя мужскую и женскую партии, сумела передать не только живые разговорные интонации армянского языка, но и яркие характеры беседующих. Вторая песня, легкая и радостная, как белое облачко среди лазури, раскрывала любящее девичье сердце – это песня для любимого. Своеобразной перекличкой с народными песнями оказалась и плясовая «Наз пар», исполненная как вокализ с фортепианным аккомпанементом.

Особого внимания заслуживает такой номер программы, как шаракан «Ес Дзайн зариицюн асем»/«Я Голос услышал» для голоса и ф-но. Это древнеармянское песнопение исполняется особым способом: своеобразным «купольным» пением, когда уста исполнителя почти не открываются. Такое пение можно уподобить нанизыванию жемчужных бусин на нить или молитвенному перебиранию четок в руках монаха. Вот как об этом говорит сама исполнительница в одном из интервью: «Армянский фольклор очень древний, а наша церковная музыка восходит к первым векам христианской эры. Я ее пою не как западную классику, а как древнюю восточно-христианскую музыку, чудом до нас дошедшую».

Примером такой музыки может служить и песнопение «Сайлн айн ичанэр»/«Песнь Воскресения»,созданное Григором Нарекаци́ (951–1003), который причислен армянской церковью к лику святых и известен, прежде всего, как автор «Книги скорбных песнопений». Исполненная Марленой «Песнь Воскресения» оставила в сердцах слушателей острое переживание евангельского сюжета, связанного с крестным путем на Голгофу и Воскресением Спасителя.

Другим образцом древней духовной музыки явилось исполненное в сопровождении ф-но песнопение Хачатура Таронаци́ (XII–XIII) «Хорхурд»/«Глубочайшая Заповедь». Автор был не только поэтом, музыкантом, но и церковным деятелем, теологом, его могила бережно сохраняется до наших дней на территории современной Армении в монастыре Агарцин, где он был настоятелем.

Песнопения XVIII века были представлены на концерте произведением знаменитого армянского поэта-ашуга Саят-Нова́ (1712–1795) «Аранц киз» («Что бы я делал без тебя?») в сольном исполнении. Это одическое восхваление возлюбленной, в нем торжественно поется о любви, прежде всего духовной, воспевается не только женская красота, но и готовность к самопожервованию ради любви к ближнему.

Высочайшим образцом классической армянской духовной музыки, безусловно, являются произведения Комитаса (1869–1935) – Согомона Геворка Согомоняна. «Каким-то чудом наш выдающийся национальный композитор Комитас сумел собрать древнейшие армянские песни. Он сумел также отсечь от них более поздние наслоения турецких и иранских мелодий», – заключает певица. На концерте исполнялось несколько его произведений: «Крунк»/«Журавль» (голос соло), «Кагавик»/«Куропаточка» (голос и ф- но), «Мокац Мирза» – имя героя текста (голос соло), «Алагяз» – название горы (голос и ф-но), «Гутанэрг»/«Пение плуга» (голос соло). Каждое из этих произведений в исполнении Марлены Мош буквально дышало благодаря не только артистическому таланту певицы, но и ее глубокой духовной силе. Все это заставляло верить в красоту и гармонию, переживать подлинное состояние счастья. Смею думать, что присутствовавшие на концерте не только слушали, но и увидели и грустного журавля с его прощальной печальной песней, и веселую звонкую куропаточку, и солидного Мокац Мирзу, и уходящую в поднебесье гору Алагяз, где растут душистые ладан-деревья, и пахаря с сеятелем (как библейские символы), идущих с песней за плугом.

Нельзя не сказать и о фортепианных пьесах Комитаса на народные темы, мастерски исполненных Александром Малкусом – деликатно и гармонично. Они действительно оказались тем дополняющим нужным фоном, как, впрочем, и весь фортепианный аккомпанемент, на котором ярче высветился вокальный дар Марлены Мош. Стоит отметить также древнюю армянскую пьесу в исполнении Вениамина Мясоедова на шалюмо – духовом инструменте из абрикосового дерева, по своему звучанию напоминающем древний дудук. Глубокое бархатное звучание шалюмо словно приближало слушателей к далеким ушедшим временам. 

В чем же состоит особенность древней армянской музыки? «В ней есть глубинная мудрость, дух древнего народа. Одновременно встречаются безудержная бурная радость и глубокая скорбь, печаль. Здесь есть связь времен, есть ощущение, что все суета сует», – так отвечает на этот вопрос Марлена Мош. И ей, на наш взгляд, вполне удается осуществить связь времен, донести до своих современников живое звучание далеких песнопений, подняться над временем, стать свидетелем давно ушедшего, войти в него и ощутить его пульс, его биение. В заключение хочется пожелать Марлене новых творческих успехов, открытий и озарений, новых встреч с публикой, которая всегда с нетерпением ждет встречи с этой неповторимой певицей.

Антонина Белова, поэт, член Союза писателей России, кандидат филологических наук