Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Бетховен в Московской консерватории (1770–2020)

Авторы :

№6 (1371), сентябрь 2020

В Москве нет памятника Бетховену, за исключением бюста, установленного в фойе детской музыкальной школы, носящей его имя. Однако в Большом зале Московской консерватории портрет Бетховена висит на самом почетном месте, рядом с Чайковским. А посетители Малого зала могут полюбоваться в фойе бюстами Баха и Бетховена, созданными польским скульптором Циприаном Годебским (1835–1909). Наконец, в кабинете ректора находятся еще два скульптурных изваяния Бетховена неизвестных авторов – небольшой бронзовый бюст и совсем камерная забавная статуэтка, изображающая Бетховена отдыхающим на мраморной скамье, украшенной львами.

Присутствие Бетховена в храме музыки, которым по праву может считаться Московская консерватория, не случайно. Н.Г. Рубинштейн, основатель Консерватории, преклонялся перед Бетховеном и всячески пропагандировал его музыку в России как пианист, дирижер и педагог. Так, в 1880 году по инициативе Рубинштейна и под его руководством на сцене Большого театра состоялась первая в России постановка оперы Бетховена «Фиделио» на русском языке (в переводе Ольги Лепко) – это был выпускной спектакль студентов Московской консерватории. Примечательно, что партию Леоноры исполнила Мария Климентова – первая Татьяна в «Евгении Онегине» Чайковского.

В советский период фигура Бетховена стала частью нового идеологического культа. Биографический очерк о Бетховене появился в 1919 году в серии брошюр «Кому пролетариат ставит памятники». До появления монумента дело не дошло, но музыка Бетховена звучала в новой России постоянно, в том числе по самым торжественным поводам. 4 октября 1919 года концерт из произведений Бетховена в Большом зале Московской консерватории посетил В.И. Ленин; с 1979 года вплоть до конца советской эпохи в Большом зале в этот день давался концерт с той же самой программой. В юбилейный 1970 год Большой зал стал центром музыкальных празднеств, посвященных Бетховену и проходивших с невиданным размахом.

Однако включение Бетховена в официальный пантеон «прогрессивных» художников способствовало углубленному изучению его творчества отечественными музыкантами и музыковедами, деятельность которых пошла на пользу всей мировой культуре. В частности, в 1927 году широко отмечалось 100-летие со дня смерти Бетховена, и профессора Московской консерватории подготовили два исторически важных издания. М.В. Иванов-Борецкий опубликовал в виде факсимиле Московскую черновую тетрадь Бетховена за 1825 год (эскизы квартетов ор. 130 и 132). А под редакцией К.А. Кузнецова была издана «Русская книга о Бетховене», аналогов которой с тех пор так и не появилось. Эти и другие достижения нашей музыковедческой школы заложили основу для трудов крупнейшего отечественного бетховениста XX века Н.Л. Фишмана. Хотя он никогда не преподавал в Московской консерватории (он работал в училище при Консерватории и в Музее им. Глинки, ныне Музее музыки), триумфальная защита его докторской диссертации, посвященной расшифровке Книги эскизов Бетховена за 1802–1803 годы, состоялась в 1968 году в Консерватории. К тому времени его издание этой книги эскизов, осуществленное в 1962 году, стало эталонным.

Интерпретациями музыки Бетховена прославились многие великие представители отечественной исполнительской школы XX века и нашего времени, в том числе профессора Московской консерватории. В сфере инструментальной музыки идеологическими догмами можно было пренебречь, донося до слушателей подлинного Бетховена – полного противоречий, стихийно страстного и изощренно интеллектуального, мятежного и галантного, простонародно грубого и утонченно аристократического, залихватски виртуозного и сердечно безыскусного, умеющего говорить «языками человеческими и ангельскими». Для любого пианиста сыграть на публике все 32 сонаты Бетховена – честь и радость, и в стенах Консерватории такие серии звучали неоднократно.

Аналогичным образом регулярно исполнялись циклы из всех скрипичных и виолончельных сонат Бетховена, всех его струнных квартетов, всех фортепианных концертов и, разумеется, всех девяти симфоний. Наконец, пали и последние идеологические бастионы, препятствовавшие в советскую эпоху исполнению произведений Бетховена на религиозные сюжеты и тексты. Торжественная месса Бетховена, не исполнявшаяся в России более 80 лет, прозвучала в 1993 году в Большом зале Консерватории под управлением Р.Б. Баршая (оркестр и хор были российскими, певцы-солисты немецкими). А в 2009 году благодаря М.В. Плетнёву возобновилась история исполнения в России единственной оратории Бетховена «Христос на Масличной горе» (впервые в нашей стране она прозвучала в Петербурге в 1813 году и затем неоднократно включалась в программы концертов Филармонического общества и Русского музыкального общества).

Окончание советской эпохи и начало совершенно иного периода в истории нашей страны вызвало своеобразный кризис в восприятии творчества Бетховена, а вместе с тем побудило многих музыкантов к поискам его нового прочтения и восприятия. С одной стороны, прежний образ Бетховена как выразителя идей Французской революции, вдохновителя народных масс и громогласного проповедника «вечных истин» вызывал у молодого поколения отторжение, скуку или иронию. С другой стороны, этот образ никоим образом не исчерпывал и даже не объяснял сколько-нибудь убедительно сути бетховенского искусства – безусловно великого и ознаменовавшего мощнейший художественный прорыв, последствия которого сказывались на развитии всей мировой музыки еще очень долго. А многим музыкантам и любителям музыки его личность и творчество были близки и дороги вне зависимости от каких-либо навязанных идеологем. Тем не менее, парадоксальным образом даже сугубо инструментальная музыка Бетховена никогда не была в полной мере «чистой», то есть свободной от внемузыкальных смыслов, от поэтического слова, от языка своей эпохи, от подразумеваемой риторики и символики, от связи с контекстом и традицией, даже если композитор полемизировал и с современниками, и с предшественниками.

Новый взгляд на Бетховена складывался с конца 1980-х годов как в музыковедении, так и в исполнительском искусстве под знаком историзма и под девизом ad fontes – «к источникам». Ю.Н. Холопов в своих лекциях и опубликованных трудах использовал для анализа произведений Бетховена инструменты, почерпнутые у теоретиков, непосредственно исходивших из классической традиции, А.Б. Маркса (ранние статьи которого Бетховен читал в 1824–1826 годах) и Х. Римана. Мне довелось изучить под руководством Ю.Н. Холопова целый пласт теоретических трактатов предшественников и современников композитора, что позволило восстановить глубокие связи Бетховена с музыкальным мышлением XVIII века (это никоим образом не умаляло смелого новаторства его сочинений). Издание на русском языке всех выявленных к настоящему времени писем Бетховена, начатое в 1970 году Н.Л. Фишманом, увенчалось выходом в свет в 2011–2016 годах четырехтомного издания под моей редакцией. Теперь каждый читатель может составить себе достаточно полное представление о личности композитора из первых уст, а не в чьих-то цитатах и пересказах. К сожалению, среди молодых музыковедов Московской консерватории бетховенистика особого энтузиазма не вызывает, и на протяжении многих лет притока свежих сил в этой трудной области не наблюдается.

