Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

К 90 — летию Мстислава Ростроповича. «Он любил выступать в консерватории…»

Авторы :

№ 4 (1342), апрель 2017

27 марта Мстиславу Леопольдовичу исполнилось бы 90 лет. И почти 10 лет как его нет среди нас. Тем ценнее великолепный Международный фестиваль, который Фонд его имени во главе с дочерью Ольгой Ростропович и Департамент культуры Москвы дарят москвичам уже в восьмой раз. В течение недели звучит дорогая ему музыка, и вдохновенные портреты Маэстро словно парят над сценой, наслаждаясь звучанием вместе с переполненным залом благодарных слушателей.

Проф. А. С. Соколов и О. Ростропович

«Он любил выступать в консерватории и сегодня он тоже здесь, с нами – в своем приветственном слове, открывая фестиваль, с удовольствием отметила дочь великого музыканта. – Папа называл себя «солдатом музыки». В самом деле, главная задача Фестиваля – объединить наши сердца и воспоминания, слушая музыку, которой отец служил всю жизнь».

Ю. Темирканов в БЗК

Перед началом вечера Ольга Ростропович от имени Фонда передала в дар консерватории бюст Мстислава Ростроповича работы скульптора Александра Рукавишникова, продолжив тем самым новую замечательную традицию (см. «РМ», 2017, № 3). «Я благодарна моему другу, удивительному художнику Александру Рукавишникову за то, что он создал ни на что не похожий скульптурный образ папы. Это не физический облик фотографической схожести, а артистический подход», – подчеркнула она на торжественной церемонии.

Фирменный знак фестивалей Ростроповича – приезд выдающихся музыкантов и коллективов со всего света, для которых выступление в честь прославленного Маэстро – высокая честь. В этот раз в программах Большого зала соединились оркестры и хоры из Москвы, Санкт-Петербурга, Вашингтона и Японии. А единственный камерный концерт из скрипичных сонат Брамса дали Максим Венгеров (скрипка) с Полиной Осетинской (фортепиано).

Ю. Темирканов в мантии

В первый вечер непосредственно в день рожденья Маэстро в Большом зале выступали гости из северной столицы – прославленный Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии во главе с художественным руководителем Юрием Темиркановым. Программа включала сочинения, позволившие публике наслаждаться безупречным мастерством, красотой и богатством оркестрового звучания – Вторую симфонию Сибелиуса, пять пьес детской сюиты «Моя матушка – гусыня» и «Вальс» Равеля, а на «бис» – фрагмент из «Золушки» Прокофьева.

Но этим праздничный вечер не ограничился. Московская консерватория в лице своего ректора А. С. Соколова приветствовала Юрия Темирканова посвящением в почетные профессора – звание значимое и редкое (всего 15 почетных профессоров за полтора века существования нашего вуза), – вручив ему диплом и мантию. «Когда Московская консерватория отмечала свой 150-летний юбилей – сказал ректор, – Юрий Хатуевич изменил ради нас традиции – выступать в России только со своим коллективом… Он несколько дней готовил программу с нашим студенческим оркестром, и это осталось в памяти каждого, кто находился перед ним!».

К. Эшенбах в БЗК

Два следующих фестивальных дня в БЗК были отданы Вашингтонскому национальному симфоническому оркестру (NSO), коллективу, которым Мстислав Леопольдович руководил целых 17 лет. «Эпоха Ростроповича» осталась в памяти оркестрантов незабываемой легендой, включая и знаменитый концерт на Красной площади в 1993 году. Нынешний приезд на фестиваль имени Ростроповича возглавил художественный руководитель и главный дирижер NSO Кристоф Эшенбах. В выступлениях участвовала и яркая солистка – Алиса Вайлерштайн (виолончель). В первый вечер она исполнила Концерт №1 для виолончели с оркестром Д. Шостаковича, написанный для Ростроповича и ему же посвященный, во второй – виолончельный концерт (emoll, ор.85) Э. Элгара.

Два вечера в Большом зале представляли разные программы (вторая из них была затем повторена в Санкт-Петербурге), но открывались одним сочинением – пасторальной миниатюрой «Old and Lost Rivers» американского композитора Тобиаса Пиккера. Главными же были две симфонии, важные для Ростроповича – Девятая Шуберта и Восьмая Шостаковича.

К. Ямада

Именно Ростропович ввел в репертуар американского оркестра, научил играть и понимать музыку своего великого соотечественника. Одно из самых трагических сочинений Шостаковича, Восьмая симфония была исполнена очень убедительно с подчеркнутым контрастом моментов сумрачного «оцепенения», драматических нарастаний, воплей отчаяния в агрессивной токкате и абсолютной скорби в пассакалии… Трагизм Восьмой симфонии, завершавшей второй вечер, практически не допускал возможность «биса», которого жаждала публика, своими овациями не отпускавшая оркестр со сцены. Но «бис» последовал, причем, надо отдать должное вкусу дирижера – очень уместно: печально и отрешенно, почти «шепотом» гости сыграли «Грустный вальс» Сибелиуса…

В последний вечер фестиваля в Большом зале выступали музыканты из Японии – впервые приехавшие в Россию оркестр «Йокогама симфониетта» и филармонический хор Токио. А во втором отделении к ним присоединились московские музыканты – оркестранты ГАСО им. Е.Ф. Светланова и хористы Капеллы им. А. А. Юрлова, усилив красочную звуковую массу до грандиозных масштабов. Под руководством дирижера Казуки Ямада звучала французская музыка: Маленькая сюита Дебюсси, Реквием Форе, а после антракта Сюиты №1 и № 2 из балета «Дафнис и Хлоя» Равеля. Но самое эффектное событие было еще впереди: на «бис» музыканты подготовили… «Болеро» Равеля! Причем дирижер вывел на авансцену ударников на малом барабане, которые держат в своих руках неумолимый остинатный ритм. И популярная оркестровая пьеса с ее сумасшедшим звуковым нарастанием превратилась в грандиозный восточный ритуал, поставив яркую точку в завершении юбилейных музыкальных торжеств.

Профессор Т. А. Курышева
Фото Александра Курова

Троекратное — VIVAT!

№ 4 (1342), апрель 2017

Блестящим фейерверком поздравлений стало заседание кафедры сольного пения 13 марта в честь юбиляров консерватории: обладателей многочисленных орденов, наград и премий, профессоров МГК Народного артиста СССР и Грузинской ССР Зураба Лаврентьевича Соткилавы, Народной артистки СССР и РСФСР Маквалы Филимоновны Касрашвили и Народного артиста России Алексея Павловича Мартынова. Во имя тех, кто принес славу русскому вокальному искусству и педагогике, кому обязаны своему успешному выходу на профессиональную сцену десятки молодых талантливых артистов, кто не мыслит себя вне музыки, прозвучало троекратное «Vivat!» и самые теплые слова и пожелания от коллег и друзей.

