Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Возвращение в забытый звуковой мир

Авторы :

№6 (1371), сентябрь 2020

В год 250-летия со дня рождения Бетховена под эгидой Московской консерватории было выпущено полное аудиособрание фортепианных сонат великого музыканта, исполненных профессором А.Б. Любимовым и его учениками на копиях венских исторических инструментов времени жизни композитора. В собрании девять дисков, их сопровождает буклет с развернутыми комментариями о проекте в целом, о бетховенских сонатах и об исполнителях (с буклетом можно ознакомиться отдельно на сайте Консерватории).

Подобная запись в России была осуществлена впервые. Хотя 30 лет назад аналогичное собрание всех сонат в Консерватории уже выпустила профессор Т.П. Николаева, однако новый проект уникален именно своим тщательно проработанным «исторически информированным» подходом к исполнению. В этот раз помимо 32-х венских сонат в собрание вошли еще и семь детских и юношеских произведений композитора в этом жанре, называемых обычно сонатинами.

Для создания необходимого звукового облика необходимо было подобрать подходящие инструменты. Три года назад в Консерватории силами ФИСИИ уже была предпринята попытка исполнить сонаты Бетховена на исторических инструментах, но при игре звуку не хватало целостности, он был эклектичным. В связи с этим, по словам А.Б. Любимова, было решено сделать записи на копиях инструментов, созданных одним мастером. Им стал Пол Макналти, фортепианный мастер и реставратор, с которым Алексей Борисович сотрудничает не первый год, и чей профессионализм известен музыкантам всего мира.

3 марта этого года по торжественному случаю презентации уникального издания состоялась пресс-конференция, на которой присутствовали почти все причастные к его созданию. Среди спикеров – ректор Московской консерватории, профессор А.С. Соколов, при поддержке которого осуществлялся проект; автор идеи и исполнитель профессор А.Б. Любимов; автор статьи и комментариев в буклете, крупнейший исследователь творчества Бетховена, профессор Л.В. Кириллина; а также продюсер проекта Е.Н. Платонов, который импровизированно стал ведущим на пресс-конференции.

Первым выступил А.С. Соколов: он выразил благодарность участникам проекта, создавших, по его мнению, настоящий шедевр. Оратор особо отметил новую область творчества, которую развивает факультет исторического и современного исполнительского искусства, чья деятельность распространяется далеко за пределы Консерватории.

А.Б. Любимов специально остановился на выдающемся мастерстве Пола Макналти, особо подчеркнув его ценные достижения. «Его инструменты – полноценные реплики, способные отразить в своем звучании всю палитру бетховенского гения», – отметил пианист. Была отмечена и роль звукорежиссера проекта Михаила Спасского.

Л.В. Кириллина в своем выступлении мысленно обратилась к 1980 году, когда состоялся концерт Любимова в Малом зале Консерватории: «Я словно вернулась домой, в давно забытый звуковой мир… Бетховен выбивается из ряда композиторов конца XVIII века. Его музыку нужно играть на этих инструментах, чтобы понять, насколько стиль Бетховена выходит за рамки его времени».

«Дух Бетховена вел проект», – такое наблюдение родилось у Е.Н. Платонова. Действительно, он везде встречал поддержку, как в России, так и за рубежом, собрав большое количество заинтересованных людей. Записи проходили с мая по сентябрь 2019 года не только в Москве (на производственно-технической базе Киноконцерна «Мосфильм»), но также в Зале Филармонии в Брно (Чехия) и Концертном зале Института имени Ф. Шопена в Варшаве (Польша).

Исполнители отметили особенную заботу и внимание в процессе записи, благодаря которым каждый чувствовал себя комфортно. В проекте кроме профессора А.Б. Любимова участвовали его ученики и коллеги с опытом игры на разных инструментах: Ю. Мартынов, А. Зуев, А. Коренев, О. Мартынова, Е. Миллер, О. Пашенко. Все они внесли неповторимые черты в музыкальный текст и исполнение, открыв множество неслыханных ранее подробностей.

проф. Ю.В. Мартынов

На встрече с прессой не обошлось без звуков музыки. Присутствующие смогли в полной мере оценить вживую и погрузиться в особенное звучание копии хаммерклавира Вальтера и тангентенклавира: Алексей Любимов исполнил первую часть Сонаты №8, оp. 13, Ольга Мартынова – медленную часть Сонаты №15, op. 28 и финал Сонаты №9, op. 14 №1, а Юрий Мартынов – «Легкую сонату» (WoO 51) и Восемь вариаций на тему Tandeln und scherzen из оперы Soliman Зюсмайера (WoO 76). В завершении был показан небольшой фильм о «закулисье» – процессе записи сонат.

Без сомнения, этот уникальный проект найдет отклик у слушателей и в особенности у любителей исторического исполнения. Очевидно, авторы ориентировались также на привычные, устоявшиеся формы воспроизведения записей, а именно – CD-диски, для которых в современных компьютерах все чаще не остается входов. И, что особенно актуально в современных реалиях, было бы интересно увидеть развитие этого проекта в цифровой среде на официальных музыкальных интернет-площадках.

Жанна Савицкая, студентка ИТФ

Фото Дениса Рылова

«Рафаэль», прекрасный и забытый

Авторы :

№7 (1363), октябрь 2019

На протяжении четырех лет кафедра истории русской музыки Московской консерватории представляет слушателям уникальный проект «Возрождение русской оперной классики». В этот раз его участники обратились к наследию А.С. Аренского (1861–1906): 7 октября зрители получили редкую возможность услышать на сцене Рахманиновского зала Московской консерватории концертное исполнение одной из жемчужин русской музыки конца XIX века – оперу «Рафаэль».

Фото Дениса Рылова

Идея воссоздания незаслуженно забытых опер русских композиторов возникла в период подготовки к празднованию 150-летнего юбилея Консерватории. Художественный руководитель и автор проекта – заведующая кафедрой истории русской музыки, доктор искусствоведения, профессор И.А. Скворцова.Первым сочинением, возвращенным на сцену творческими коллективами Московской консерватории в 2016 году, стала мелодрама Евстигнея Фомина «Орфей» («РМ» 2016, №8). А в 2017 году, к 230-летию первого исполнения, была воссоздана опера Дмитрия Бортнянского «Сын-соперник» («РМ» 2018, №2). В этот раз хронологические рамки проекта расширились, охватив один из самых ярких периодов в истории русской культуры – рубеж XIX–XX веков, прошедший «под знаком модерна».

В настоящее время А.С. Аренский наиболее известен как профессор Московской консерватории, воспитавший немало знаменитых музыкантов, в числе которых С.В. Рахманинов и Н.К. Метнер. Фигура Аренского-композитора остается несколько в тени, что несправедливо, ведь его творчество было невероятно популярным среди современников, вызывало восхищение С.И. Танеева, Л.Н.  Толстого. «Аренский удивительно умён в музыке; как он все тонко и верно обдумывает!» – заметил однажды П.И. Чайковский о своем младшем современнике, которого очень ценил. Автор множества произведений различных жанров, Аренский уделил немалое внимание музыкально-театральной сфере.

Фото Дениса Рылова

Камерная одноактная лирическая опера «Рафаэль» написана в 1894 году. Вторая опера Аренского – одно из наиболее ярких его произведений, в котором во всей полноте раскрылись лучшие качества его дарования, мгновенно покоряющие сердца слушателей – эмоциональная открытость высказывания, пластичность мелодики, богатство красок, изящество формы.

Обращение к образу великого итальянского художника эпохи Ренессанса не случайно  – произведение создавалось по заказу для Первого съезда художников и любителей искусств, ставшего значительным событием культурной жизни России конца XIX столетия. Кроме того, композитор, чутко слышавший «требования века», воплотил здесь и многие черты эпохи модерн, в числе которых культ красоты, главенство эстетической стороны, идеализация прошлого. Да и сама идея оперы – всепобеждающая сила искусства, покоряющая своей возвышенностью, чистотой и искренностью выражения, абсолютно в духе времени.