Зато в сфере исполнительства можно говорить даже о своеобразном «буме» интереса к Бетховену. При этом образ Бетховена оказывается множественным и не сводимым к единому знаменателю. Для кого-то он остается вершиной классического стиля, золотым стандартом, не подверженным коррозии во времени и пространстве (цикл из всех пяти фортепианных концертов, сыгранных и записанных в 2019 году на диски М.С. Воскресенским). А для других музыкантов Бетховен – неотъемлемая часть живого исторического процесса, знаток И.С. Баха и Генделя, поклонник К.Ф.Э. Баха, дерзкий, но любящий ученик Моцарта и Гайдна, воинственный соперник Крамера, Вёльфля и Штейбельта, старший собрат романтиков.

Таков (и не только таков) Бетховен, представленный в интерпретациях А.Б. Любимова и его коллег и учеников с ФИСИИ. Важной вехой стало издание в начале 2020 года комплекта дисков со всеми фортепианными сонатами, исполненными на копиях исторических инструментов А.Б. Любимовым и его единомышленниками. Возвращение музыки Бетховена в родную ей тембровую сферу не означает ее музеефикацию – напротив, оно выявляет всю эстремальность бетховенского стиля и то предельное напряжение, которое всегда ощущается между творческим гением композитора и материальной субстанцией старинных пианофорте.

Год Бетховена продолжается. Несмотря на ограничения, связанные с до сих пор бушующей пандемией, еще предстоят концерты, трансляции, записи, конференции, публикации. Как всегда, в годины тяжелых испытаний Бетховен оказывается актуален.

Профессор Л.В. Кириллина

Фото Дениса Рылова

Возвращение в забытый звуковой мир

Авторы :

№6 (1371), сентябрь 2020

В год 250-летия со дня рождения Бетховена под эгидой Московской консерватории было выпущено полное аудиособрание фортепианных сонат великого музыканта, исполненных профессором А.Б. Любимовым и его учениками на копиях венских исторических инструментов времени жизни композитора. В собрании девять дисков, их сопровождает буклет с развернутыми комментариями о проекте в целом, о бетховенских сонатах и об исполнителях (с буклетом можно ознакомиться отдельно на сайте Консерватории).

Подобная запись в России была осуществлена впервые. Хотя 30 лет назад аналогичное собрание всех сонат в Консерватории уже выпустила профессор Т.П. Николаева, однако новый проект уникален именно своим тщательно проработанным «исторически информированным» подходом к исполнению. В этот раз помимо 32-х венских сонат в собрание вошли еще и семь детских и юношеских произведений композитора в этом жанре, называемых обычно сонатинами.

Для создания необходимого звукового облика необходимо было подобрать подходящие инструменты. Три года назад в Консерватории силами ФИСИИ уже была предпринята попытка исполнить сонаты Бетховена на исторических инструментах, но при игре звуку не хватало целостности, он был эклектичным. В связи с этим, по словам А.Б. Любимова, было решено сделать записи на копиях инструментов, созданных одним мастером. Им стал Пол Макналти, фортепианный мастер и реставратор, с которым Алексей Борисович сотрудничает не первый год, и чей профессионализм известен музыкантам всего мира.

3 марта этого года по торжественному случаю презентации уникального издания состоялась пресс-конференция, на которой присутствовали почти все причастные к его созданию. Среди спикеров – ректор Московской консерватории, профессор А.С. Соколов, при поддержке которого осуществлялся проект; автор идеи и исполнитель профессор А.Б. Любимов; автор статьи и комментариев в буклете, крупнейший исследователь творчества Бетховена, профессор Л.В. Кириллина; а также продюсер проекта Е.Н. Платонов, который импровизированно стал ведущим на пресс-конференции.

Первым выступил А.С. Соколов: он выразил благодарность участникам проекта, создавших, по его мнению, настоящий шедевр. Оратор особо отметил новую область творчества, которую развивает факультет исторического и современного исполнительского искусства, чья деятельность распространяется далеко за пределы Консерватории.

А.Б. Любимов специально остановился на выдающемся мастерстве Пола Макналти, особо подчеркнув его ценные достижения. «Его инструменты – полноценные реплики, способные отразить в своем звучании всю палитру бетховенского гения», – отметил пианист. Была отмечена и роль звукорежиссера проекта Михаила Спасского.

Л.В. Кириллина в своем выступлении мысленно обратилась к 1980 году, когда состоялся концерт Любимова в Малом зале Консерватории: «Я словно вернулась домой, в давно забытый звуковой мир… Бетховен выбивается из ряда композиторов конца XVIII века. Его музыку нужно играть на этих инструментах, чтобы понять, насколько стиль Бетховена выходит за рамки его времени».

«Дух Бетховена вел проект», – такое наблюдение родилось у Е.Н. Платонова. Действительно, он везде встречал поддержку, как в России, так и за рубежом, собрав большое количество заинтересованных людей. Записи проходили с мая по сентябрь 2019 года не только в Москве (на производственно-технической базе Киноконцерна «Мосфильм»), но также в Зале Филармонии в Брно (Чехия) и Концертном зале Института имени Ф. Шопена в Варшаве (Польша).

Исполнители отметили особенную заботу и внимание в процессе записи, благодаря которым каждый чувствовал себя комфортно. В проекте кроме профессора А.Б. Любимова участвовали его ученики и коллеги с опытом игры на разных инструментах: Ю. Мартынов, А. Зуев, А. Коренев, О. Мартынова, Е. Миллер, О. Пашенко. Все они внесли неповторимые черты в музыкальный текст и исполнение, открыв множество неслыханных ранее подробностей.

проф. Ю.В. Мартынов

На встрече с прессой не обошлось без звуков музыки. Присутствующие смогли в полной мере оценить вживую и погрузиться в особенное звучание копии хаммерклавира Вальтера и тангентенклавира: Алексей Любимов исполнил первую часть Сонаты №8, оp. 13, Ольга Мартынова – медленную часть Сонаты №15, op. 28 и финал Сонаты №9, op. 14 №1, а Юрий Мартынов – «Легкую сонату» (WoO 51) и Восемь вариаций на тему Tandeln und scherzen из оперы Soliman Зюсмайера (WoO 76). В завершении был показан небольшой фильм о «закулисье» – процессе записи сонат.

Без сомнения, этот уникальный проект найдет отклик у слушателей и в особенности у любителей исторического исполнения. Очевидно, авторы ориентировались также на привычные, устоявшиеся формы воспроизведения записей, а именно – CD-диски, для которых в современных компьютерах все чаще не остается входов. И, что особенно актуально в современных реалиях, было бы интересно увидеть развитие этого проекта в цифровой среде на официальных музыкальных интернет-площадках.

Жанна Савицкая, студентка ИТФ

Фото Дениса Рылова

Добро пожаловать, молодые таланты!