Открыл торжественную церемонию ректор МГК, профессор А. С. Соколов, не только озвучивший официальные поздравления, но и высказавший самые искренние признания в любви и почитании юбиляров, по его словам, переходящие от сердца к сердцу всех присутствовавших. Александру Сергеевичу удалось в должной ему манере превратить кафедральное заседание, проходившее в этот раз в его просторном кабинете, где обычно заседает Ученый совет, в незабываемое событие, надолго запечатлевшееся в памяти виновников торжества и их коллег.

Ректор вручил Маквале Филимоновне роскошный букет цветов и специальные подарки от консерватории: серебряные часы с эмблемой Большого зала на циферблате и флакон духов «Сирень» со встроенным плейером, воспроизводящим запись исполнения С. Лемешевым одноименного романса С. Рахманинова. Воистину уникальный подарок, достойный прекрасной дамы! На сцене Большого она блистала в роли Эвридики из «Орфея и Эвридики», Татьяны из «Евгения Онегина», Лизы из «Пиковой дамы», Графини из «Свадьбы Фигаро», Аиды и Амнерис из вердиевской оперы, Тоски из одноименной партитуры Пуччини, а еще она была Февронией, Донной Анной, Турандот, Иоанной, Дездемоной, Ярославной, Иродиадой, Наташей Ростовой… Ей покорились сцены оперных театров и концертных залов всего мира от Москвы до Нью-Йорка.

Завкафедрой сольного пения Петр Ильич Скусниченко подчеркнул важность события поздравлением от лица коллег Маквалы Филимоновны: «Вы относитесь к плеяде тех людей, которые живут ради искусства. На протяжении многих лет Вы были украшением оперной сцены Большого театра. Теперь в консерватории Вы передаете свой бесценный педагогический и певческий опыт молодому поколению. В день юбилея мы желаем Вам оставаться такой же энергичной и жизнерадостной!» Виновница торжества, день рождения которой совпал с днем заседания кафедры, была растрогана и приятно удивлена.

За день до этого отметил 80-летние Зураб Лаврентьевич Соткилава, получивший множество поздравительных телеграмм. Не только в кругу коллег, учеников и друзей, но и на всех уровнях государственной власти юбилей Соткилавы был отмечен по достоинству. Невозможно переоценить значение этой выдающейся личности. Высочайший профессиональный уровень и огромный музыкальный дар сделали имя Соткилавы символом мирового вокального искусства.

Телеграмма от Президента В. В. Путина гласила: «Уважаемый Зураб Лаврентьевич! Примите поздравления с 80-летием! Вас знают как яркого талантливого артиста и по праву считают подлинной звездой отечественной и мировой оперы. Уникальные вокальные данные, упорный труд и конечно неподражаемый артистический темперамент и обаяние позволили Вам добиться успеха, завоевать высочайшее профессиональное признание и любовь публики. Особо отмечу Вашу многогранную преподавательскую, наставническую, просветительскую деятельность, искреннюю заботу о сохранении легендарных традиций музыкального исполнительского искусства, которым всегда славилась наша страна».

Также необыкновенные слова в честь Маэстро высказали в своих посланиях мэр Москвы Сергей Собянин, зампредседателя Администрации президента России Сергей Кириенко, Министр культуры Владимир Мединский, Совет Федерации РФ в лице Татьяны Матвиенко и многие другие. А вот Александр Калягин в своей телеграмме отметил: «Спешу присоединиться ко всем самым добрым пожеланиям, которые будут звучать в адрес большого артиста, чье имя известно в нашей стране и далеко за ее пределами. Господь Бог наградил Вас многими талантами, и даже на футбольном поле Вам не было равных, а что уж говорить об оперной сцене, где вы просто Бог! Яркий темперамент, уникальной красоты голос, артистизм, а еще Ваш педагогический талант – всех Ваших достоинств не перечислить! И что не менее важно – Вы прекрасный человек, которого любят, ценят, уважают коллеги, обожают ученики. Это истинное счастье для артиста, который всю свою жизнь посвятил профессии. Ваш талант – поистине достояние России, и дай Бог, чтобы Вы еще долгие годы радовали миллионы людей своим творчеством!»

Нужные слова и искренние пожелания высказал и П. И. Скусниченко, назвав выдающего певца и педагога редким в наши дни образцом вокального долголетия и подчеркнув успешное сочетание активной творческой деятельности Соткилавы с преподаванием в консерватории: победы его учеников, удостоенных наград на отечественных и зарубежных конкурсах, упрочили славу Маэстро в нашей стране и за рубежом. А. С. Соколов преподнес юбиляру подарок – уникальное ювелирное изделие из золота и серебра от Галереи Михайлова. Вручение таких специальных наград выдающимся профессорам МГК стало новой традицией нашего вуза.

Такое же подношение сделал ректор и третьему юбиляру кафедры – Алексею Павловичу Мартынову, по словам Александра Сергеевича, «всегда идущему вперед легкой походкой, с горячим сердцем, вошедшему в сонм почитаемых в консерватории личностей и успевшему воспитать талантливых учеников». В послании от кафедры П. И. Скусниченко отметил: «Мы чествуем талант выдающегося певца, обладателя редкого по красоте тенора яркого, звонкого, блестящего звучания». Роскошный тембр Алексея Павловича раскрылся в исполнении циклов «Финские песни» Д. Шостаковича и «Тихие песни» В. Сильвестрова, оратории «Христос» Ф. Листа и «Глаголической мессы» Л. Яначека, «Истории доктора Фауста» А. Шнитке и кантаты «Святой Николай» Б. Бриттена, романсов М. Глинки и многих других композиторов. Мартынов активно выступает, гастролирует и осуществляет звукозаписи редких сочинений, радуя профессионалов и любителей музыки своим творчеством.

Настоящим звездопадом был отмечен тот праздничный день, когда в ректорате собрались люди, вписавшие свои имена в историю русского искусства и консерватории, и приняли поздравления в свой адрес. Среди учеников Соткилавы, Касрашвили и Мартынова – множество лауреатов престижнейших конкурсов, солистов столичных и зарубежных театров, которым принадлежит честь и слава от имени своих наставников представлять Московскую консерваторию и русскую исполнительскую школу. Бесценен не только весомый вклад тех, кто достойнейшим образом представляет вокальное искусство нашей страны, неизменно находящееся на вершине мировой культуры, но и их любовь к музыке, ученикам, своей профессии, освещающая весь их творческий путь. Консерватории выпало огромное счастье, что они вместе с нами, в кругу любящих их друзей и почитающих их талант последователей и поклонников. Пусть и впредь юбилярам сопутствуют энтузиазм, жизнелюбие, новые творческие и педагогические успехи. Долгих и плодотворных лет жизни, дорогие коллеги! Vivat! Vivat! Vivat!

Доктор искусствоведения
М. В. Переверзева

Призвание

Авторы :

№ 4 (1342), апрель 2017

Юбилей человека, с которым не первый год рядом работаешь, не может оставить равнодушным. Елена Георгиевна Корнеева, концертмейстер кафедры деревянных духовых и ударных инструментов, связала свою жизнь со служением музыке в самом всеобъемлющем смысле – служением делу, людям.