На первый взгляд «Рафаэль», благодаря его краткости и лаконизму – в опере всего четыре действующих лица – может показаться несложным, но это впечатление обманчиво. Сочинение изобилует тонкими нюансами, требующими от исполнителя особой чуткости. Выступавшие на концерте 7 октября артисты превосходно справились с этой непростой задачей – им удалось в полной мере воплотить изящество лирики Аренского.

Фото Дениса Рылова

Красота тембра и искренность чувства Чингиса Аюшеева (тенор), исполнившего партию Рафаэля, не могли оставить равнодушными никого из публики. Роль Форнарины с большим мастерством и обаянием спела Анастасия Белукова (сопрано). Особенно яркое впечатление произвел дуэт героев, ставший подлинной кульминацией оперы. Не менее ярко выступил Михаил Головушкин (бас) с небольшой партией кардинала Бибиены, внесшей драматический контраст в господствующую лирическую линию суровым звучанием монолога «Бог всемогущий!». И, конечно, нельзя не отметить эффектное появление Владимира Дмитрука (тенор), исполнившего самый знаменитый номер оперы – Песню певца за сценой. По остроумной задумке постановщиков, он, проходя по залу, предстал в облике рок-музыканта, что сразу привлекло внимание публики.

В постановке участвовали консерваторские Камерный оркестр под управлением заслуженного артиста России Ф.П. Коробова и Камерный хор (художественный руководитель и дирижер – профессор А.В. Соловьёв), что стало своеобразной творческой «рифмой» премьере оперы в 1894 году, которая была осуществлена силами студентов Московской консерватории и состоялась 125 лет назад. Нельзя не отметить, что и в этот раз студенты стали достойными партнерами солистам: оркестрантам удалось передать все оттенки красочной партитуры Аренского, славившегося мастерством оркестрового письма, а звучание хора отличалось не только слаженностью и чистотой интонирования, но и четкостью артикуляции.

Исполнение «Рафаэля» – несомненная очередная удача проекта «Возрождение русской оперной классики». В этот день Рахманиновский зал был переполнен, а после концерта слушатели восторженными овациями благодарили артистов и постановщиков за уникальную возможность открыть для себя обаятельную лирику одного из интереснейших композиторов рубежа XIX – XX веков. Мы надеемся, что столь важная просветительская деятельность кафедры истории русской музыки будет продолжаться, возвращая к жизни незаслуженно забытые шедевры русской оперной классики.

Анна Горшкова, аспирантка МГК

Симфония органа

Авторы :

№6 (1362), сентябрь 2019

В Большом зале состоялась премьера документально-художественного фильма «Симфония органа», посвященного реставрации исторического инструмента Аристида Кавайе-Колля. Ранее картина была с успехом показана на одном из крупнейших российских кинофестивалей «Окно в Европу». Теперь же ее смогла увидеть консерваторская публика.

Мероприятие состоялось в том самом месте, где фильм и снимался. Зрители следили за киноповествованием в непосредственной близости от его главного героя – самого органа. Выйдя после сеанса из зала, они оказывались перед витражом Святой Цецилии, который демонстрируется в картине и играет там важную символическую роль. А во втором отделении вечера гости смогли услышать звучание органа вживую: члены кафедры органа и клавесина консерватории проф. А.А. Паршин, проф. Л.В. Шишханова и проф. А.С. Семенов, а также органист из Франции Габриэль Маргьери продемонстрировали уникальные возможности отреставрированного инструмента. В концерте приняли участие Ольга Гречко (сопрано), Леонид Друтин (саксофон), хор студентов Московской консерватории (дирижер – Алексей Рудневский) и Ансамбль старинного танца The Time of Dance под управлением Наталии Кайдановской.

«Симфония органа» – первый полнометражный фильм, созданный Московской консерваторией. И не только по документам (Министерство культуры выдало картине прокатное удостоверение). Почти для всех его авторов консерватория – Аlma mater. Продюсерами картины выступили проф. А.С. Соколов и проф. М.В. Карасева. Функции режиссера, сценариста и монтажера взял на себя выпускник МГК Сергей Уваров. Музыку для «Симфонии органа» написал еще один выпускник – Денис Писаревский. Рассказчиком и соавтором закадрового текста стал проф. М.А. Сапонов, а героем фильма и научным консультантом – главный органный мастер, доц. Н.В. Малина.

Неудивительно, что звуковая составляющая в фильме находится на первом плане. Даже форма кинопроизведения организована по музыкальным принципам. Всё начинается с увертюры: под музыку I части Симфонии Писаревского демонстрируются кадры внутри органа. Только затем на экране появляется название фильма и начинается повествование, разделенное на два акта: «Рождение» об истории инструмента и «Возрождение» – о его реставрации 2014–2016 годов. Между актами – Интерлюдия: IV часть вышеупомянутого произведения.

В конце фильма звучит Токката из Пятой симфонии для органа Шарля-Мари Видора. Эту живую запись можно считать исторической: она сделана 12 декабря 2016 года на первом органном концерте после окончания реставрации. Выбор из обширной программы мероприятия именно этого сочинения, исполненного преподавателем кафедры органа и клавесина К.С. Волостновым, неслучаен: ту же Пятую симфонию сыграл сам Видор на торжественном вечере 11 апреля 1901 года, состоявшемся вскоре после установки органа в Большом зале. Именно тогда московская публика впервые услышала его звучание.

После премьеры. Фото Денис Рылов

Кстати, авторская историческая запись Токкаты Видора в фильме тоже фигурирует – в первом акте, во время рассказа о первой демонстрации органа на Всемирной выставке в Париже. Получилось уникальное музыкальное решение: одно и то же произведение дважды звучит в фильме целиком, но в разных исполнениях. Эта арка акцентирует параллель между двумя событиями и, в то же время, играет формообразующую роль.

Музыкальность фильма проявляется не только в количестве и значимости музыкальных эпизодов, но даже в работе с видеорядом. Так, использование кадров фасада органа и съемок работы мехов, снабжающих воздухом инструмент, позволяет говорить о визуальном аналоге вагнеровской лейтмотивной системы. Эти образы возвращаются снова и снова, однако каждый раз они варьируются и взаимодействуют с другими изображениями.

Прием наложения кадров также используется неоднократно. Подобная «полифония», образованная несколькими «слоями» видеоряда, помимо чисто эстетического имеет и символическое значение: например, в финальной Токкате кадры, снятые внутри органа, накладываются на съемки зрителей, слушающих концерт. Идея понятна: после долгого «отлучения» от публики инструмент, наконец, встретился с теми, ради кого он и существует.

Поскольку реставрация органа шла два года, и общий хронометраж съемок составил сотни часов, перед авторами фильма стояла непростая задача: «спрессовать» события таким образом, чтобы не просто рассказать об основных этапах, но передать ощущение от перерождения великого инструмента, одухотворить весьма приземленный, по сути, процесс. И здесь на помощь опять пришла музыка. Работа реставраторов демонстрируется под фрагменты ансамблевого произведения Дениса Писаревского «У горизонта событий», созданного специально для фильма. Решение не использовать в этой сцене органное звучание закономерно: инструмент не может играть, когда его разбирают и чинят. Но на авангардную музыку накладываются естественные внутрикадровые шумы – удары молотка, скрежет напильника, полирующего наконечник трубы… Таким образом, даже в подобные моменты орган все-таки звучит, пусть и нетипичным образом.

Авторы «Симфонии органа» подчеркивают: фильм – не просто документальный, а документально-художественный, поскольку главной задачей было создать художественный образ этого удивительного гиганта. Средствами видеоарта, музыкального и неигрового кино орган показан как живое существо: он может спать и просыпаться, он может страдать, он может дышать. Но главное, это напоминание того, что последний концертный орган Кавайе-Колля снова обрел голос.

Собкор «РМ»

Большие радости маленьких слушателей

Авторы :

№1 (1348), январь 2018

«Большая музыка для маленьких» – замечательное консерваторское начинание. Вот уже третий год подряд оно не перестает удивлять юных слушателей полетом своей фантазии, снова и снова отправляясь с ними в путешествие по разным уголкам Музыкального Королевства.