№6 (1371), сентябрь 2020

За те годы, что историко-теоретический и композиторский факультеты проводят Всероссийский конкурс имени Ю.Н. Холопова по теории, истории музыки и композиции, он приобрел необходимую известность и свою сложившуюся неплохую историю. Более того, даже стимулировал рождение аналогичных состязаний в других учебных заведениях. Однако в этом году прошедший XIV Конкурс обогатился новым опытом проведения в условиях карантина.

Перед конкурсом всегда прежде всего стояла цель поиска талантливых молодых музыкантов, которые могли бы пополнить ряды студентов наших факультетов. За это время многие участники и лауреаты конкурса не только отучились в Московской консерватории и успешно трудятся в профессии, но и закончили аспирантуру, написали, а порой и защитили диссертации. Некоторые даже преподают в столичных вузах: Юлия Москвина в Московской консерватории, Светлана Пасынкова в Хоровой академии имени В.С. Попова и другие.

Важнейшей задачей конкурса было и установление контактов с музыкальными средними учебными заведениями разных регионов нашей огромной страны. Многие педагоги приезжали со своими воспитанниками, присутствовали на всех мероприятиях. У нас установились прочные связи с колледжами Тольятти и Камчатки, Оренбурга и Йошкар-Олы. Среди участников конкурса всегда есть «ветераны», те, кто заранее готовятся к старту поступления и приезжают к нам не раз, еще обучаясь на младших курсах колледжа.

Проведение XIV Конкурса имени Ю.Н. Холопова в 2020 году было спланировано еще до карантина: были разосланы задания письменных работ первого тура, объявлены условия и сроки проведения второго тура, который должен был пройти в мае. Когда пандемия изменила течение нашей жизни, стало ясно, что не удастся провести второй тур в привычном формате. Не случится прямого общения в стенах Консерватории, тех мастер-классов, коллективных консультаций и обсуждений, которые обычно проходили в рамках Конкурса. Не будет и посещений участниками концертов и музеев, как и самого «воздуха Московской консерватории». Но у нас не было ни малейшего сомнения, что конкурс состоится и будет сделано все, чтобы создать характерную для него атмосферу профессиональной поддержки, открытости и дружелюбия.

Теперь и второй тур проходил дистанционно. Участники получали задания по электронной почте и выполняли их за определенный промежуток времени. Затем, происходил диалог по установленной связи с членами жюри в свободном режиме, шло обсуждение вопросов, связанных и с работой конкурсантов в первом и втором туре, и с их дальнейшими планами и индивидуальными достижениями.

Некоторые конкурсанты приняли участие в нескольких номинациях и успешно продемонстрировали свои навыки. Места разделились следующим образом. В номинации «история музыки» I премия не присуждалась; лауреатами II премии стали Анастасия Немцова (Москва) и Анна Коломоец (Оренбург); III премию разделили Полина Зорина (Екатеринбург) и Екатерина Павленко (Оренбург). В номинация «теория музыки» I премия была присуждена Арине Салтыковой (Москва); еще раз отличилась Анастасия Немцова (Москва), получившая II премию; III премией жюри отметило Виталия Захарова (Москва) и Никиту Сбитнева (Казань). Участие последнего также было отмечено победой в номинации «композиция», где он открыл список лауреатов (II премия). Еще одна II премия в этой номинации также присуждена Лукасу Сухареву (Сыктывкар), а лауреатами III премии стали Олег Давыдов (Липецк) и Кристина Янова (Москва). За участие в Конкурсе во всех номинациях были вручены почетные грамоты.

Сейчас, когда уже известны результаты вступительных экзаменов, мы с радостью видим в списках студентов первого курса участников Конкурса. Именно они, как правило, составляют ядро нового потока. Целеустремленные, упорные, они безраздельно посвящают себя профессии и хорошо понимают ее трудности и богатые творческие возможности. Студентами историко-теоретического факультета стали: А. Салтыкова, А. Немцова, П. Москвителева, П. Зорина и В. Захаров, а композиторского – К. Янова и О. Давыдов.

Благодарим всех педагогов, работавших на Конкурсе в непривычных, трудных условиях. Поздравляем всех участников и лауреатов XIV Всероссийского конкурса имени Ю.Н. Холопова, а новых первокурсников приветствуем: добро пожаловать в Московскую консерваторию!

Профессор И.В. Коженова, доцент Я.А. Кабалевская

Шопениана

Авторы :

№6 (1371), сентябрь 2020

В рамках проекта «Московская консерватория онлайн» 24 апреля состоялась трансляция сольного концерта заслуженного артиста России, профессора Московской консерватории Андрея Александровича Писарева.

На сегодняшний день Андрей Писарев – один из наиболее известных российских музыкантов. Он успешно сочетает концертную и педагогическую деятельность, его выступления в стенах Московской консерватории проходят с завидной регулярностью (только за прошлый год можно привести его концерт в Малом зале и два выступления в Большом).

Программа транслируемого фортепианного вечера полностью состояла из произведений Шопена (Соната h-moll, три Экспромта, Фантазия-экспромт, Ноктюрн Es-dur, Колыбельная, Прелюдия op. 45). И такие программы, известные как «Шопениана», уже давно можно назвать частью мировой исполнительской традиции, достаточно вспомнить знаменитые выступления в Большом зале Артура Рубинштейна в 1964-м или Святослава Рихтера в 1977-м годах.

Когда пианист вышел на сцену, он объявил публике о трагическом, совершенно не предполагаемом ранее посвящении: 26 февраля ушел из жизни профессор Сергей Леонидович Доренский. Пианист возложил к портрету своего любимого учителя цветы и призвал публику почтить его память.

Шопен в исполнении Андрея Писарева предстал сосредоточенным, мужественным и цельным, полностью погруженным в себя. Исполнитель был несколько отстраненным, он все держал под контролем и настойчиво вел слушателя от начала произведения к его кульминации. Чувства от игры пианиста можно было бы сравнить с ощущением, как будто идешь по тесной и глубокой колее и не смотришь по сторонам, но только вперед. Хотелось, чтобы артист чувствовал себя на сцене несколько более свободно – это бы никак не расшатало музыкальный образ! Но лирика, которой, по словам пианиста, так дорожил С.Л. Доренский, не живет в жестком «корсете» отстраненности. Она требует от исполнителя сердечной теплоты и щедрости, просит его непременно идти на контакт со слушателем.

В этом отношении интересно сравнить манеру игры профессора А.А. Писарева и его учителя. Доренский, как известно, был выдающимся исполнителем, его прочтение классики, в частности, Шопена, мало кого могло оставить равнодушным: глубина, естественность и нежность, свобода и уверенность, чуткость и любовь – так можно было бы описать его игру. Искренне верю, что не потеряв свою индивидуальность, Андрей Писарев взрастит в себе лучшие исполнительские черты своего наставника и подарит нам еще много замечательных встреч с миром фортепианной музыки!