Елена Георгиевна – человек не простой судьбы, пережившая трудности послевоенного детства. Она обладает редкой силы энергией, которая создает творческую атмосферу в классе, как только она переступает его порог. Высокий профессионализм проявляется во всем: нотный материал всегда в идеальном порядке, причем скомпонован так, что нет нужды в помощи переворачивать ноты, каждый музыкальный термин переведен, в ноты вставлен лист с биографией композитора.

Основываясь на своем богатом исполнительском опыте (в том числе и в концертах с профессором А.В. Корнеевым) Елена Георгиевна всегда учитывает традиции исполнения произведения – темпы, штрихи и даже места для дыхания, однако тактично не навязывает свое мнение. Благодаря ей в классе поддерживается атмосфера творческого обсуждения интерпретации между педагогом, концертмейстером и студентом.

Елена Георгиевна проявляет заботливое внимание к ученикам. Каждому она уделит душевное внимание, подарив маленький подарочек к празднику, ко Дню рождения, сказав несколько трогательных слов. А ведь для некоторых из них, впервые оказавшихся в необходимости жить в общежитии, без родителей, это очень важно. Елена Георгиевна всегда абсолютно бескорыстно предлагает студенту дополнительные репетиции, если чувствует, что тот в них нуждается.

Находясь рядом с Е.Г. Корнеевой, можно сказать: человек нашел свое призвание. С юбилеем, дорогая Елена Георгиевна, здоровья Вам, творческой энергии, успехов!

Коллеги.
Кафедра деревянных духовых  и ударных инструментов

Многая лета!

№ 4 (1342), апрель 2017

27 марта свой 80-летний юбилей отметил один из старейших профессоров кафедры истории русской музыки Московской консерватории —Вячеслав Михайлович Щуров.

Творческая биография этого необычайно деятельного человека очень богата. На протяжении многих лет Вячеслав Михайлович занимался организацией фольклорных экспедиций в различные регионы нашей страны; проводил музыкально-этнографические концерты, вёл радио- и телепередачи, посвященные традиционной культуре. Он широко известен не только как крупный учёный и автор трудов по фольклористике, но и как выдающийся исполнитель — руководитель и участник вокальных коллективов народного и академического профиля.

Много сил Вячеслав Михайлович отдал педагогической деятельности — в консерватории, в Гнесинке, в Ипполитовке и других вузах. Профессор воспитал множество талантливых певцов-артистов и руководителей народных хоров, а также профессионалов в разных областях музыкального искусства. Студенты Московской консерватории с радостью приветствуют и поздравляют своего Учителя:

Ирина Панфилова:

Наверное, у каждого студента кафедры хорового дирижирования есть личное воспоминание о занятиях, которые проводит профессор Щуров на первом курсе. Этот удивительный человек, который в любой момент урока может начать петь народную песню, иллюстрирующую теоретический материал, и который столь непосредственно рассказывает обо всех древних обрядах и традициях, как если бы они были частью нашей современной жизни, проникает в сердца людей быстро и оставляет воспоминания надолго. Его истинная преданность своему делу, героические экспедиции по всей стране в поисках фольклорного материала и множество научных исследований и трудов — все это, безусловно, является гордостью отечественного музыкознания. Однако мне, как студенту, на занятиях профессора было дороже всего то, как он незаметно погружает нас в атмосферу самого живого исторического наследия нашей культуры — русской песни. Уважаемый Вячеслав Михайлович, мы поздравляем Вас с юбилеем и желаем Вам многая лета!

Даниил Локшин:

Лекции В.М. Щурова превращали фольклор из далекой старины в остро ощущаемую современность. Этому способствовали и видеозаписи, которыми были столь богаты его лекции. Однако лучшей иллюстрацией служило пение самого Вячеслава Михайловича, переживание народного опыта прямо на месте — здесь, в 223 классе. Не «слово» о музыке, а музыка сама в своем неповторимом многообразии — вот что неизменно привлекало меня в его преподавательском подходе.

Александра Гартунг:

Я с большой теплотой и уважением вспоминаю лекции профессора В. М. Щурова. Видно было, что он — человек, который искренне любит свое дело и предан ему! И частичку этой преданности он сумел передать нам. Мне особенно запомнилось одно творческое задание, данное Вячеславом Михайловичем: взять за основу одну из песен, которые мы расшифровывали, и написать музыкальное произведение. Техника, стиль, форма — абсолютно на выбор каждого. Я остановилась на лирической протяжной и сделала на ее основе песню для голоса и фортепиано, стараясь в обработке раскрыть характерные черты, присущие мелодии. В данном случае — нерегулярность ритма, модальность гармонии, ладовую переменность. И хотя раньше я не особо интересовалась народной песней, эту обработку сделала с удовольствием.

Здоровья Вам, Вячеслав Михайлович, сил и хороших учеников! И дай Бог побольше таких людей, как Вы — на них и держится наше дело!

Мария Мясоедова:

В августе 2015 года, когда ещё только-только вышел приказ о нашем зачислении в консерваторию, на сайте уже висело расписание на предстоящий первый семестр. Увидев предмет «Народная музыкальная культура», многие из нас скорее удивились, чем обрадовались — дисциплина «Народное творчество» была в курсе средне-специального образования, и можно было предположить, что на лекциях по знакомому предмету мы будем скучать от повторения пройденного. Однако, когда в сентябре мы пришли на первое занятие, нас встретил «добрый дедушка», так полюбившийся нам впоследствии, — профессор Вячеслав Михайлович Щуров, который сумел доказать, что мы до тех пор почти ничего не знали о русской народно-певческой культуре.

К сожалению, студенты-хоровики редко отличаются добросовестным посещением лекций, и наш курс не стал исключением — чаще всего на интереснейших уроках по народному творчеству присутствовало около половины группы. Но когда мы всё же собирались всем курсом, Вячеслав Михайлович раздавал нам ноты одноголосных песен, подходящих к проходимой в этот момент теме, и мы их исполняли, сочиняя на ходу недостающие голоса.

Особенно запомнилось то, что на любые темы, для любой области, у Вячеслава Михайловича находился аудио- или видео-пример — либо записанный им же в одной из многочисленных экспедиций, либо исполняемый тут же на лекции — несмотря на почтенный возраст, Вячеслав Михайлович обладает прекрасным голосом!

От всего нашего курса хочу поздравить дорогого профессора с юбилеем и пожелать ему студентов более ответственных и более восприимчивых, чем мы! Ведь интереснейшего материала, который он предоставляет на своих занятиях, хватило бы на несколько докторских диссертаций… Многая лета!

Подготовила Анна Теплова,
студентка ИТФ

Человек среди нас

Авторы :

№ 4 (1342), апрель 2017

Мы редко задумываемся над тем, что рядом с нами живут и трудятся интереснейшие люди с разными судьбами, твердыми принципами, богатым внутренним миром. Такой человек – Александр Винницкий, хорошо известный в концертном мире и сфере музыкального образования. Его исполнительский талант ценят за чистоту и благородство стиля, качество и безупречный вкус, а педагогическое мастерство – за высокие результаты, умение развить виртуозную технику и сохранить при этом индивидуальное начало в каждом ученике.