Проект в целом – настоящая находка для родителей, желающих неким образом приобщить своих чад к музыке. Программа каждого концерта рассчитана именно на детское восприятие и его ключевое качество – легкость и подвижность, поскольку совмещаются различные формы подачи информации. Оригинальное сочетание живой музыки, фрагментов из мультфильмов, сдобренных комментариями ведущих, их сопровождение в виде постоянного визуального ряда, рождают уникальное музыкально-словесно-изобразительное действо, способное привлечь и (что самое главное!) удержать внимание ребенка.

Есть и еще одна немаловажная особенность, выделяющая эти спектакли: организаторы дают детям возможность самим поучаствовать в исполнении музыки и почувствовать себя равноправными членами музыкального действа. Для этого специально приготовлены шумовые инструменты (бубны, мараки, бубенцы и др.), раздача которых неизменно вызывает ажиотаж у юной публики.

«Я считаю, что нельзя заставлять ребенка сидеть, слушать музыку и полагать, что этого достаточно для того, чтобы он ее полюбил, – размышляет автор проекта «Большой музыки для маленьких» К.О. Бондурянская. – Даже самая прекрасная музыка в какой-то момент все равно начнет тяготить ребенка: он захочет встать. И если при этом есть возможность продолжать слушать – это наиболее правильный для них формат музыкального выступления. Ребенок может начать двигаться вслед за пантомимой, постучать в шумовой инструмент. При этом он никому не мешает, потому что старается все делать ритмично. Кто-то сможет, кто-то нет, но стараются все!».

Первый спектакль подобного рода (посвященный музыке Моцарта) возник как единичная задумка, без какой-либо мысли о дальнейшем продолжении и развитии этой идеи. Но через два месяца на программу обратила внимание компания «Хендэ Мотор СНГ», которая захотела сделать нечто просветительски-образовательно-музыкальное именно для малышей и выступила попечителем проекта. Благодаря такой поддержке посещение музыкальных представлений остается совершенно бесплатным и требует лишь предварительной электронной регистрации.

Сейчас график выступлений музыкантов и лекторов очень насыщенный: если на первом году своей жизни эта своеобразная детская филармония поставляла для публики лишь один спектакль в месяц, то теперь фантазия авторов обеспечивает целых 32 программы за сезон.

2 декабря 2017 года в атриуме бизнес-центра «Siemens» в рамках проекта «Большая музыка для маленьких» прошло новое представление – «Рождество с Щелкунчиком». Это – миниатюрный театр, яркий и пестрый, с многочисленными переодеваниями и образными переменами, до предела насыщенный различными событиями. Вообразите себе сцену, на которой находятся музыканты и ведущий, и крохотное пространство перед ней, представляющее собой комнатку Мари: маленькую новогоднюю елочку, кресло и главного героя, расположившегося на нем – деревянную фигурку Щелкунчика.

Ведущие Александр Шляхов и Ксения Бондурянская гибко совмещали познавательные детали своего рассказа с интерактивными, постоянно поддерживая интерес слушателей. И даже здесь не обошлось без перевоплощений: А. Шляхов успел побывать и в роли рассказчика, и надеть напудренный парик господина Дроссельмейера, и станцевать вальс с Мари в образе расколдованного принца.

Особенно понравилась Екатерина Мышлянова, необычайно органично смотревшаяся в роли Мари. Миниатюрная, словно маленькая девочка, с живой мимикой, все движения которой так естественны, – каждое ее появление приводило детей в восторг. Фея Драже, арабский танец Кофе, и, наконец, Мари в шикарном платье принцессы – такая многоликость актрисы поразила даже взрослых.

Музыкальная часть спектакля представляет собой остроумную комбинацию из фрагментов балета в аранжировке для фортепиано, флейты, арфы и скрипки. Разнообразие состава инструментов, возможность непосредственно наблюдать за процессом игры на них, и главное – живость самих исполнителей заслуживает отдельных похвал. Особенно запомнилась Кристина Аванесян (скрипка), изображавшая злобный натиск Мышиной Королевы и напугавшая господина Дроссельмейера так, что тот вынужден был спрятаться от нее за пультом.

Финал представления был поистине фееричным: романтической кульминацией стало пылкое признание Щелкунчика в любви, выполненное, согласно всем канонам жанра, на одном колене, и плавно перешедшее в вальс. Новогоднее настроение поддержали бенгальские огни, переходящие от исполнителя к исполнителю, а также хлопушки – неизменная составляющая праздника. Дети смогли порезвиться с разноцветным серпантином, прыгая и разматывая его на свое усмотрение.

Еще одной всеобщей радостью стала сладкая посылка от Феи Драже: две корзинки с конфетами были мгновенно опустошены нескончаемым потоком маленьких рук.

Вообще же ни одно представление для малышей не может обойтись без комических эпизодов: непосредственность детского восприятия просто не позволит такому случиться. И вот, после печальной реплики Щелкунчика: «О, кто же сможет полюбить такое жалкое и некрасивое существо, как я?..» присутствующие с изумлением заметили, как одна детская фигурка отделилась от толпы и уверенно зашагала к креслу, где сидел несчастный Щелкунчик. Подумалось: «Вот оно – чистое сердце ребенка, способное показать миру силу Настоящего Чувства». Однако дитя, миновав Щелкунчика, направилось прямо под елку – исследовать лежавшие там подарки. Ну что же, любопытство – не порок. После нескольких «разведывательных экспедиций» подобного рода мама наконец взяла себя (и своего ребенка) в руки и удалилась из зала…

Неизменный аттракцион всех программ «Большой музыки» – возможность фотографироваться с исполнителями. Развеселившаяся ребятня рвется к единению с ними «в кадре», создавая вокруг события практически семейную атмосферу всеобщей любви и дружбы.

Для того, чтобы посмотреть представления «Большой музыки для маленьких», необязательно ездить в офисы компаний «Сименс» или «Хендэ»: еще одной традиционной площадкой для выступлений стал Рахманиновский зал, всегда гостеприимно открывающий свои двери для публики любого возраста.

Маргарита Попова,

менеджер отдела конкурсов, фестивалей и специальных мероприятий

В беседах о музыке, о жизни, о любви

Авторы :

№9 (1347), декабрь 2017

В Москву приехала Лаборатория современного зрителя, созданная на базе Пермского оперного театра и балета им. П. И. Чайковского. Проект, включающий лекции о музыке, мастер-классы исполнителей и музыковедов, за два года своего существования привлек почти несколько тысяч человек. Цель лаборатории – познакомить публику (преимущественно, меломанов) с композиторами и их произведениями непосредственно перед ближайшим концертом.

Столичным слушателям предложили погрузиться в мир музыки двух великих австрийцев, таким образом подготавливая их восприятие к грядущему событию – исполнению 25 ноября в Большом зале Московской консерватории Первой симфонии Малера и Скрипичного концерта Берга силами оркестра MusicAeterna под управлением Теодора Курентзиса (при участии известной скрипачки Патриции Копачинской). В рамках мероприятия несколько человек получили от организаторов приятный «бонус» в виде посещения записи малеровской симфонии на студии.

Однако в целом программа московских гастролей лаборатории была посвящена не только музыке Малера и Берга, но и контексту вокруг них. Тем самым охватывалось большое количество исторических имен и фактов. Музыковед Ренате Старк-Войт, редактор «New Critical Edition», прочитала две лекции о Малере, одна из которых была посвящена замыслу, истории создания и структуре Первой симфонии, а другая – особенностям разных редакций сочинения, причем, с наглядной демонстрацией авторских примечаний и правок. Приятно, что в зале при этом находилась профессор МГК И. А. Барсова, как известно, ведущий малеровед: по словам зарубежной гостьи, зная о присутствии старшей коллеги, она готовилась к выступлению с особым волнением. Еще один разбор упомянутой малеровской симфонии представил дирижер Артем Абашев, который проиллюстрировал многие темы на рояле, стараясь как можно доступнее и проще объяснить концепцию каждой части.