Валерия Лосевичева, студентка ИТФ

Симфоническая фантазия

Авторы :

№6 (1371), сентябрь 2020

Конец марта 2020 года. В Московской консерватории объявлены внеплановые каникулы, а это означало, что все студенты и педагоги нашего музыкального университета вынуждены прекратить уроки. Временно прервались и индивидуальные занятия по органу я была крайне расстроена столь неожиданной новостью. Однако не все оказалось настолько печально, ведь благодаря возникшему проекту «Московская консерватория онлайн» появилась уникальная возможность слушать концерты, не выходя из дома. Одним из наиболее знаменательных событий в рамках этого фестиваля стал первый онлайн-вечер органной музыки в исполнении Константина Волостнова, прошедший 23 марта.

Концерт включал в себя традиционный репертуар органиста, но с одной особенностью: фигурировал только жанр фантазии. Перед исполнением каждой пьесы ведущая программу Самира Латып весьма доступно и увлекательно рассказывала небольшие факты из жизни того или иного композитора. Поэтому в целом могло сложиться впечатление скорее домашнего органного спектакля, нежели концерта в традиционном понимании. На протяжении всего музыкального вечера публика имела возможность наблюдать и восхищаться виртуозным владением инструментом маэстро, а расторопные ассистентки аккуратно помогали исполнителю.

Жанр фантазии предстал у каждого композитора в различном преломлении. Прозвучали две барочные фантазии Баха («Приди, Святой Дух, Господь Бог» BWV 651 и «Грядет язычников Спаситель» BWV 659) и Фантазия в манере «Эхо» Я. Свелинка (SwWV 275). Две романтические: Фантазия ля мажор С. Франка и Фантазия и фуга Ф. Листа на тему хорала «К нам, к спасительным волнам» из оперы Дж. Мейербера «Пророк» (S 259). Особняком стояла «русская» Фантазия соль мажор А.К. Глазунова (ор.110).

Идея программы концерта связана с историей инструмента. В середине XIX столетия, в пору победоносного шествия симфонического оркестра по Европе, выдающийся французский органостроитель Аристид Ковайе-Коль создал уникальный тип органа – большой симфонический. Как известно, в позапрошлом веке значительное число инструментов, создававшихся в Германии, Франции и Англии, стало заимствовать оркестровые принципы, однако лишь французу Ковайе-Колю удалось воссоздать идеал оркестрового звучания в органостроении. Именно благодаря ему этот инструмент стал обладать звучанием, полным гибкости, экспрессии, красочности, проникновенности и естественности.

Изобретения и технические усовершенствования французского органостроителя в дальнейшем способствовали созданию образа современного большого концертного органа. Он словно создан для того, чтобы воплощать замыслы композиторов-романтиков, отраженные в свободных и развернутых музыкальных формах. Особенно заметно выделяется жанр фантазии, который и встречался у всех вышеупомянутых авторов. Однако весьма интересно было проследить его характер у каждого композитора.

Так, Фантазия Глазунова, по словам ведущей, «представляет собой редкий в органной музыке русский религиозный эпос». В последние годы жизни композитор открывает для себя новый тип французского органа. Само произведение чистое и возвышенное, при этом не лишенное колористичности, а жанр развернутой фантазии позволяет использовать многие возможности инструмента. По сути это своего рода русский реквием Глазунова, так как именно данная фантазия была его последним сочинением.

Фантазию в манере «Эхо» Яна Свелинка, я когда-то исполняла сама на одном из концертов в Малом зале Московской консерватории, и мне было любопытно послушать интерпретацию данного сочинения. Исполнение Константина Волостнова полностью осуществило именно оркестровое звучание, благодаря задействованию педали. Также сохранился и более красочно был изображен тот самый эффект «эха». Сочинение как нельзя точно демонстрирует тонкость и изысканность вкуса своего создателя, самого крупного из органных мастеров Голландии.

В завершении вечера прозвучало культовое произведение органного репертуара, а именно Фантазия и фуга Ф. Листа на тему хорала «К нам, к спасительным волнам» из оперы Дж. Мейербера «Пророк». Она всегда получала исключительно восторженные эпитеты как со стороны публики, так и критиков, в отличие от самой оперы. Здесь воплотилось все, что заложено в выдающейся симфонической композиции, созданной гением: совершенство формы, яркость тематизма, оригинальность композиторских приемов, виртуозное использование инструмента, глубина и многомерность образов. Само произведение подобно романтическому роману, повествующему о многогранной жизни героя. Оно делится условно на три части: первый, вступительный раздел, с главной темой в суровом звучании, второй исполнен действия и развития, третий – мир грез и любви героя, четвертый – схватка героя со зловещими силами и его победа, «озаренная лучами божественного света». По отношению к некоторым частям органного полотна невольно возникают ассоциации с другими произведениями Листа: так, общее настроение, да и сам образ третьей части отсылает к циклу ноктюрнов «Грезы любви», а именно к третьему из них; образ героя, борющегося со злодеями, воссоздает аллюзию на небезызвестную симфонию Бетховена, но на этот раз со счастливым финалом.

У меня, как и у многих слушателей в тот вечер, была прекрасная возможность в рамках дистанционного органного концерта насладиться полным, оркестровым звучанием органа Кавайе-Коля в Большом зале консерватории – одного из величайших инструментов в мире.

Наталья Григорьева, студентка ИТФ

В Москве дают бал!

№6 (1371), сентябрь 2020

В репортаже на канале ТВЦ корреспондент Ольга Стрельцова объявила: «В Москве дают бал! Московская консерватория решила напомнить о своих традиционных весенних встречах…» И действительно, организаторы «праздника молодости и фантазии» (так называют консерваторские балы) вновь удивили своих участников: 30 мая, несмотря на ограничительные меры, в Московской консерватории прошел День бала.

Восьмой бал прошел проверку на прочность

Весенний бал – одно из самых долгожданных событий не только для студентов Консерватории, но и для наших друзей – творческой молодежи столицы. Ежегодно в парадном фойе Большого зала консерваторцы принимают студентов АМУ при МГК, РАМ им. Гнесиных, СПбГК им. Н.А. Римского-Корсакова, Института военных дирижеров, Академии Следственного Комитета РФ и других вузов.

Традиционный весенний прием в этом году прошел в дистанционном формате и был открыт видео-приветствиями Бального комитета. К зрителям трансляции обратились ректор Московской консерватории, профессор А.С. Соколов, доцент Я.А. Кабалевская (музыкальный продюсер бала), Р.В. Остриков (основатель бала, представитель компании Yamaha Music) и М.Г. Глазкова (председатель студенческого профкома, руководитель рабочей группы). Все выступления объединяла мысль о том, что 8 лет назад Весенний бал создавался с целью увеличить круг дружеского общения, и сегодня в онлайн-формате он расширился как никогда ранее – зрителями трансляции стали более тысячи двухсот человек. Ректор А.С. Соколов в своем выступлении отметил: «В этом году молодая студенческая традиция прошла проверку на прочность…»

Над созданием контента для проведения трансляции студенческий профком трудился совместно с доцентом Я.А. Кабалевской (подобная совместная работа уже подарила нашему студенчеству много интересных проектов, некоторые из которых были воплощены в период вынужденной паузы). Неоценимую помощь при монтаже оказали редактор сайта консерватории И.С. Старостин и отдел телевидения МГК.