Народный артист России, лауреат многочисленных международных конкурсов, профессор кафедры скрипки оркестрового факультета МГК, а также Музыкальной академии им. Сибелиуса в Хельсинки и Музыкальной академии в Турку, Винницкий уже в студенческие годы заявил о себе как о незаурядном художнике. Сразу по окончании консерватории (1975, класс проф. Д. Ф. Ойстраха) музыкант начинает выступать в качестве солиста. Умение точно передать авторский замысел скрипач совмещает с собственным индивидуальным стилем, что делает его одним из самых востребованных исполнителей на российской академической сцене. Критики отмечают культурное и благородное звучание скрипки А. Винницкого, его проникновенный лиризм, чистоту интонаций и совершенство каждой ноты, мягкий певучий звук, безукоризненное сценическое мастерство, стилистическую точность и редкое умение охватить архитектонику целого. Еще с консерваторских лет он увлекся ансамблевым музицированием, и созданный тогда «Винницки-квартет» познакомил слушателей с творчеством многих современных композиторов.

За выдающийся вклад в развитие музыкального искусства А. Е. Винницкий в 2001 году удостоился награды Государственного фонда Италии, презентовавшего ему уникальный инструмент работы мастера XVIII века Санто Серафино. А в 2008-м Винницкий выступил в концерте «Давид Ойстрах – король скрипки»: он играл на инструменте А. Страдивари, подаренном Музею им. Глинки наследниками Д. Ойстраха. Среди последних наград А. Винницкого – престижная премия Ассоциации финских музыкантов «Pro Musica Saatio» за вклад в развитие музыкальной культуры страны, а также почетная финская государственная награда – Орденская медаль «Медаль заслуг» или «Серебряный знак». Он — кавалер российского ордена Дружбы и европейской Золотой медали в области культуры.

Международная концертная и педагогическая деятельность Александра Винницкого чрезвычайно обширна. С сольными программами музыкант выступает по всему миру – только за последние годы он совершил ряд поездок по городам России, гастролировал в Казахстане, Украине, Молдове, Великобритании, Франции, Финляндии, Италии, Германии, Швейцарии, Китае, Корее, Японии, Турции, Израиле. В качестве солиста выступал с очень многими известными оркестрами мира, сотрудничает с Ю. Башметом, А. Рудиным, С. Сондецкисом, Е. Бушковым, В. Папяном, Р. Абязовым, Т. Роуси, И. Гайсиным и другими. С 2009 года А. Винницкий сам выступает в качестве дирижера.

Невероятно широк репертуар скрипача – от барокко и классицизма до произведений авторов XX и XXI веков. В сотрудничестве с современными российскими композиторами А. Винницкий представил ряд премьер сочинений, в том числе посвященных ему. Музыкант регулярно проводит просветительские программы, привлекая к участию в них лучших исполнителей. Только в последние годы в России и за рубежом им был подготовлен ряд монографических концертов, приуроченных к памятным датам. За более чем 30 лет педагогической деятельности А. Е. Винницкий по праву получил репутацию одного из выдающихся учителей русской скрипичной школы. Сегодня ученики профессора выступают на лучших сценах с ведущими коллективами, становятся победителями престижных международных конкурсов, преподают в российских и зарубежных музыкальных вузах. Будучи талантливым организатором, А. Винницкий проводит многочисленные благотворительные концерты. В дискографии исполнителя – порядка четырех десятков работ, включая фондовые записи.

Научно-методическая и исследовательская деятельность музыканта неразрывно связана с педагогикой и исполнительством: он является первым интерпретатором ряда сочинений современных авторов, а также автором редакций произведений. Одна из ярких работ последних лет – восстановление оркестровых партий в Партите ре-минор для скрипки и оркестра Э. Денисова, прозвучавшей в 2010 году на концерте к 325-летию И. С. Баха.

Недавно в Малом зале с большим успехом состоялось повторное исполнение цикла «Все произведения В. А. Моцарта для скрипки с оркестром» с его собственными каденциями, которые затем были изданы в России и в Финляндии. В марте прошли концерты класса профессора Винницкого, вызвавшие огромный интерес публики, где в числе прочих сочинений прозвучала Сюита Р. Щедрина для 20-ти скрипок, двух контрабасов, арфы и аккордеона. В этом году сольные концерты скрипача и выступления его обширного класса были приурочены к 65-летию музыканта, с чем мы и поздравляем бенефицианта!

Профессор М. Готсдинер

Завод машин в век компьютеров

Авторы :

№ 4 (1342), апрель 2017

«Балет Москва»

«Трепет сердец и гул турбин. Вчера и завтра – завод машин» – так звучал слоган нового проекта Центра современной музыки Московской консерватории и культурного центра ЗИЛ, представивших 25 марта хореографическую постановку на индустриальную тему. Музыку к ней написал композитор Андрей Кулигин, победивший в конкурсе на лучшую партитуру балета, который проводился организаторами полгода назад. Его «Завод машин» был осуществлен ансамблем «Студия новой музыки» под управлением дирижера Филиппа Чижевского, а также театральной труппой «Балет Москва».

Как утверждают авторы этого синтетического произведения, публика должна была увидеть историю XX века через призму отношений человека и машины. И задать себе вопрос: что происходит с людьми в момент такого взаимодействия? Попытка показать эволюцию техники от раннего конструктивизма до сегодняшних дней была представлена как в танце, так и в музыке.

«Балет Москва»

Однако ощущения взгляда с позиции времени, увы, так и не возникло. Эпизоды балета, составленные по принципу контраста, были автономны друг от друга и никак не соединялись в единую историю, пусть даже без какого-либо последовательного сюжета. Если некоторые движения прямо отражали определенный индустриальный процесс (строительство, день из жизни рабочих…), то сами сцены заставляли зрителей играть в «угадайку» – зачем вдруг сверху спустили холодильник? Почему на сцене внезапно появился quasi любовный танцевальный дуэт?

Хореографическое действие воспринималось как довольно однообразное. Хотя нельзя не отметить профессионализм «Балета Москва», а также постановщиков Анастасии Кадрулевой и Артема Игнатьева, сумевших воплотить сложные пластические комбинации на музыку, написанную столь же сложными современными композиторскими техниками. В отличие от художника по костюмам (Сергей Илларионов), облачившим танцоров в одинаковый серый цвет и художника по свету (Любовь Свободова), которая ограничилась лишь дымом на сцене, они проявили немалую творческую оригинальность.

«Балет Москва»

Андрей Кулигин – выпускник Московской консерватории (класс проф. В. Г. Тарнопольского) – создал небезынтересную партитуру, очевидно, тщательно изучив особенности синтеза музыки и танца. Взяв индустриальную тематику, он словно стремился избежать стилизации музыкальных образцов первого русского авангарда (хотя местами знатоки могли услышать нечто вроде «Завода» Мосолова с характерными остинато). Для этого он выбрал стиль минимализма: короткие паттерны вполне гармонично соответствовали изображаемому на сцене вбиванию гвоздя (разумеется, условному), а длительное пульсирование одного тона в духе Райли или Гласса словно погружало публику в индустриальное пространство.