Знакомство с творчеством Берга осуществила его исследователь, профессор Нижегородской консерватории Юлия Векслер. Театровед и музыкальный критик Алексей Парин, в свою очередь, рассказал слушателям о композиторах-дирижерах – Малере, Цемлинском, Стравинском и других. Отдельные встречи в рамках лаборатории были посвящены хореографии: специалист в этой области Ника Пархомовская устроила некий экскурс в историю танца, балетовед Вита Хлопова поведала о танцевальных спектаклях на музыку Малера, а хореограф Владимир Варнава провел целый мастер-класс, который плавно перетек в танцевальный перформанс с участием зрителей.

Обрамляли эти события публичные беседы в Москве и Санкт-Петербурге. В Шереметьевском дворце северной столицы состоялся диалог двух ярких художников нашего времени – режиссера Александра Сокурова и дирижера, художественного руководителя Пермского театра оперы и балета им. П. И. Чайковского Теодора Курентзиса. Философские взгляды обоих ораторов на многие эстетические понятия (красоту, жизнь, искусство), высказывания о кино, современной музыке – это и многое другое составляло суть увлекательного разговора.

Другую интереснейшую встречу Теодор Курентзис провел в Москве с композитором Леонидом Десятниковым. Мероприятие состоялось 13 ноября в итальянском дворике ГМИИ имени Пушкина, который едва вместил наплыв слушателей. Несмотря на большую задержку и проблемы с организацией, разговор прошел на одном дыхании, хотя, пожалуй, предназначался он скорее профессионалам, чем любителям музыки.

Прежде чем начать свой public-talk, Курентзис обратился к присутствующим с такими словами: «Я – не человек, который знает больше, чем вы. Я не уверен, что могу вам что-то передать. Но я убежден, что будущее музыки – не столько в развитии исполнительского мастерства, сколько в совершенствовании восприятия зрителя. Если сейчас я или Леонид Аркадьевич пять раз прослушал бы «Парсифаля» Вагнера, я нашел бы его местами интересным, но очень скучным. Но стоит нам начать это произведение учить, разбирать, входить в него, прожить с ним пару месяцев – и мы найдем к нему ключ».

По сути, Десятников весь вечер выступал в роли интервьюера, задавая вопросы, связанные с Первой симфонией Малера. Под пристальным взором статуи Давида Курентзис рассуждал о Малере как о своем современнике или, скорее, близком человеке – цитировал его письма, «вспоминал» его встречу с Бюловым, рассказывал о том, что после смерти композитора доктор Фрейд отправил счета за лечение его супруге Альме. Когда маэстро начинал «увлекаться» – например, объяснять тематические и мотивные связи между Первой симфонией Малера и Четвертой Бетховена – Десятников, с присущим ему остроумием, «возвращал» дирижера в реальность, отражавшуюся в глазах озадаченных и одновременно восхищенных лиц.

Наиболее вдохновенно Курентзис рассказывал о самой партитуре, не ограничиваясь музыковедческим анализом, а прибегая к своей художественной, метафорически-образной трактовке, которая органично дополнялась пением наиболее важных тем симфонии столь любимого им автора. По словам маэстро, он мечтал бы поговорить с композитором – о симфонии, о жизни, о любви: «Я счастлив, когда я – с Малером. Я словно прихожу к беседе с самим собой – к свободе…»

Надежда Травина, ответственный редактор «РМ»

Фото Александры Муравьевой

Новые лики Большого зала

Авторы :

№ 3 (1341), март 2017

Святослав Рихтер

Первое, что возникает в сознании при мысли о неповторимой красоте Большого зала – его прекрасные портреты в медальонах, которые нарядным венком окружают слушателей и вместе с ними каждый раз внимательно следят за музыкальным священнодействием. Гении всех времен и народов, великие композиторы ушедших столетий…

Но сравнительно недавно возникла новая традиция – в фойе партера стали появляться скульптурные бюсты музыкантов уже более позднего и даже совсем нового времени. Причем не только композиторов, среди которых Джакомо Пуччини и Ян Сибелиус, Бела Барток и Джордже Энеску, Дмитрий Шостакович и Арам Хачатурян, Георгий Свиридов и дирижер и композитор Евгений Светланов, но и недавних великих исполнителей. Большой зал еще помнит их триумф и шквалы аплодисментов. А консерваторские классы – еще и уроки тех, кто остался в памяти как выдающийся учитель, профессор Московской консерватории.

Леонид Коган

Одним из первых в новой исполнительской галерее появился Святослав Рихтер работы скульптора Эрнста Неизвестного (21 июня 2013 г.). Затем Леонид Коган (11 декабря 2014 г.), Эмиль Гилельс (19 октября 2016 г.) и, наконец, Яков Флиер (22 февраля 2017 г.).

Особенность выбора новых личностей, увековеченных в бюстах Большого зала, в том, что это все – дары. Дары Московской консерватории в связи юбилейными датами, памятными годовщинами от благотворительных фондов, культурных организаций, учеников и соратников по искусству, родных и друзей. Открытие каждого памятного образа сопровождается праздничной церемонией, позволяя вспомнить не только творческие достижения «виновника торжества», но и его облик, многими еще не забытый.

Эмиль Гилельс

Последнее такое событие, состоявшееся совсем недавно, было посвящено профессору Якову Владимировичу Флиеру (1912–1977). Память Учителя в связи с прошедшей годовщиной решил увековечить знаменитый российско-американский пианист Владимир Фельцман вместе с откликнувшимися на его порыв другими учениками, среди которых: Михаил Плетнев, Родион Щедрин, Нина Лельчук, Павел Островский, Нина Коган, Юрий Айрапетян. Вел церемонию ректор, профессор А. С. Соколов.

А. С. Соколов:

«Мы собрались по очень приятному поводу. Можно легко заметить, как интерьер Большого зала становится все более насыщен такими артефактами, которые возвращают нас к истории Московской консерватории, к ее славным страницам. Это произошло благодаря тому, что сначала возникла единичная инициатива, а потом уже продолжатели новой традиции стали дарить нам бюсты великих музыкантов, тесно связанных с Аlma mater. И это очень приятно. Особенно в год уже после ее юбилея, поскольку мы не отделяем юбилей нашего учебного заведения от тех мастеров, которые составили его славу.

Яков Флиер

И сейчас такой повод есть – это 105 лет со дня рождения Якова Владимировича Флиера, великого представителя русской фортепианной школы. Именно в Московской консерватории прошла вся его жизнь: он работал здесь с 1937 по 1977 год, перед этим учился у Константина Николаевича Игумнова и, уже будучи студентом и аспирантом, добился больших побед на Всесоюзных конкурсах, на Международном конкурсе в Вене… Был и очень сложный период для Якова Владимировича – десять лет он не выступал из-за серьезной болезни руки (1949–1959), но именно в это время всецело посвятил себя педагогической деятельности. Поэтому так много выдающихся имен, которые вышли из его класса. Еще один его подвиг – возвращение на концертную эстраду, и вернулся Флиер неизменным и в то же время изменившимся. Вот что я нашел, читая о нем, это его собственные слова, когда он объясняет свои ощущения в момент возвращения к исполнительской деятельности: «Если есть у музыканта что-то за душой, если живо в нем непосредственное начало, то трезвая, даже «холодная» голова никогда не помешает. И теперь мне хочется сохранить в подходе к этим произведениям увлеченность, страстность, которые владели мной в молодые годы. Не знаю, насколько это удается. Но в то же время я стремлюсь к более строгой упорядоченности, стройности. Порой сверхтемпераментность, форсированность звучания начинают, если можно так выразиться, шокировать самого исполнителя. Я думаю, что такая трансформация характерна для каждого профессионального музыканта». Вот точное определение того исконного, природой данного темперамента и мудрости, полученной с годами.

Мне хочется поблагодарить тех, кто стал инициатором такого подарка – это Юрий Айрапетян, Нина Коган, Нина Лельчук, Павел Островский, Михаил Плетнев, Владимир Фельцман, Родион Щедрин. Сам бюст – работа скульптора Михаила Плохоцкого и творческой мастерской под руководством Григория Орехова.