В рамках трансляции более сорока участников разных лет выступили и рассказали о самых ярких моментах в истории Весенних балов. Воспоминаниями можно было поделиться и в социальных сетях – в течение дня студенты, выпускники и гости консерватории публиковали памятные фотографии с прошедших мероприятий. Рассказчиками выступили не только студенты и выпускники консерватории, но также воспитанники музыкального училища при МГК и Академии Следственного комитета РФ. Участников было много, но благодаря слаженной работе студенческого актива все материалы были получены и смонтированы в срок. В роли координаторов между участниками выступили Екатерина Карпова и Ева Таргоний.

В программу Дня бала также вошла видеолекция профессора кафедры истории русской музыки И.В. Степановой – автора книги «Музыка как константа русской литературы. Александр Куприн», одна из глав которой повествует об истории балов в России. Дневная трансляция, зрителями которой стали более четырехсот человек, завершилась студенческим танцевальным флешмобом, в котором приняли участие самые смелые и активные консерваторцы. Особенно запомнились выступления Дарьи и Александра Земячковских, Полины Букиной и Ильи Лапшова, Анны Рудаковой, Жанны Савицкой, Ирины Фёдоровой и Татьяны Юрьевой.

Зрители отмечали оригинальность и разнообразие танцевальной программы. Выступая в парах и сольно, участники исполнили танцы как из исторической, так и латино-американской части консерваторских балов, постановку которых в разное время осуществляла выпускница консерватории Ольга Шальнева. Вечером, в завершении праздничной программы, вниманию многочисленной публики были представлены фрагменты балов «В палитре Ван Гога…» и «Ночь в Мадриде», где в вихре вальсов, полонезов и мазурок под музыку в исполнении оркестра танцевали студенты и гости Московской консерватории.

После завершения Дня бала всем участникам были вручены памятные подарки от Московской консерватории и многолетних партнеров Весеннего бала – компании Yamaha Music и компании Nestlé, а также новых партнеров проекта – Издательского дома «Коммерсантъ» и Дома моды HENDERSON. Неоценимую помощь во взаимодействии с партнерами Бала каждый год оказывает проректор по концертной работе В.А. Катков.

Для всех зрителей трансляции День бала стал возможностью проникнуться атмосферой консерваторского праздника молодости и фантазии, погрузиться в мир музыки и танца, отвлечься от карантинных проблем. От лица Бального комитета еще раз поздравляю и благодарю всех участников за проделанную работу во благо сохранения традиций студенчества Московской консерватории!

Марта Глазкова, председатель студенческого профкома

Дистанционный праздник

19 мая 2020 года в Московской консерватории должен был состояться VIII Весенний бал. Каждый год создается группа в соцсетях, где публикуется вся актуальная информация о подаче заявок в качестве дебютанта или участника, а также публикуются посты о традиционном дресс-коде бала – black tie для дам и джентльменов. И вот, срок приема заявок завершается, и все участники с нетерпением пролистывают ленту в поиске актуальной информации о расписании первых танцевальных занятий. Но, увы, сложившиеся обстоятельства, связанные с разбушевавшейся этой весной пандемией коронавируса, сказались в дальнейшем не только на учебной составляющей консерваторcкой жизни, но и культурной жизни всей столицы. Казалось бы, все пропало, и остается только ждать будущего года, чтобы подать заявку на следующий Весенний бал. Однако не все было потеряно, как казалось на первый взгляд.

Постепенное освоение дистанционного цифрового пространства не обошло стороной ни одно учебное заведение страны, в том числе и консерваторию. Учебный процесс идет своим чередом, как будто и не было никакой эпидемии. И тут активным и деятельным членам студенческого профкома приходит неожиданная и потрясающая идея проведения виртуального Дня бала, чтобы не расстраивать тех ребят, кто не смог в этом году попасть и окунуться вживую в головокружительный мир танца. И даже тех, кто не успел подать заявку: абсолютно все желающие получили возможность 30 мая подключиться к онлайн-трансляции Дня бала Московской консерватории! О самых ярких моментах этого события и пойдет речь.

Первая часть бального дня проходила в формате лекции. Сначала прозвучали приветствия: ректора, проф. А.С. Соколова, основателей «Весеннего бала» Р.В. Острикова и доц. Я.А. Кабалевской, руководителя рабочей группы М.Г. Глазковой. А завершила эту часть видео-лекция профессора кафедры истории русской музыки И.В. Степановой об истории балов в России, от которой у меня остались только положительные впечатления.

В весьма сжатом формате Ирина Владимировна не только изложила эволюционное преображение и историю бытования бала на протяжении XIX–XX веков, но и провела множественные параллели описания бала с многочисленными произведениями Золотого («Евгений Онегин» Пушкина, «Война и мир» Толстого) и Серебряного («Мастер и Маргарита» Булгакова) веков русской литературы. Также весьма любопытным был, на мой взгляд, сюжет о том, что среди видных композиторов XIX столетия А.С. Даргомыжский был учредителем бала, то есть тем, кто устанавливает программу бала и задает фигуры определенного танца, и одну из таких слишком сложных фигур не смог одолеть М.И. Глинка… В общем, слушатели узнали еще множество интересных фактов о культуре бала в максимально увлекательном и познавательном формате видео-лекции.

Далее последовала вторая часть, которая была кульминацией бального онлайн-дня: это была трансляция видеороликов с записью воспоминаний об участии в прошлых балах и, собственно, самих танцев. Все ребята, преимущественно студенты Московской консерватории, с большим теплом и трепетом вспоминали свои ощущения и эмоции, рассказывали о том, как они встретили новых друзей на вечерних репетициях, как осваивали новые танцы, и конечно же благодарили танцмейстеров и организаторов бала за такой прекрасный ежегодный праздник. Данная часть носила и поощрительный характер: позднее в этот же день все выступившие ребята получили памятные призы за участие в конкурсе по трем номинациям: Видеоконкурс «Бал Московской консерватории»; Дистанционный танцевальный флешмоб; Фотогалерея «Вспоминая балы Московской консерватории».

И, наконец, заключительная часть состояла из видео-фрагментов двух прошедших Весенних балов: «Звездная ночь» (VI Бал), посвященный 165-летию известнейшего художника-импрессиониста Винсента Ван Гога, и «Ночь в Мадриде» (VII Бал), посвященный испанской тематике. В последнем из них я принимала участие в качестве дебютантки, и это было непередаваемое ощущение, словно попадаешь в горячую и пылкую танцевальную сказку: свет ярких софитов, громкий шелест пышных платьев, чеканный ритм каблуков, разлив прекрасной классической музыки и звон бокалов шампанского – все это до сих пор отдается в моей голове… Как было и во время показа видеофрагментов бала!