«Студия новой музыки»

Ансамбль «Студия новой музыки», сидевший прямо внутри зрительного зала наподобие оркестровой ямы, ярко и как всегда на высоком уровне справился со своей задачей, заставляя порой смотреть не на сцену, а на музыкантов и харизматичного дирижера. Впрочем, и здесь было чему удивляться: в последнем номере они вдруг словно воспроизвели финал «Прощальной симфонии» Гайдна, по очереди удалившись из зала с инструментами. Завод закрылся?! Судя по тому, что в этом году «ЗИЛ» прекращает свое существование – вполне может быть. Но память о строительстве многих объектов, о шедеврах конструктивизма будет всегда, даже в нынешний век компьютеров и супертехнологий. И, безусловно, новый балет «Завод Машин» – яркое тому подтверждение.

Надежда Травина,
студентка ИТФ

Фото Федора Софронова

Испанская весна в Москве

Авторы :

№ 4 (1342), апрель 2017

Участники концерта 5 марта

Весна в Московской консерватории в этом году началась под звуки испанской гитары. В поддержку года Испании в России, объявленного министерством культуры, наше СНТО организовало Форум испанской культуры Musica Iberica. Он длился больше месяца (2 марта – 9 апреля), причем обширная и интересная программа состояла из концертов, мастер-классов, лекций, семинаров и научных конференций. В мероприятиях приняли участие музыковеды, композиторы, исполнители многих специальностей, искусствоведы и литературоведы.

По замыслу организаторов, целью данного проекта явилось продвижение испанской культуры в России, открытие малоизвестных имен, углубление и расширение творческих связей между двумя странами, а также и между ведущими музыкальными вузами Москвы. Идейным вдохновителем форума Musica Iberica стала студентка V курса ИТФ Диана Висаитова.

Воскресным вечером 5 марта в зале имени Н. Я. Мясковского состоялся концерт камерной испанской музыки разных эпох. Первая часть программы была посвящена творчеству ныне живущих композиторов Х. Васкеса, Х. Монтсальватже, С. Бротонса, А. Гиноварта. Второе отделение состояло из произведений самых известных и ярких представителей испанской музыки конца XIX – начала XX века: Х. Турина, Г. Кассадо, М. де Фалья.

В едином творческом порыве объединились студенческие коллективы из разных музыкальных вузов: ГМПИ им. М. М. Ипполитова-Иванова, МГИМ им. А. Г. Шнитке, МГК им. П. И. Чайковского. Запомнился открывший программу фортепианный дуэт Антия Коуто Мартинес и Жоау Шавьер (МГК), представивший вниманию «Благородный и сентиментальный вальс» Х. Васкеса. Неизгладимое впечатление произвела блестящая, виртуозная игра консерваторского кларнетиста Марата Аванесяна, который вместе с Ириной Красотиной (ф-но) исполнил первую часть Сонаты для кларнета и фортепиано С. Бротонса. Во втором отделении оригинальный дуэт контрабаса и фортепиано (Андрей Мартыненко и Анна Микаберидзе, МГИМ им. Шнитке) сыграл «Воспоминания» Г. Кассадо памяти Пабло Казальса. А завершился вечер выступлением двух ярких ансамблей из МГИМ им. Шнитке: струнный квартет в составе Варвара Титова (1-я скрипка), Мария Пральникова (2-я скрипка), Сергей Захарченко (альт) и Алла Курдюмова (виолончель) преподнес публике «Молитву тореро» Х. Турина; а Полина Жаворонкова (скрипка), Николай Разумовский (виолончель) и Ульяна Хоменкова (ф-но) исполнили первую часть Трио №2 op.76 того же автора.

Концерт, проходивший в рамках научного форума, имел также просветительский оттенок. Помимо того, что в начале звучала музыка малоизвестных современных авторов, ведущая программы – кандидат искусствоведения, доцент Московской консерватории, магистр испанской музыки Ирина Красотина – перед каждым номером коротко рассказывала о композиторе и его творчестве, что со своей стороны помогало восприятию малоизвестных сочинений.

В уютном консерваторском зале в тот вечер царила замечательная атмосфера яркого праздника со своими зажигательными и темпераментными ритмами, характерными национальными мелодиями. Публика – и профессионалы, и любители – тепло принимала молодых исполнителей, было очень интересно погрузиться в красочный, самобытный мир далекой музыки. После концерта у всех остались самые приятные впечатления, словно на некоторое мгновение мы побывали в солнечной Испании.

Наталия Рыжкова,
студентка ИТФ

Новые лики Большого зала

Авторы :

№ 3 (1341), март 2017

Святослав Рихтер

Первое, что возникает в сознании при мысли о неповторимой красоте Большого зала – его прекрасные портреты в медальонах, которые нарядным венком окружают слушателей и вместе с ними каждый раз внимательно следят за музыкальным священнодействием. Гении всех времен и народов, великие композиторы ушедших столетий…

Но сравнительно недавно возникла новая традиция – в фойе партера стали появляться скульптурные бюсты музыкантов уже более позднего и даже совсем нового времени. Причем не только композиторов, среди которых Джакомо Пуччини и Ян Сибелиус, Бела Барток и Джордже Энеску, Дмитрий Шостакович и Арам Хачатурян, Георгий Свиридов и дирижер и композитор Евгений Светланов, но и недавних великих исполнителей. Большой зал еще помнит их триумф и шквалы аплодисментов. А консерваторские классы – еще и уроки тех, кто остался в памяти как выдающийся учитель, профессор Московской консерватории.

Леонид Коган

Одним из первых в новой исполнительской галерее появился Святослав Рихтер работы скульптора Эрнста Неизвестного (21 июня 2013 г.). Затем Леонид Коган (11 декабря 2014 г.), Эмиль Гилельс (19 октября 2016 г.) и, наконец, Яков Флиер (22 февраля 2017 г.).

Особенность выбора новых личностей, увековеченных в бюстах Большого зала, в том, что это все – дары. Дары Московской консерватории в связи юбилейными датами, памятными годовщинами от благотворительных фондов, культурных организаций, учеников и соратников по искусству, родных и друзей. Открытие каждого памятного образа сопровождается праздничной церемонией, позволяя вспомнить не только творческие достижения «виновника торжества», но и его облик, многими еще не забытый.

Эмиль Гилельс

Последнее такое событие, состоявшееся совсем недавно, было посвящено профессору Якову Владимировичу Флиеру (1912–1977). Память Учителя в связи с прошедшей годовщиной решил увековечить знаменитый российско-американский пианист Владимир Фельцман вместе с откликнувшимися на его порыв другими учениками, среди которых: Михаил Плетнев, Родион Щедрин, Нина Лельчук, Павел Островский, Нина Коган, Юрий Айрапетян. Вел церемонию ректор, профессор А. С. Соколов.