В. О. Фельцман:

«Я очень рад, что этот проект вышел. Он не был случайным. В прошлом году ко мне обратились с просьбой поддержать создание бюста Гилельса. Я с радостью откликнулся и подумал – а почему бы нам не сделать бюст нашего учителя Флиера? Я написал Вам, Александр Сергеевич, письмо, и Вы отреагировали очень хорошо. После этого я обратился ко многим ученикам Якова Владимировича, из которых шестеро проявили интерес. И благодаря этим людям у нас есть то, что мы сейчас откроем. Это маленькая доля признательности нашему Учителю от всех нас за его музыку, за то, что он дал – слова здесь не могут этого описать. Я очень рад, что Яков Владимирович нашел свое место навсегда там, где и должен был быть, и благодарен всем, кто оказал поддержку этому проекту.

Г. Орехов:

«Для меня большая честь быть сопричастным к созданию такого памятника. Благодаря пожертвованиям его учеников, мы его и создали. Таким образом, великий мастер оставил не только свое музыкальное наследство, но и прекрасных, достойных учеников».

М. Плохоцкий (скульптор):

«Мне было интересно работать с образом Флиера, с его фактурой. Работа была непростая – нужно было прослушать много концертов, чтобы поймать его состояние, в него как бы погрузиться. Мы много переписывались с его учениками в Америке. Так уж вышло, что внук Флиера – Виктор Флиер – мой друг, и мы с ним тоже обсуждали этот портрет. Поэтому теперь вам судить, что получилось…»

Собкор «РМ»
Фото Дениса Рылова

«ЦветоМузыка»

Авторы :

№ 1 (1339), январь 2017

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-%e2%84%962-%d0%be%d1%82%d0%ba%d1%80%d1%8b%d1%82%d0%b8%d0%b5Хотя столичная концертная жизнь радует ежедневно удивительными событиями, новый арт-фестиваль «ЦветоМузыка» – мероприятие особого рода. Он родился в результате творческого сотрудничества Московской консерватории и Мемориального музея А. Н. Скрябина и проходил с 19 ноября по 3 декабря в залах Дома-музея А. Н. Скрябина.

По словам ректора, профессора А. С. Соколова, «отрадно, что новый фестиваль расширяет границы жанра – взятая за основу идея синтеза искусств выдающегося композитора, воспитанника Московской консерватории А. Н. Скрябина «расцвечивается» включением в программу художественной выставки, интерактивных перформансов и красочных видеоинсталляций, концертов классической музыки и цветопластики».

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-%e2%84%964-%d0%b4%d0%b5%d1%82%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9-%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d1%82%d0%b1%d0%be%d0%bcКонцепция масштабного проекта сложилась всего за два месяца. Как отмечает автор идеи и директор музыкальных программ фестиваля Ярослава Кабалевская, «мысль о создании фестиваля родилась под ярким впечатлением от творчества известной московской художницы Ирены Грегор. Когда Ирена пригласила меня придумать музыкальное сопровождение к открытию ее выставки, я не смогла остановиться на одном произведении или одном коллективе, настолько богатой показалась палитра чувств, запечатленных в ее работах. Здесь и радость, и гармония, и надежда, и скрытая печаль, и любовь – любовь к жизни и к детям. Так возник замысел музыкального фестиваля, поддержанный командой единомышленников – зав. отделом Мемориального музея Скрябина Денисом Хоровым, продюсером Сергеем Железняком и музыкально-общественным деятелем Романом Остриковым». Специалисты разных отраслей и сфер деятельности, которых удалось привлечь к организации проекта (компании «Yamaha», «Prima Vista», «Artnovi», «Lighthouse film», Фонд развития творческих инициатив, агентство «RTR Agency»), отреагировали воодушевленно и с нескрываемым любопытством. Финансовую поддержку фестивалю оказало Министерство культуры РФ.

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-%e2%84%965-%d0%bc%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%b5%d1%80-%d0%ba%d0%bb%d0%b0%d1%81%d1%81-%d1%8f%d0%bc%d0%b0%d1%85%d0%b0Среди целей, которые поставили перед собой организаторы, – способствовать формированию позитивного образа «уникального» ребенка в обществе и укреплению института семьи (художница И. Грегор воспитывает особого ребенка). Фестивальная программа объединила разные виды искусств, и, как выяснилось, одинаково интересна молодежи, семьям с детьми и людям старшего возраста. Причем, как любителям, так и профессионалам. Увы, не всегда публика присутствовала на мероприятиях в должном количестве, но та, что присутствовала, осталась в восторге. Некоторые приводили друзей, детей и сами приходили повторно.

В программу первого арт-фестиваля вошли концерты, перформансы, мастер-классы, выставка, экскурсия и презентация мультфильма. Открытие фестиваля подарило уникальную возможность посмотреть выставку картин И. Грегор, видеоинсталляции С. Железняка (благодаря новейшим технологиям компании «Artnovi» картины как бы «ожили») и перформанс воспитанников Московской консерватории Д. Давыдовой, С. Полтавского, М. Брындиной, Ю. Куприяновой и Д. Гущи.

«Детишник» под управлением художественного руководителя Камерного хора консерватории доц. А. Соловьёва зарядил слушателей положительной энергетикой, представив юные дарования поющими, танцующими, играющими на музыкальных инструментах и читающими стихи.

Мультимедийный перформанс «Детский альТбом – для взрослых» привлек внимание синтезом строф, картин и, конечно, музыки. Получился оригинальный концерт-спектакль, авторами и участниками которого стали лауреаты премии г. Москвы в области литературы и искусства проф. Е. Кривицкая и П. Татарицкий, партию альта исполнил лауреат международных конкурсов С. Полтавский.

Не менее важной целью арт-фестиваля стало проявление творческого потенциала семей с детьми, что удалось наиболее полно реализовать в мастер-классах 20 и 23 ноября. Выпускник Московской консерватории и Высшей школы музыки в Штутгарте, лауреат «Золотой маски» П. Главатских провел увлекательное «Путешествие в ритм» для детей и взрослых. Преподаватели Музыкально-образовательного центра «Yamaha» К. Старцев и О. Пантикова познакомили ребят с блок-флейтой (участники мероприятия получили в подарок настоящие японские инструменты).

Арт-терапевт Е. Аксёнова с удовольствием рассказала о возможностях цветов и красок, И. Грегор прочла добрую сказку «Счастливые Жирафики», показав оригинальные иллюстрации, а также помогла детям нарисовать свои картины (для некоторых – первые работы в жизни).

Важной частью фестиваля стала презентация мультфильма «Про Диму», посвященного детям с особенностями в развитии (автор Н. Ремиш, режиссер Р. Гильметдинов). Столь нужная тема была затронута и на концерте незрячего пианиста Д. Будникова, который выступил сольно и вместе со зрячими музыкантами: скрипачками А. Лабердиной и М. Башиловой, флейтистками М. и Н. Вишневскими, альтисткой Н. Чуриловой, виолончелистом А. Пластинкиным и пианисткой В. Чураковой.

Организовать и достойно провести столь масштабное мероприятие как первый арт-фестиваль «ЦветоМузыка» стоило больших усилий. По общему мнению, он признан успешным и будет продолжен, причем не только в залах Дома-музея А. Н. Скрябина.

Анна Ефанова

Возрождение «Орфея»

№ 8 (1337), ноябрь 2016

20161007-IMG_2422Новый проект Московской консерватории – возрождение русской оперной классики XVIII века – весьма симптоматичен. Начатый в юбилейный год по инициативе заведующей кафедрой истории русской музыки профессора И. А. Скворцовой, он призван коренным образом изменить привычный взгляд на историю музыкального театра России доглинкинского периода. Выбор в качестве старта мелодрамы «Орфей» Евстигнея Фомина (1761–1800), премьера которой состоялась в Рахманиновском зале 7 октября, можно только приветствовать.