Безусловно, виртуальный бал никогда не сможет заменить «очный» танцевальный вечер. И я, и многие другие ценители подобных событий с нетерпением ждем следующего, IX Весеннего бала в стенах Alma mater, когда мы все сможем, наконец, оказаться в том самом историческом зале с колоннами в самом центре столицы. И будет играть симфонический оркестр, дамы вновь облачатся в пышные платья, а их кавалеры – в мундиры. И это случится не в исторической повести, а на открытии следующего Весеннего бала Московской консерватории!

Наталья Григорьева, студентка ИТФ

Вдохновение в camera obscura

Авторы :

№6 (1371), сентябрь 2020

Эпидемия коронавируса уверенной рукой внесла новые штрихи в картину музыкальной жизни всего мира: многие проекты были ею перечеркнуты или отложены до более благоприятных времен. Однако нашлись и те, кто не пожелали «прогибаться под изменчивый мир», а предпочли всеми доступными средствами объединить законы новой перспективы с устоявшимися традициями. Одним из таких событий стал Международный конкурс молодых композиторов имени Н.Я. Мясковского Московской консерватории, убедивший юных творцов попробовать свои силы и в это «смутное время».

Онлайн-формат – это тот спасательный круг, который удерживает на плаву всё человечество в период тотального режима самоизоляции. Московская консерватория впервые целиком погрузилась в океан трансляций и решилась на беспрецедентный проект: проведение конкурсного события международного масштаба онлайн. Конкурс имени Н.Я. Мясковского не отступил от своих традиций даже теперь, в мае 2020 года: его главной целью всегда было стремление дать молодым композиторам возможность сказать свое собственное слово в музыке и дать этому слову быть услышанным. В этом году композиторское слово обрело конкретное воплощение в текстомузыкальной форме: шестое по счету состязание состоялось в номинации «Сочинение для голоса в сопровождении камерного ансамбля».

Новый формат конкурса требовал не только поиска соответствующих средств и самоотдачи организаторов, но также поддержки и понимания со стороны участников и членов жюри. Судьи из разных стран, даже несмотря на многие тысячи километров, разделяющих их, нашли возможность компенсировать недостаток живого общения теплыми словами приветствий и напутствий при помощи видеообращений. Московская консерватория с радостью представила всем посетителям официального сайта видео с речью председателя жюри конкурса Александра Чайковского, на которое любезно откликнулись и его иностранные коллеги: Оскар Бьянки (Италия/Швейцария), Кшиштоф Мейер (Польша) и Левон Чаушян (Армения).

Проект привлек к себе международное внимание: так, на конкурс подали заявки 33 юных композитора из таких стран, как Россия, Беларусь, Казахстан, Армения, Молдова и Китай. Все члены жюри отметили высокий уровень партитур участников, что, однако, не помешало им строго и порой бескомпромиссно выставлять оценки. Тем отраднее видеть среди лауреатов наших соотечественников: Варвару Чуракову (I премия), Ольгу Иванову и Арсения Есаулкова (II премия), Никиту Корнюшина и Петра Дятлова (III премия). Среди дипломантов конкурса оказались представительница Китая – Цзан Тин – и два россиянина: Алексей Коржов и Мария Аникеева. Всю информацию о конкурсе, его участниках и членах жюри по-прежнему можно найти в официальном буклете мероприятия, который тоже переродился в новой форме и теперь доступен всем желающим в электронной версии на сайте Консерватории.

Безусловно, изменившиеся условия музыкальной жизнедеятельности диктуют определенные изменения и провоцируют на поиск иных средств и возможностей самовыражения. Московская консерватория получила бесценный опыт проведения Конкурса в новом формате, где все действующие лица общаются исключительно онлайн. И тем не менее, музыка всегда находит дорогу к своему слушателю. Мы надеемся на проведение заключительного концерта лауреатов, который, безусловно, пройдет оффлайн. А творить можно даже в жесточайших условиях самоограничения и уединения, что и доказал еще раз конкурс молодых композиторов имени Н.Я. Мясковского.

Маргарита Попова

Мы – в эфире!

Авторы :

№5 (1370), май 2020

В Московской консерватории уже несколько лет существует свое профессиональное телевидение. Но подлинное осознание его значимости пришло, пожалуй, именно сейчас – в трудные дни всемирной пандемии и самоизоляции. Насыщенная и яркая публичная художественная жизнь столицы, ее театры, музеи, концертные программы, выставки – все невольно сместилось в интернет. Московская консерватория оказалась в такой же трудной ситуации, но с ощутимым преимуществом: у нее уже было готовое к показам внушительное собрание высококлассных видеоматериалов. Так родилось желание познакомить наших читателей с Телевидением Московской консерватории. Рассказать об этом направлении творческой жизни нашего вуза мы попросили руководителя подразделения – в предлагаемом вниманию читателей интервью на вопросы главного редактора «РМ» отвечает Д.В. Балбек:

Дмитрий Валентинович, телевидение Московской консерватории – сравнительно новое явление. Как рождался этот замысел и когда Вы начали свой путь в Московской консерватории?

– Вы правы, телевидение Московской консерватории – сравнительно молодое явление. Я веду отсчет с 2013 года. Помню, как впервые вошел в кабинет ректора Александра Сергеевича Соколова, с большим волнением осознавая, что нахожусь у вершины музыкального Олимпа, как предложил идею создать Телевидение Московской консерватории. Александр Сергеевич идею поддержал. Позже этот замысел был поддержан и Министерством культуры. Около пяти лет велась подготовительная работа по созданию профессионального телевидения МГК.

Что было важнейшей творческой задачей с Вашей стороны? В чем Вам видится основная функция консерваторского ТВ?

– Творческих задач было несколько и каждая, на мой взгляд, была и остается очень важной. Первая – это создание уникального видеоархива консерваторских событий: концертов, лекций, мастер-классов, фестивалей, встреч с великолепными музыкантами, прекрасными педагогами, одаренными студентами. Все это почти ежедневно дарит нам Консерватория. Некоторые встречи, увы, остались только историей, но которую все же удалось запечатлеть. Вторая задача – опираясь на созданный видеоконтент, обеспечить продвижение наших педагогов, аспирантов, студентов, а значит, и бренда Московской консерватории во всем мировом медиапространстве. Над этими задачами я сейчас и работаю.

Многие наши педагоги всемирно известные музыканты, а студенты будущие звезды. Они артисты. И уже имеют большой опыт работы и на публику, и на телекамеру, всегда к ней готовы. Что нового может дать им всем «свое» телевидение?

– Бесспорно, наши педагоги и наши студенты – одни из лучших в мире. И главное, чем мы можем им помочь, это показать как можно большему количеству зрителей насколько они хороши. Фактически мы продвигаем их как музыкантов всеми доступными нам инструментами в медиапространстве. Согласитесь, профессиональный видеоматериал для личного архива, качественное видео для отбора на конкурс или интересный мастер-класс, выступление студентов класса другого профессора – всегда были и будут предметом повышенного спроса и внимания.