А. С. Соколов:

«Мы собрались по очень приятному поводу. Можно легко заметить, как интерьер Большого зала становится все более насыщен такими артефактами, которые возвращают нас к истории Московской консерватории, к ее славным страницам. Это произошло благодаря тому, что сначала возникла единичная инициатива, а потом уже продолжатели новой традиции стали дарить нам бюсты великих музыкантов, тесно связанных с Аlma mater. И это очень приятно. Особенно в год уже после ее юбилея, поскольку мы не отделяем юбилей нашего учебного заведения от тех мастеров, которые составили его славу.

Яков Флиер

И сейчас такой повод есть – это 105 лет со дня рождения Якова Владимировича Флиера, великого представителя русской фортепианной школы. Именно в Московской консерватории прошла вся его жизнь: он работал здесь с 1937 по 1977 год, перед этим учился у Константина Николаевича Игумнова и, уже будучи студентом и аспирантом, добился больших побед на Всесоюзных конкурсах, на Международном конкурсе в Вене… Был и очень сложный период для Якова Владимировича – десять лет он не выступал из-за серьезной болезни руки (1949–1959), но именно в это время всецело посвятил себя педагогической деятельности. Поэтому так много выдающихся имен, которые вышли из его класса. Еще один его подвиг – возвращение на концертную эстраду, и вернулся Флиер неизменным и в то же время изменившимся. Вот что я нашел, читая о нем, это его собственные слова, когда он объясняет свои ощущения в момент возвращения к исполнительской деятельности: «Если есть у музыканта что-то за душой, если живо в нем непосредственное начало, то трезвая, даже «холодная» голова никогда не помешает. И теперь мне хочется сохранить в подходе к этим произведениям увлеченность, страстность, которые владели мной в молодые годы. Не знаю, насколько это удается. Но в то же время я стремлюсь к более строгой упорядоченности, стройности. Порой сверхтемпераментность, форсированность звучания начинают, если можно так выразиться, шокировать самого исполнителя. Я думаю, что такая трансформация характерна для каждого профессионального музыканта». Вот точное определение того исконного, природой данного темперамента и мудрости, полученной с годами.

Мне хочется поблагодарить тех, кто стал инициатором такого подарка – это Юрий Айрапетян, Нина Коган, Нина Лельчук, Павел Островский, Михаил Плетнев, Владимир Фельцман, Родион Щедрин. Сам бюст – работа скульптора Михаила Плохоцкого и творческой мастерской под руководством Григория Орехова.

В. О. Фельцман:

«Я очень рад, что этот проект вышел. Он не был случайным. В прошлом году ко мне обратились с просьбой поддержать создание бюста Гилельса. Я с радостью откликнулся и подумал – а почему бы нам не сделать бюст нашего учителя Флиера? Я написал Вам, Александр Сергеевич, письмо, и Вы отреагировали очень хорошо. После этого я обратился ко многим ученикам Якова Владимировича, из которых шестеро проявили интерес. И благодаря этим людям у нас есть то, что мы сейчас откроем. Это маленькая доля признательности нашему Учителю от всех нас за его музыку, за то, что он дал – слова здесь не могут этого описать. Я очень рад, что Яков Владимирович нашел свое место навсегда там, где и должен был быть, и благодарен всем, кто оказал поддержку этому проекту.

Г. Орехов:

«Для меня большая честь быть сопричастным к созданию такого памятника. Благодаря пожертвованиям его учеников, мы его и создали. Таким образом, великий мастер оставил не только свое музыкальное наследство, но и прекрасных, достойных учеников».

М. Плохоцкий (скульптор):

«Мне было интересно работать с образом Флиера, с его фактурой. Работа была непростая – нужно было прослушать много концертов, чтобы поймать его состояние, в него как бы погрузиться. Мы много переписывались с его учениками в Америке. Так уж вышло, что внук Флиера – Виктор Флиер – мой друг, и мы с ним тоже обсуждали этот портрет. Поэтому теперь вам судить, что получилось…»

Собкор «РМ»
Фото Дениса Рылова

Прикоснуться к красоте

Авторы :

№ 3 (1341), март 2017

21 февраля в Малом зале Московской консерватории состоялся творческий вечер Народного артиста России Александра Зиновьевича Бондурянского, ставший значительным музыкальным событием. В концерте вместе с профессором приняли участие его воспитанники, замечательные музыканты – Максим Пурыжинский, Ирина Силиванова, Марат Аванесян, а также Государственный Квартет имени С. С. Прокофьева.

Программу концерта открыла Увертюра на еврейские темы Сергея Прокофьева, исполненная А. Бондурянским в ансамбле с М. Аванесяном (кларнет) и Квартетом имени Прокофьева. Несмотря на то, что сам автор не придавал особенного значения этому произведению, написанному, по его свидетельству, за «полтора дня», работал он над ним с увлечением и удовольствием, остроумно, но очень бережно развивая народные темы, что и было воплощено исполнителями с большим мастерством и вкусом.

Многие годы занимаясь в классе Александра Зиновьевича, могу сказать – то, чему он учит своих студентов, в полной мере проявляется и в его собственном исполнении. В первую очередь, это изысканное чувство стиля и чуткое отношение к звуку. Особенно завораживающим стало его исполнение песен Шуберта-Листа, которые прозвучали во втором отделении. Зал был загипнотизирован красотой звучания рояля и глубокой мудростью интерпретации музыканта. Это был один из тех редких моментов в концертной практике в целом, когда и исполнителю, и слушателю удалось по-настоящему прикоснуться к Красоте.

Еще одна характерная черта интерпретаций Александра Зиновьевича – чуть более сдержанные темпы, которые позволяют наполнить музыку гораздо более интенсивным и глубоким смысловым содержанием. Так было, например, в «Лесном Царе» или в эпизоде Allegro vivace Фантазии Шуберта фа минор, великолепно исполненной в дуэте с М. Пурыжинским.

Мне запомнилась сказанная однажды профессором фраза, что «ансамблевая игра воспитывает нас не быть эгоистами». Безусловно, камерный ансамбль – совершенно особенный жанр. В том числе и потому, что нередко фортепианные произведения в переложении для фортепианного дуэта приобретают новые краски. К таким сочинениям, например, относится Сюита из вальсов Шуберта, составленная Прокофьевым, прозвучавшая в дуэтной версии в исполнении А. Бондурянского и И. Силивановой. В переложении для двух фортепиано эта сюита приобретает значительно больше «прокофьевского» звучания, чем ее сольный вариант.

В заключение хочу сказать о таланте Александра Зиновьевича как замечательного наставника и педагога. Проявляя в процессе занятий любовь и уважение к своим ученикам, он создает в своем классе теплую художественную атмосферу, а его воспитанники на протяжении общения с ним получают огромную творческую поддержку. И зачастую Александр Зиновьевич выступает в ансамблях со своими бывшими и настоящими учениками, как произошло и на этом замечательном концерте.