20161007-IMG_2480«Орфей» Фомина собственно оперой не является – это трагедия на музыке. Ко времени его создания композитор уже был автором нескольких опер, однако, учитывая, что преобладающими в то время были оперы комического и бытового содержания, обращение к мелодраме, с характерными для нее трагическими сюжетами, давало много преимуществ. По сути, мелодрама в этих условиях была толчком к воплощению трагической темы на оперной сцене.

20161007-IMG_2539Евстигней Фомин, которого называли «русским Моцартом», избирает для своего нового произведения мифологический сюжет в изложении драматурга Якова Княжнина. Их «Орфей», был представлен публике сначала в Петербурге (1792), потом в Москве (1795) с участием выдающихся русских актеров того времени И. А. Дмитревского и П. А. Плавильщикова. Забытый в XIX веке, он вновь появился только в ХХ (1903). Можно также вспомнить пластинку 1978 года, записанную Симфоническим оркестром Всесоюзного радио и телевидения (дирижер В. Есипов) с участием Хоровой капеллы А. Юрлова и актеров В. Коняева (Орфей) и Н. Дробышевой (Эвридика), и совсем недавний диск Pratum Integrum (художественный руководитель П. Сербин) с участием Российского рогового оркестра (2009). Однако это сочинение, безусловно заслуживающее внимания, все еще мало знакомо широкому слушателю, и скорее является фактом истории русской музыки.

20161007-IMG_2542На сцене Рахманиновского зала прозвучала современная версия «Орфея», где безусловно главным действующим лицом стала музыка. Дирижер Феликс Коробов, художественный руководитель выступавшего Камерного оркестра МГК, сумел передать весь драматизм творения Фомина. Очень выразительно, следуя всем нюансам партитуры, была исполнена увертюра, построенная по законам сонатной формы: с медленным скорбным вступлением, как вихрь налетающей главной партией, которой противостоит светлый образ Эвридики в побочной с неожиданными «фатальными» оркестровыми tutti, и минорным эпизодом в разработке, передающим страдания главного героя. А заключительная пляска фурий не просто завершила все представление, но и прозвучала как итог, избранный самим Орфеем: «Я стану жить, чтоб умирать в мученье,/ В стенаниях богов жестокости казать / И жизнию себя карать …»

20161007-IMG_2484Весь текст мелодрамы Княжнина – и за Орфея, и за Эвридику – прозвучал в исполнении артиста и режиссера постановки Петра Татарицкого, который поддержал интересное начинание. Элемент театрализации внес миманс, исполненный артистами Камерного хора консерватории (художественный руководитель Александр Соловьев). Однако их роль этим не ограничилась, так как партитура включает также три одноголосных мужских хора. Хоры провозглашают волю богов под громогласное сопровождение оркестра: сначала дают надежду, потом извещают об условиях возвращения супруги и, когда Орфей нарушает запрет и обращается к фуриям («…с собой возьмите и меня»), возвещают, что его время еще не пришло. Музыка хоров решена в древнегреческом стиле, как это и было написано в объявлении о московском представлении мелодрамы.

Благодарные слушатели, заполнившие Рахманиновский зал в тот вечер, по достоинству могли оценить композиционную стройность и выразительность музыки Фомина, написанную в классическом духе, местами со штюрмерскими настроениями и даже русскими интонациями. Пожалуй, самым неожиданным и впечатлящим моментом вечера стала центральная сцена, где не слово, а именно музыка голосом кларнета передала «глас той самыя любви» Орфея.

Инициаторы постановки подошли к художественному событию основательно: был подготовлен красочный буклет, с приветственным словом ректора профессора А. С. Соколова, с рассказом о композиторе и его мелодраме (подготовили Ирина Скворцова, Александра Максимова, Евгения Кривицкая). В нем же зрителям представлен и полный текст Якова Княжнина, вдохновивший Евстигнея Фомина на уникальное музыкальное воплощение трагического мифа.

Доцент С. Г. Мураталиева
Фото Дениса Рылова

Музыкальные истории для детей и взрослых

Авторы :

№ 2 (1331), февраль 2016

«Большая музыка для маленьких» – так именуется цикл Московской консерватории, представляющий собой серию ежемесячных бесплатных концертов для маленьких слушателей и их родителей. Организаторы не ставят перед собой задачу отмечать круглые даты композиторов, но так уж вышло, что первое мероприятие цикла было посвящено Моцарту (см. «РМ» 2015, № 7 – ред.), 2016-й год открылся программой на музыку Прокофьева, а в февральском концерте речь пойдет о Шостаковиче. Пожалуй, дети – как никто способны оценить настоящий «деньрожденческий» праздник: веселый, красочный, с музыкой, танцами и сюрпризами. А названные мероприятия именно таковы. Юбилярам бы понравилось!

Зал им. Н. Я. Мясковского

Проект стартовал в октябре прошлого года при поддержке компании «Хендэ Мотор СНГ». Автором идеи и режиссером является Ксения Бондурянская, исполнителями – профессиональные музыканты, танцовщики и актеры, а также учащиеся музыкальных школ и студий. Каждая программа объединяет и детей, и взрослых как на сцене, так и в зрительном зале. За этот короткий промежуток времени проект успел обзавестись многочисленной аудиторией, младшим представителям которой едва исполнилось три года.

Дважды в месяц на двух концертных площадках – в зале имени Н. Я. Мясковского Московской консерватории и в брэнд-центре «Hyundai MotorStudio» – проходят интерактивные концерты-лекции, включающие удивительные истории о композиторе и его сочинениях, фрагменты из мультфильмов, слайды, танцы, увлекательную викторину и, конечно же, музыку. Тематика лекций – самая разная. Объединяющим является кредо: классическая музыка способна перещеголять в увлекательности любое другое занятие, милое сердцу маленького человека. Нужно лишь знать, как к ней подступиться. И организаторы проекта раскрывают все ее секреты.

Зал им. Н. Я. Мясковского

Симфоническая сказка «Петя и волк» С. С. Прокофьева, разыгранная в консерватории 22 января, а в «Hyundai MotorStudio» – 23 января, познакомила публику с главными действующими лицами – Петей, Волком, а также с другими персонажами и их инструментальными интерпретациями. Это прокофьевское сочинение, пожалуй, – лучшее из всего музыкального калейдоскопа, где инструменты симфонического оркестра так наглядно дефилируют перед слушателями. Кстати, «Петя и волк» в наступившем году отмечает свой восьмидесятилетний юбилей – сказка была написана Прокофьевым в 1936 году по инициативе Натальи Ильиничны Сац.

Музыкальное представление прошло с большим успехом. Присутствующие воочию увидели, а главное, услышали «обитателей» оркестровой ямы, которые не так часто солируют на концертной сцене. Рассказчик (Александр Шляхов) познакомил юных слушателей с занимательными историями о происхождении инструментов, рассказал про детство и юность Прокофьева, а затем поведал удивительную сказку про мальчика Петю. Последняя сопровождалась видеорядом из детских рисунков, иллюстрирующих события «Пети и волка». Получился своеобразный мультфильм под живое звуковое сопровождение. А в конце программы юные участники азартно отвечали на вопросы про музыкальные инструменты. Верится, что гобой, кларнет, валторна и прочие уже не вызовут недоумение в глазах ребенка, – что за неведомый зверь такой? – а станут близкими, понятными и узнаваемыми.

Hyundai MotorStudio

Прокофьевский юбилей, который музыкальный мир будет отмечать в течение всего 2016-го года, у нас стартовал с чудесного детского праздника. И праздник будет продолжаться! В апреле «Большая музыка для маленьких» снова обратится к творчеству Прокофьева, на этот раз к его волшебной балетной феерии про Золушку. Спутницей прокофьевской героини станет другая Золушка, появившаяся на свет в начале XIX века, благодаря «веселой драме» Джоаккино Россини.

А для взрослых любителей музыки, помимо множества концертов, приуроченных к годовщине великого русского композитора, Московская консерватория приготовила сюрприз – фестиваль «Музыкальный поезд», курсирующий по прокофьевским местам – концертным площадкам столицы, имеющим непосредственное отношение к жизни и творчеству Сергея Сергеевича. На протяжении фестиваля известные музыканты представят антологию фортепианной музыки Прокофьева и, помимо этого, исполнят другие камерные сочинения. Композитор, помнится, обожал поезда, а уж музыкальный, из собственной музыки, полюбил бы и подавно!