Есть ли отличие создаваемых нами материалов от творческой продукции больших профессиональных телеканалов? В чем оно?

– Мы создали и развиваем профессиональный телеканал, специализирующийся на работе с классической музыкой и музыкантами. У нас работает команда настоящих профессионалов: высшее музыкальное образование, многолетний опыт работы на центральных телеканалах в музыкальных редакциях – одно из обязательных условий. Поэтому отличительная особенность создаваемого нами видеоконтента – высокое качество. Работая в одной из лучших консерваторий с лучшими музыкантами, мы развиваем материально-техническую базу, которая позволяет работать в формате 4К – на сегодняшний день это тоже наше качественное отличие. Ни одна консерватория в мире, ни один концертный зал в России, насколько мне известно, не имеет собственного производства такого высокого творческого и технического уровня. В Консерватории мы имеем возможность работать в одном из лучших и известных залов мира – Большом зале, а также в других прекрасных залах – Малом, Рахманиновском. Это дает мне право говорить о том, что наш контент уникальный и высококачественный.

У нас многие годы существовал собственный аудиофонд, включая абсолютно бесценные записи. Телезаписи способны стать таким видеофондом?

– Усилия тех, кто пополнял легендарный аудиофонд Консерватории и тех, кто продолжает это делать сейчас, достойны всяческого уважения. Но я также абсолютно убежден в том, что будущее за видеоконтентом. Вспомним: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать!» У меня нет сомнений в том, что телевизионный контент, который сейчас принадлежит Консерватории и в течение неполных двух лет упорно пополняется ее телевидением, уже является ее уникальным и бесценным видеофондом. Хотя эра видео наступила уже очень давно, наша Консерватория начала отсчет своего собственного списка видеоматериалов только с нами. Теперь к видеоархиву можно обращаться всегда. И через 10, и через 100 лет его ценность будет только возрастать.

Чем, прежде всего, для Вас является новая видеозапись документом или художественным «звукозрелищем»?

– Каждый готовый материал для меня и документ, и художественное событие. Любое зафиксированное исполнение – это документальное свидетельство дарования, великолепной исполнительской формы, интерпретации. В то же время это может быть прекрасным образцом невероятно интересного художественного события. Яркий пример – великолепный онлайн-концерт профессора Н.Л. Луганского, который был записан совсем недавно телевидением Консерватории в рамках проекта «Московская консерватория – онлайн». Это великолепный пример и документа, и художественного «звукозрелища» в хорошем смысле этого слова.

Участвуют ли в записи профессиональные телережиссеры? Кто выбирает интерьер?

– В штате телевидения Консерватории работают, как помним, только профессионалы. К любой съемке мы относимся очень серьезно. Если есть возможность выбрать место съемки, поработать над интерьером, то, безусловно, мы это делаем. К сожалению, так бывает не всегда.

А как чаще всего происходит запись? Сколько камер работает, точнее, сколько у нас камер может работать одновременно?

– На сегодняшний день, в обычном режиме мы используем четыре профессиональные видеокамеры с разрешением 4К. При необходимости в большем количестве камер мы привлекаем дополнительные ресурсы.

Монтируется ли изображение в окончательном варианте? Кто монтирует? Участвуют ли сами исполнители, дирижеры в завершающем монтаже?

– Мы – предприятие полного цикла, включающее в себя продакшн и постпродакшн. В монтаже заняты режиссер, редактор и, разумеется, видеомонтажер. Возможность участия в монтаже исполнителей, как правило, может серьезно затруднить монтаж. Так показывает практика. Но право первого просмотра готового материала всегда принадлежит исполнителю. Мы крайне заинтересованы в показе нашего исполнителя в наилучшем свете. Для нас это закон.

За время своего существования Телевидение МГК сделало очень много. Какие работы Вам представляются наиболее удачными с точки зрения именно телевизионного творчества?

– Мы дорожим всеми сделанными видеозаписями. Невозможно оценить сейчас, например, созданные программы с участием профессора И.В. Бочковой или профессора С.Л. Доренского. В каждую видеозапись, в каждый монтаж мы вкладываем все свои силы, опыт. Как, собственно, и музыканты, которые играют на сцене, или те, кто рассказывает о себе, своем творчестве перед камерой. Это совместный труд. И, мне кажется, по-другому не может быть. Фальшь видна сразу, особенно на экране.

Сейчас в трудное время всеобщего карантина и изоляции центр консерваторской учебной и художественной жизни сместился в интернет. Как ТВ Консерватории в этом участвует?

– По указанию ректора А.С. Соколова была организована группа концертного телевещания online. В рамках фестиваля «Московская консерватория – онлайн» она провела ряд успешных online трансляций на интернет ресурсах Консерватории. Затем мероприятия стали проходить в записи, что не сделало эфир менее интересным. Пять дней в неделю выходят в эфир программы, созданные Телевидением Консерватории. Уже сложилась и продолжает увеличиваться наша зрительская аудитория, которая с благодарностью отзывается о наших программах. Это лучшее доказательство востребованности выбранного Консерваторией и лично ректором курса на создание и поддержку собственного телевидения. Правильность принятых решений всегда подтверждает время. Сейчас тот самый случай – мы в эфире!

На данный момент последний крупный проект Консерватории в онлайн-пространстве VIII Международный открытый онлайн-фестиваль искусств «Дню Победы посвящается…». Какое участие в его реализации приняло наше телевидение?

– Надеюсь, что онлайн-фестиваль «Дню Победы посвящается…» – не последний проект! По поручению А.С. Соколова мы собрали видеоматериал от наших коллег, добавили свой материал, отснятый нами ранее, и на этой основе создали программные блоки, подготовив их к эфиру. Все прошло удачно. Надеюсь, все участники остались довольны. Эфиры, которые шли синхронно на консерваторских ресурсах www.mosconsv.tv, www.mosconsv.ru и на YouTube Телевидения Консерватории начинались вовремя, шли без срывов и вызвали большой интерес со стороны зрителей. Это был еще один хороший опыт и очень достойное дело.

От лица наших читателей пользуюсь возможностью поздравить всех участников, организаторов и слушателей прошедшего онлайн-фестиваля с 75-летием Великой Победы!

– В завершение, я также хотел бы поблагодарить всех сотрудников Консерватории, которые с пониманием и одобрением относятся к нашей телевизионной работе, и тех, кто с повышенным вниманием следит за нашими буднями. Вы все своим участием помогаете нам становиться лучше. Будьте здоровы и смотрите наши программы!

Беседовала профессор Т.А. Курышева, главный редактор газет МГК

А.Н. Скрябин обрел свое место в Консерватории

Авторы :

№5 (1370), май 2020

15 марта в фойе Малого зала на третьем этаже первого учебного корпуса Московской консерватории состоялась церемония открытия бюста великого русского композитора и пианиста, блестящего выпускника и профессора Московской консерватории Александра Николаевича Скрябина (1871–1915). Главными участниками события (не считая прикрытой до нужной поры вуалью скульптуры) стали: молодой создатель бюста Скрябина Ф.В. Матирный – выпускник Суриковского института, член Московского союза художников; инициатор проекта, заведующий кафедрой специального фортепиано профессор М.С. Воскресенский и проректор по учебной работе профессор Л.Е. Слуцкая.