Полина Куликова,
ассистент-стажер МГК

Встреча в стиле импровизации

Авторы :

№ 3 (1341), март 2017

25 февраля в зале имени Н. Я. Мясковского состоялась творческая встреча с известным педагогом и музыкантом, замечательным человеком, выдающимся композитором нашего времени, профессором Санкт-Петербургской консерватории Сергеем Михайловичем Слонимским. Совсем недавно он вновь приехал в Москву и, не теряя времени, посетил Московскую консерваторию, ее педагогов и студентов. В начале вечера со вступительным словом к присутствующим обратилась профессор Е. Б. Долинская, близкий друг Сергея Михайловича, поздравив его с 85-летием. После чего «ответственность» за беседу взял на себя гость и до конца встречи отвечал на вопросы, беседовал на различные темы и импровизировал за роялем.

Сергей Михайлович предложил следующие тезисы для обсуждения: взаимоотношения Петербургской и Московской школ, а также совместимость мелодии и современной музыки. Композитор, будучи человеком остроумным, вставлял в разговор забавные истории из жизни, интересные случаи, которые очень живо и радостно воспринимали присутствующие, аплодируя Мастеру. Вопросы задавали и студенты, и педагоги – все хотели услышать точку зрения Сергея Михайловича на интересующие их темы. Композитор успел остановиться на каждом проблемном моменте и дал развернутые комментарии.

Наверное, самой ожидаемой частью встречи стала импровизация. Все, кто знаком с творчеством Сергея Слонимского, наслышаны о его удивительном таланте. Как известно, что не раз подтверждал и сам композитор, большая часть его сочинений начиналась с простого подбора мелодии.

«Виновник» вечера попросил написать ему темы для импровизации. Были предложены две музыкальные, а также литературные и художественные темы (одна из них – Сальвадор Дали «Искушение святого Антония»). Публика была в восторге! В последовавшей импровизации автор задействовал не только клавиши, но и струны и крышку рояля. Известно, что такие приемы присутствуют во многих произведениях Слонимского. Творческий вечер дал возможность услышать также и его некоторые пьесы в авторском исполнении. Каждая миниатюра сопровождалась небольшой предысторией, связанной с этой музыкой.

Завершением вечера стало прослушивание кантаты «Голос из хора» на стихи А. Блока. Сочинение было довольно длинным, и композитор беспокоился, не будет ли это трудно для аудитории, все время порывался выключить запись, но публика его останавливала, желая дослушать до конца.

Творческая встреча прошла более чем успешно. Невероятным оказалось количество желающих увидеть и пообщаться с Мастером. Пришло так много людей, что не все поместились в зале: многие стояли у дверей, в проходах, в коридоре. Это стало подтверждением того, что композитор Слонимский и его творчество интересны современной молодежи. А это ли не прекрасно?! Московское студенчество надеется еще неоднократно встретиться с этим выдающимся художником современности.

Антонина Чукаева,
бакалавриат

От простоты к новой сложности смыслов

Авторы :

№ 3 (1341), март 2017

НИЦ «МК», 2016

О музыке барокко в общем-то все известно. Специалисты-аутентисты так славно, по-домашнему просвещают неспециалистов, что и вопросов не остается. Сейчас даже первокурсник отбарабанит, что такое барочная сюита, правильно поставив ударение в первом слове, и что Бах барочную музыку сочинял исключительно для барочных скрипок и барочных же гобоев. А уж аспирант не менее твердо объяснит суть барочной риторики, барочного жеста и барочной декламации, поскольку число очевидцев барочного театра неожиданно превзошло число ветеранов Бородинского сражения.

Но любознательность человеческую не унять. И совершенно не рациональная страсть побуждает исследователя уйти от простоты, чтобы прийти к новой сложности смыслов, где факты, каноны, традиции – важный, но только верхний, видимый слой, а чем ближе истина – тем она более многообразна и размыта, но и более привлекательна обилием оттенков и подробностей, очерчивающих ментальность ускользающего времени.

Именно такой взгляд на предмет, концепция, где вопросов не меньше, чем ответов, представляется главным преимуществом и особенностью новой книги доктора искусствоведения Юрия Семеновича Бочарова «Жанры инструментальной музыки эпохи барокко».

Книга издана Научно-издательским центром Московской консерватории и адресована студентам, музыковедам и исполнителям. А также «взрослым» профессионалам, которыми, кажется, может быть оценена скорее, поскольку в отсутствие твердых истин студент теряется и робеет, а автор не склонен к адаптированному изложению. Принося почтительную дань признанным и авторитетным мэтрам, он не стесняется пересматривать, расширять, корректировать устоявшиеся взгляды и представления. Но, ко вниманию студентов – занятно, ясно, избегая тяжеловесной псевдоучености.

И вот первая часть книги, историко-теоретическая – «Проблема жанра в инструментальной музыке эпохи барокко», оказывается привлекательной и любопытной, для кого-то полемичной, для кого-то познавательной, но всегда ясно аргументированной. «…Метод изучения барочной музыки, основанный лишь на анализе нотных текстов, представляется принципиально ошибочным», – утверждает Юрий Бочаров, неоднократно возвращая читателя к мысли, что жанры эпохи барокко не были точно детерминированы современниками, поскольку в этом не было нужды. Это принципиально важно для понимания следующего раздела книги, где даны, по определению автора, «портреты» инструментальных жанров: лишь меньшая часть материалов написана в стилистике словарных статей, тогда как большая – это эссе в свободном стиле и композиции, с историей и предысторией, цитированием старинных авторов, сопоставлением источников, толкований жанров в разных странах и национальных традициях.

Для более ясного дифференцирования инструментальных жанров по предназначению, форме, трактовке автор разделил их на три группы: простые, имеющие одноименные жанрово-бытовые прототипы; простые без конкретных жанрово-бытовых прототипов; сложные жанры инструментальной музыки. Такая систематизация может быть принята или не принята специалистами, вероятно, кто-то порекомендует иную. Однако предлагаемая – целесообразна и логична, прежде всего, с историко-эстетической точки зрения, привлекательна широким культурным контекстом, притягательна бесчисленными связями с исторической практикой.

Конечно, фигура Баха возвышается над всеми упоминаемыми композиторами. Но при этом книга не стала «бахоцентричной». И здесь нельзя не выразить уважения научной добросовестности автора, который проанализировал многие десятки – если не сотни! – партитур, представив читателю трактовку различных жанров не только в более-менее изученных немецкой и итальянской традициях, но и в других странах Западной и Восточной Европы, показывая взаимосвязи культурных традиций. Все это сообщает книге не узкоспециальный, а общегуманитарный характер. И можно надеяться, что это свойство привлечет к ней более широкий круг читателей.

Юрий Бочаров – увлеченный исследователь. И эта увлеченность, кажется, иногда берет верх над свойственной ему научной пунктуальностью.  Замечательный Варлам Шаламов однажды точно заметил: «Если писатель знает материал слишком хорошо, те, для кого он пишет, не поймут писателя. Писатель изменил, перешел на сторону своего материала». То же с нашей книгой: автор слишком хорошо знает предмет, чтобы ограничиться очевидными понятиями и представлениями, хочет рассказать обо всем, что наблюдал, узнал, нашел. Потому вводит в список жанров и вовсе неоднозначные, хотя и распространенные типы пьес барочного периода, – поскольку они существуют, многократно повторяются и действительно имеют какую-то общность – стилистическую, тембровую, экспрессивную, обрядовую и т. п. Достаточно ли этого? Можно ли рассматривать, к примеру, все пьесы танцевального характера как особенные жанры или это лишь локальные варианты укорененных танцев эпохи? Подобные вопросы неизбежны хотя бы из желания яснее понять границы жанра, пусть и размытые – или перейти к другой типологии.