Hyundai MotorStudio

Но это в ближайшем будущем. А пока что на повестке дня – другие занимательные музыкальные истории для детей и взрослых. Февральская программа «Большой музыки для маленьких» посвящена истории игрушек, лучезарным «Танцам кукол» Д. Д. Шостаковича. Юные слушатели смогут увидеть, как и во что играли их бабушки и дедушки, когда были маленькими. Праздник продолжается!

Яна Любимова, собкор «РМ»
Дизайн афиши Сергея Баронова
Фото  Марии Аксеновой

Оперному театру консерватории — быть!

№ 9 (1329), декабрь 2015

«Архитектурный совет согласился с предложенным проектом Оперного театра-студии в Среднем Кисловском переулке» – такое судьбоносное для нас заключение вынес авторитетный синклит города Москвы.

Заседание Архитектурного совета столицы состоялось 7 октября. Интернет-сайт консерватории известил своих пользователей о столь важном событии, причем, благодаря ссылке, привел полностью повестку дня, где наряду с положительным решением по консерваторскому проекту фигурирует и отрицательное по другому, аналогичному по сложности вопросу (тоже историческая среда городской застройки), что, естественно, повышает градус нашего удовлетворения.

На обсуждении проекта главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов (он же председатель Совета) высказал свои соображения: «Объект находится в центре города, здесь много ограничений с точки зрения охраны культурной среды. И в очень непростой ситуации коллеги, надо сказать, нашли интересное, нетривиальное решение. Да, оно вызывает много вопросов, но в диалоге с архитектором Совет склонился к тому, что с этим надо соглашаться, потому что в этой ситуации, видимо, принципиально улучшить ничего нельзя».

Действительно, перед проектировщиками (ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские», ООО «Архструктура») задача стояла крайне сложная – при минимуме места следовало вписаться в исторически сложившуюся композицию зданий и разместить не что-нибудь, а современный театр!

Вот как описывается этот замысел: «В центре участка располагается один из таких исторических домов, который по проекту восстанавливается в прежних габаритах. Однако, поскольку они не позволили вместить необходимый объем помещений (а помимо театра, техническое задание предусматривало размещение администрации, вокальной студии, двух больших репетиционных залов, мастерских по ремонту инструментов и проч.), архитекторы предложили убрать основной массив в подземную часть. Таким образом, под землей оказались непосредственно оперный зал и колосниковая сцена. Помещения, требующие дневного света, расположились в наземной части, увеличенной за счет надстройки из матового стекла. За стеклянным фасадом предусмотрена светодиодная матрица, транслирующая изображения оперных сюжетов».

Предложенное решение уже не кажется невероятным после того, как рядом с консерваторией возник другой современный оперный театр: новый большой зал «Геликон-оперы», который получил имя И. Стравинского, – первая и главная среди нескольких игровых площадок единого театрального комплекса, – «врыт в землю» двора бывшей усадьбы. В утвержденном проекте консерваторского театра зрительный зал – тоже располагается на подземном уровне. Причем зал на 500 человек!

Как заметил один из членов Архитектурного совета: «Единственной альтернативой сложившемуся объемно-планировочному решению перевернутого театра, где зал находится в самой нижней точке здания, могло бы быть абсолютно новое здание, построенное на месте исторического в новых габаритах. Однако, я понимаю, что сделать так нельзя, поэтому считаю представленное решение чистым и аккуратным».

Обсуждение сложного театрального проекта касалось и собственно театральных возможностей, которые особенно волнуют нас, и окружающей городской среды, которая, естественно, волнует архитекторов. Возникали и неожиданные параллели: «…Пока в проекте ощущается недостаточной та среда, которая формируется вокруг нового здания… Планировочная структура выполнена вполне остроумно. Этот небольшой зал вполне соизмерим с внутренней площадью, которая там образована, и, в общем-то, в Европе, в той же Венеции есть множество примеров функционирования подобных объектов».

Принятое решение, будем надеяться, окончательно переворачивает страницу многочисленных поисков выхода из, казалось бы, абсолютно безнадежной ситуации, вспыхивавших надежд и многократных разочарований. Мы хотим иметь свой настоящий оперный театр – этим желанием окрашены несколько десятилетий! Теперь осталась самая малость – театр надо… построить. Подождем еще пару лет. И тогда наши сегодняшние первокурсники смогут не только спеть, но и разыграть свои дипломные партии на родной театральной сцене.

Пусть все получится! – самое оптимистичное пожелание всем на пороге Нового, юбилейного для Московской консерватории года!

Главный редактор «РМ»

Большая музыка для маленьких

№ 7 (1327), октябрь 2015

Взгляните на наш мир глазами ребенка из обычной среднестатистической семьи и попробуйте разглядеть что-то, помимо электронных игрушек, зубастых роботов, «айфонов» и «айпэдов» (а нынешние детки разбираются в них получше любого взрослого), компьютерных игр и примитивнейших мультиков. К сожалению, все эти блага цивилизации кажутся куда заманчивее книжек, красок, музыкальных инструментов. И на какие только ухищрения не приходится идти родителям, чтобы заинтересовать свое технически подкованное чадо чем-то настоящим! Московская консерватория при поддержке компании «Хёндэ Мотор СНГ» сумела продемонстрировать детям, что музыкальное царство может обернуться той чарующей Нарнией, от путешествия в которую не отказался бы ни один ребенок.

2 октября в Зале имени Н. Я. Мясковского стартовал проект «Большая музыка для маленьких» и его первая лекция-концерт «Сказки о маленьком Моцарте». Перед юными слушателями ожили события почти трехсотлетней давности, прозвучали отрывки из самых известных сочинений композитора, был показан веселый мультфильм о детстве великого композитора. А ведущим этого красочного, забавного и музыкального действа стал… сам Вольфганг Амадей.

Задумка «Большой музыки для маленьких» и ее реализация принадлежат Ксении Бондурянской – руководителю Дирекции просветительских и творческих программ Московской консерватории. И «Маленький Моцарт» – это только начало! Ежемесячно, в течение всего концертного сезона, будут устраиваться подобные интегрированные программы, главная задача которых – приобщение маленького человечка к шедеврам мировой классики в легкой, увлекательной и действительно интересной форме. Приятнее всего то, что программы эти бесплатные и проводятся на двух концертных площадках. Одна из них – уже упомянутый Зал им. Мясковского, ревнивый хранитель академических традиций; другая – современная дизайнерская студия компании Hyundai, расположенная на Новом Арбате. Так что любой желающий в удобный для него день сможет приоткрыть своему ребенку дверцу в волшебный мир музыки.

Надо ли говорить, что на протяжении часа маленькие слушатели вместе с родителями с нескрываемым восторгом следили за происходящим на сцене. Оживший Моцарт (в олицетворении Александра Шляхова) рассказывал историю своей жизни, исполнители (пианист Виталий Гаврук, скрипачка Валерия Сидоренко и флейтист Георгий Абросов) дополняли его повествование музыкальными фрагментами, под которые особенно непоседливые слушатели начинали приплясывать на коленях у мам. А сколько смеха вызывали кадры чудесного мультфильма «Little Amadeus»! (Реж. Уинфред Дебертин, Удо Бьессель. Германия, 2006).

Случайно подслушанный обрывок телефонного разговора (говорящий – юная блондинка с желтыми бантами в волосах; абонент – мама, очевидно, отправившая отца семейства и дочь «культурно просвещаться») гласил: «Мама! Было так интересно! Мультики показывали! И дяденька говорил за Моцарта! И дяди с тетей играли на инструментах! Мам, а ты купишь мне скрипочку?..». Дети – самые строгие цензоры, поэтому такая реакция – награда для организаторов. И кто знает, может быть, спустя годы, эта девочка станет великой скрипачкой и в одном из интервью признается, что любовь к музыке в ней проснулась благодаря увиденной и услышанной в детстве истории про Моцарта… Вот было бы здорово!