Кроме того, наименования многих жанров приводятся на языке оригинала. Они действительно не имеют русских эквивалентов, но кому-то неизбежно придется их придумать. Рискнуть – дело это не безобидное. Если и такой профессионал как Бочаров на это не решается – кто возьмется, хотя бы попытается?

И в заключение: что побуждает уверенно рекомендовать эту книгу читателю? Во-первых, она хорошо написана – легко, свободно, ясно. Во-вторых, она оригинальна по композиции, свежа по содержанию и содержит много новой информации. В-третьих, она полезна для торопливых, потому что может служить просто справочником.

Если приведенных соображений недостаточно, вот еще одно, последнее: с автором можно спорить – не соглашаться – отстаивать собственную истину. Но для этого ее надо сначала прочесть…

Профессор В. В. Березин

Живое сотрудничество

Авторы :

№ 3 (1341), март 2017

Д. Филиппенко и К. Апалько

«Живая коллекция» – так назывался концерт, прошедший в Центральном музее музыкальной культуры и в очередной раз объединивший два особо ценных объекта культурного наследия народов России: Московскую государственную консерваторию и Всероссийское музейное объединение музыкальной культуры имени М. И. Глинки.

Выросший из небольшого подразделения Московской консерватории, за свою более чем вековую историю Музей превратился в крупнейшую в мире сокровищницу памятников мировой музыкальной культуры, насчитывающую почти миллион единиц хранения. Важное место в его фондах занимает коллекция музыкальных инструментов народов мира, насчитывающая свыше трех тысяч экспонатов. Среди ценнейших: арфа XIX века работы мастера С. Эрара, принадлежавшая профессору К.А. Эрдели; альт XVI века работы итальянского мастера Гаспаро да Сало, которым владел профессор В. В. Борисовский, бессменный участник Квартета им. Бетховена; рояль «Steinway» начала ХХ века профессора Н. А. Петрова. Эти инструменты и были представлены на концерте, со вкусом подобранная программа которого объединила произведения русских и зарубежных композиторов от эпохи барокко до наших дней.

Символично, что открыла вечер двухчастная («Неоконченная») Соната для альта и фортепиано Глинки, имя которого с 1954 года носит Музей. Так случилось, что более ста лет этот шедевр раннего творчества Глинки и русской альтовой литературы оставался в тени. Тем большая заслуга принадлежит профессору Московской консерватории В. В. Борисовскому (1900–1972), замечательному музыканту и педагогу, основателю отечественной альтовой школы, который реконструировал и опубликовал эту сонату, став вместе с пианисткой Е. Бекман-Щербиной ее первым исполнителем в мае 1932 года.

На концерте «Живая коллекция» соната прозвучала в прочтении Дарьи Филиппенко (альт) и Ксении Апалько (фортепиано) – воспитанниц Московской консерватории, лауреатов международных конкурсов. Д. Филиппенко очаровала слушателей красотой и сочностью звука, интересной, полной тончайших нюансов интерпретацией и виртуозным мастерством. В искусстве талантливой пианистки К. Апалько, игравшей на рояле Николая Арнольдовича Петрова, осмысленная виртуозность и поистине филигранная отделка деталей органично сочетались с тонким лиризмом и проникновенным пением на инструменте.

Тот же дуэт представил слушателям и другие произведения для альта и фортепиано. Среди них: «Consolation» («Утешение») Александра Чайковского, написанное специально для Юрия Башмета, «Очарованный» Кузьмы Бодрова, одного из талантливых воспитанников профессора А. В. Чайковского в МГК, а также два фрагмента из оперы «Атис» Ж.-Б. Люли – «Ариозо» и «Гавот» в переложении Борисовского для альта и ф-но.

Н. Старостина

Исполнение пьес А. Чайковского и К. Бодрова потребовало владения всей палитрой звучания, чуткого и трепетного отношения к авторской интонации, порадовавших в игре обеих солисток. «Consolation» А. Чайковский позднее использовал в своей опере «Альтист Данилов» (2010). Не секрет, что композитора связывает с Ю. Башметом длительный и плодотворный творческий союз и, выводя альт на первый план в соответствии с сюжетом оперы, он специально создавал для него виртуозные соло. Исполнение этой пьесы, богатой сложными психологическими оттенками, предъявляет к исполнителям высокие художественные требования, проникнуть в ее глубины способны лишь музыканты с богатым духовным миром и поэтическим воображением.

«Ариозо» и «Гавот» Люлли исполнялись на альте В. В. Борисовского. По словам профессора А. В. Бобровского, ученика Борисовского, его знаменитого учителя никогда не оставляло чувство красоты и идеала, стремления к совершенству. Все это слышалось и в чудесных звуках альта Гаспаро де Сало, словно ожившего в руках Д. Филиппенко, чью исполнительскую манеру также отличает высокая культура звучания.

Традиционным для музыки XX столетия стало волшебное сочетание тембров флейты, альта и арфы. А одним из первых композиторов, ощутивших самостоятельные выразительные возможности такого ансамбля, был Клод Дебюсси, в частности, очень гордившийся своей Сонатой для этого состава (1915). В концерте «Живая коллекция» в исполнении Ирины Стачинской (флейта), Дарьи Филиппенко (альт) и Валентины Борисовой (игравшей на арфе мастера С. Эрара), прозвучали два произведения редкой красоты: Элегическое трио одного из самых загадочных композиторов прошлого столетия Арнольда Бакса и Соната Дебюсси, погрузившая слушателей в изысканный и утонченный мир. Исполнительницы смогли передать необычный характер звучания произведений, потребовавший пристального внимания ко всем элементам музыкальной ткани, в сочетании с искренней эмоциональностью, идущей от живого ощущения музыки.

Разнообразную концертную программу дополнили также три пьесы в переложении для альта и белорусских цимбал: «Курица» и «Цыганка» Ж.-Ф. Рамо и Дуэт для скрипки и альта Э. Вилла-Лобоса. Исполненные Дарьей Филиппенко (альт) и Катериной Анохиной (белорусские цимбалы), они запомнились осмысленным и насыщенным звучанием каждой фразы. А в честь зам. директора Китайского культурного центра в Москве господина Ли Чжи, присутствовавшего на концерте, специальный гость Нина Старостина продемонстрировала утонченное искусство игры на цитре гуцинь – древнем китайском струнном инструменте, насчитывающем более чем трехтысячелетнюю историю и признанным ЮНЕСКО шедевром фольклорного и нематериального наследия человеческой цивилизации.

Слушатели, пришедшие на концерт «Живая коллекция», смогли также стать посетителями постоянной экспозиции Центрального музея музыкальной культуры. А живое звучание ценнейших инструментов из музейной коллекции стало неожиданным ключом к их глубокому постижению.

Виктор Надеждин