Так или иначе, но проект «Большая музыка для маленьких» стартовал с огромным успехом. Организаторы пообещали, что впереди юных слушателей ждут настоящие чудеса, еще более интересные истории и, конечно, много прекрасной музыки. В заявленных на сезон программах – «Ящик с игрушками» Дебюсси, волшебные балеты Чайковского, весенняя сказка о «Снегурочке» Римского-Корсакова и многое-многое другое. Приходите, и вы всё увидите и услышите сами!

Татьяна Любомирская
Фото Марии Аксёновой

«Надо учиться слушать друг друга…»

Авторы :

№ 5 (1325), май 2015

Первое выступление «Ансамбля 2012» в Московской консерватории, ноябрь 2012

В праздничные майские дни Московская консерватория предложила своим слушателям знаковый концерт: 4 мая в Малом зале выступил «Ансамбль 2012»  Российско-немецкой музыкальной академии. Это событие – часть важного проекта, который успешно развивается уже несколько лет и заслуживает широкого освещения. Собеседником газеты «Российский музыкант» стала берлинский музыковед и музыкальный деятель Татьяна Рексрот (Rexroth) – огромный энтузиаст русско-немецких культурных связей, организатор и исполнительный директор Академии:

Татьяна, что такое «Российско-германская музыкальная академия» – коллектив или серия мероприятий?

— Это серия мероприятий. Большой художественно-просветительский и образовательный проект. Началось с того, что в июне 2012-го на открытие культурного года Германия-Россия мы с Московской консерваторией собрали оркестровый ансамбль, 12 на 12 – из молодых музыкантов России и Германии. Ввели возрастной ценз: от 18 до 22 лет, чтобы это были молодые музыканты, ставшие уже лауреатами каких-то конкурсов, солисты и ансамблисты. Будущая музыкальная элита.

Целью было не единичное выступление?

— Нет. Мы сразу решили работать по нескольким направлениям. Это мастер-классы для участников Академии с ведущими музыкантами-педагогами обеих стран, исполнение редких и забытых произведений композиторов России и Германии и исполнение сочинений современных российских и немецких композиторов. И, конечно же, общение, интересные беседы… Ведь совместная подготовка программы – это непросто: немецкие музыканты скрупулезно точно исходят из нотного текста, русские могут относиться к тексту несколько более свободно, главное – показать эмоциональное содержание произведения.

А когда идут эти беседы? Вы не только репетируете?

Концерт 4 мая в Малом зале

— Каждая программа требует пяти-шестидневной подготовки. Прежде всего, идут очень интенсивные репетиции. Часто наши выступления связаны с какими-то знаковыми местами: это «эмоциональные инъекции», которые невозможно забыть. Например, во время открытия Года культуры Германии в регионах России мы ездили по различным городам Урала. Дом-музей Чайковского в Алапаевске выглядит так, будто хозяева недавно оттуда уехали. Потрясенный немецкий скрипач, глядя на засыпанный снегом каменный храм перед домом Чайковского, сказал: «Я никогда это не забуду, для меня теперь концерт Чайковского звучит по-другому!»… Аналогично, когда мы выступаем в доме-музее Бетховена, где находится его архив, для русских музыкантов это тоже память на всю жизнь.

Такая обширная деятельность требует какой-то солидной базы?

— Я обратились к В. А. Гергиеву как к одному из крупнейших музыкантов мира, будущему шефу Мюнхенской филармонии, очень много исполняющему немецкую музыку, а также русскую музыку в Германии. И, к нашей большой радости, эта идея нашла у него отклик – с сентября 2013 года он является художественным руководителем Академии: предлагает программы, отбирает музыкантов. Он – мотор всего, а Мариинский театр – наша крепость.

При всей кипучей энергии Валерия Абисаловича, этого, наверное, не достаточно? Кто еще вам помогает?

— Сначала нас очень поддерживало Министерство иностранных дел Германии. Мы с ними начинали этот проект. Много делают и послы обеих стран. Московская консерватория является нашим активным помощником, мы регулярно встречаемся и многое обсуждаем с ректором А. С. Соколовым. А главная финансовая поддержка – компания «Газпром-Германия».

Вы музыкантов на каждое событие отдельно набираете?

— По-разному. Многие хотят продолжать играть в ансамбле, но поскольку все – люди много играющие, не у каждого это получается. Но мы очень рады, что Академия от раза к разу пополняется новыми замечательными музыкантами. А с участниками всех прошлых проектов обязательно поддерживаем контакты.

А есть ли количественный ограничитель участников на момент конкретного выступления?

— Сначала задумывается программа, в зависимости от которой определяется состав. Затем на паритетных началах мы набираем участников из обеих стран.

И сколько уже прошло таких концертов?

После выступления в Клину 5 мая

— Довольно много. Сначала в Москве два концерта, один из них в стенах Консерватории. Потом в Берлине – три. Потом было три концерта в Сибири. Летом прошлого года прошли два очень важных концерта в Петербурге в рамках фестиваля «Звезды Белых ночей». В первом из них состоялась премьера сочинения В. Тарнопольского на стихи современных немецких поэтов – это был год немецкой литературы.  Потом мы сыграли совершенно неизвестную в Германии Камерную симфонию Г. Попова. А на втором концерте мы показали то, что в Германии играется очень часто, а в России намного реже – ранних нововенцев: Адажио Веберна, Сонату Берга, «Просветленную ночь» Шенберга… Молодые музыканты из Мариинского театра сказали, что они привыкли много работать, но столько они никогда не репетировали, буквально целыми днями.

После выступления в Малом зале со студентами Московской консерватории вы в том же составе повторили его на следующий день в Клину. Там с 30 апреля по 7 мая состоялся первый Международный музыкальный фестиваль им. Чайковского, который обещает стать ежегодным музыкальным событием мирового масштаба. Участвовали выдающиеся коллективы. Ваша программа была объявлена как связанная не только с юбилеем Чайковского, но и с 70-летием Великой победы над фашизмом?

— Да, для нас – музыкантов обеих стран – было важно отдать дань этой дате и внести свою лепту в череду юбилейных мероприятий. Мы исполнили сочинения Чайковского и Мендельсона – композиторов, которые не звучали в нацистской Германии. Октет Мендельсона – это визитная карточка нашей камерной программы, мы неоднократно играли его с разными участниками. Это виртуознейшее, крайне сложное сочинение. В его исполнении участвуют 4 русских музыканта и 4 немецких. И инструменталистам интересно, и для публики яркое произведение.

А что прозвучало из Чайковского?

— У нас возникла идея показать фортепианные «Времена года» Чайковского в обработках для камерного ансамбля. К. Бодров из Москвы и В. Барыкин из Екатеринбурга сделали переложения семи пьес, которые прозвучали в Москве и в Клину. А оставшиеся пять пьес мы подготовим с немецкими композиторами и исполним летом.

То есть эта программа выступлениями в Москве и Клину не заканчивается?

— В июле, на фестивале в Баварии мы покажем уже все 12 пьес. 2 августа на фестивале «Ammerseerenade» мы планируем провести день России: своеобразный пикник-концерт на открытой сцене. А потом в Мюнхене и в Касселе этот цикл, может быть, исполним с видеорядом. Это будет уже мультимедийный вариант.

И еще: после 25 мая мы собираем в Санкт-Петербурге целый совместный оркестр, будем репетировать оркестровую программу-посвящение 70-летию Победы. Концерты под управлением маэстро Гергиева пройдут 31 мая в Петербурге в Концертном зале Мариинского театра и 8 июня в берлинском Концертхаусе.

У Вас большие ближайшие планы!

— Главное, что инициатива сотрудничества исходит «снизу», от самих музыкантов. Это очень приятно, потому что общая политическая ситуация сейчас совсем непростая. И вместо того, чтобы искать, что нас разобщает, наша Академия ищет то, что нас объединяет. Надо учиться слушать друг друга и относиться друг к другу с уважением. И в музыкальном, и в человеческом смысле.

Беседовала проф. Т. А. Курышева