Каждый из них выступил с речью, обратившись к столпившимся перед изваянием людям. Лариса Евдокимовна Слуцкая подчеркнула особое значение события, напомнив слушателям, что именно в этих стенах Скрябин учился, получил золотую медаль и затем преподавал. Также она обратила внимание на то, что свою работу в Консерватории великий композитор начал в 1898 году – в год открытия Малого зала.

Михаил Сергеевич Воскресенский, давно выступавший с предложением установить бюст Скрябина, рассказал о долгом кропотливом процессе его создания: «Было несколько эскизов, мы представляли их Ученому совету, и каждый раз Ученый совет одобрял все эти эскизы. Но мне представляется, что финальная работа наилучшим образом отражает и характер, и образ Александра Николаевича Скрябина». Профессор высоко оценил труд молодого скульптора: «Он молод и очень талантлив». Также пианист хотел пригласить на открытие ныне живущую в Сан-Франциско родную внучку А.Н. Скрябина, но она не смогла приехать в Россию из-за плохого самочувствия.

Заключительное слово произнес Фёдор Матирный, для которого этот день также много значил. Он признался, что открытие бюста Скрябина стало первым подобным событием на его профессиональном пути. Перед началом работы скульптор познакомился с биографией и музыкой великого композитора.

Продолжил торжественный вечер сольный концерт народного артиста России М.С. Воскресенского. Однако он не был непосредственно приурочен к открытию бюста. Абонементный концерт явился продолжением ежегодной традиции – каждое мартовское выступление Михаил Сергеевич посвящает памяти своей дочери, погибшей в автокатастрофе, – пианистке Екатерине Воскресенской. В этот раз ее портрет находился сбоку на сцене, о ее трагической судьбе также напомнила ведущая концерта. Программа вечера включала популярные классические произведения: в первом отделении прозвучали «Времена года» Чайковского, а во втором – «Картинки с выставки» Мусоргского.

Приятной чертой вечера стали краткие, без особых подробностей, уводящих внимание от музыки, комментарии ведущей. Она ограничилась названиями всех пьес обоих циклов, предваряя их небольшим рассказом об истории создания. К сожалению, плюсы хорошей организации нивелировались бестактностью отдельных слушателей: несколько человек на протяжении концерта неоднократно начинали разговаривать вслух, а у одного из них полминуты громко звонил телефон. Впрочем, наряду с невоспитанными, сидящими рядом родственниками, на мероприятии присутствовала и по-настоящему заинтересованная публика. В их числе были профессора и студенты Консерватории.

Может быть, исполнение названных сочинений Чайковского и Мусоргского не явилось их наиболее яркой интерпретацией и не стало абсолютно безупречным исполнительским эталоном, но высокий профессиональный уровень пианиста, его блестящее владение фортепианной техникой произвело большое впечатление. Ближе к концу вечер достиг кульминационной точки – М.С. Воскресенского дважды вызывали на бис, а ректор Консерватории преподнес пианисту огромный букет, наряду с цветами от других слушателей.

Елизавета Петрунина, студентка ИТФ

Фото Дениса Рылова

«Учить музыканта онлайн – все равно что учить хирурга онлайн…»

Авторы :

№5 (1370), май 2020

Московская консерватория с 4 апреля перешла на онлайн-обучение. О том, каким видится этот процесс, рассказывают педагоги Консерватории:

Преподаватель Е.В. Мечетина (кафедра специального фортепиано):

Инструменты, на которых студенты записывают видео, часто не выдерживают никакой критики. Конечно, эффективнее всего работа по видеозаписям. Я совсем не практикую звонки в Zoom, Skype, WhatsApp и прочих программах. Если помножить качество пианино на качество записи, то получатся отрицательные величины. Более-менее адекватное воспроизведение можно получить посредством видеозаписи. Студенты присылают мне ноты, и я работаю прямо в них: рисую аппликатуру, пишу замечания – быстрее/медленнее, crescendo/diminuendo и так далее. Я правлю ноты прямо на экране телефона и отсылаю им обратно со своими пометками. Детали мы обсуждаем голосом или в переписке. Я не представляю, как можно сдавать сессию с такими пианино.

Инструмент, который стоит на сцене Малого зала консерватории, дисциплинирует студентов, придает благородство их игре. Это лучшие условия, которые можно себе представить. Даже инструмент в классе не такого концертного качества. Что говорить об ужасных пианино, которые я вижу сейчас!

Студенты – взрослые люди, с ними легче. Школьникам я пишу подробнейшие потактовые комментарии: 75-й такт – проверить аппликатуру, 76-й такт – сделать цезуру, на второй четверти – это, на третьей четверти – это. И так далее. Это страшно трудоемкая работа, но сейчас я не вижу другого выхода. В прямом эфире я не слышу их, а они не слышат меня. Звук останавливается, не слышно ни педали, ни тембра. Мы все ждем, когда это закончится, потому что силы детей явно на исходе.

Профессор М.В. Карасёва (кафедра теории музыки):

Онлайн-обучение – это реальность, данная в обстоятельствах. Потому малоплодотворны споры о том, что лучше: живой звук или его электронная реплика – ответ очевиден. Сейчас надо принять ситуацию и максимально результативно в ней работать. Я уже около пятнадцати лет принимаю индивидуальные зачеты у студентов с использованием соцсетей, это экономит и время, и учебные помещения. С февраля этого года я начала проводить стримы групповых занятий в сети «ВКонтакте» и конференции в Zoom для моих китайских студентов, которые не смогли вернуться в Россию. Сейчас успешно занимаюсь сольфеджио и гармонией со всеми своими группами. Для достижения ясного и четкого звука, который в сольфеджио особенно необходим (им нужно идентифицировать сложные аккорды и многоголосные сочетания), использую цифровое фортепиано, звук которого попадает в компьютер не через микрофон, а через line in. Для этого использую внешнюю звуковую карту, в нее же подключаю внешний микрофон – это дает мне возможность играть и говорить одновременно. Проблемы плавающего, ватно-жеванного звука, исходящего от комплекта «пианино+микрофон смартфона» уходят насовсем. Использую различные конференц-программы, отдавая предпочтение тем, у которых звук чище. Это ни в коем случае не Skype и даже не его наследник Microsoft Teams. Последняя программа хороша, но не для тонкостей сольфеджио. У меня накопилось много методического материала по организации музыкального онлайн-обучения, и уже опубликована моя статья про то, как мы можем сделать этот online лучше, причем своими силами (Научный вестник МГК, №2, 2020).

Профессор Ю.С. Каспаров (кафедра сочинения):

Я считаю, что очная и заочная формы обучения – это две важные составляющие учебного процесса композиторов. Они нужны в равной степени. Очная форма полезна, когда нужно нарисовать на бумаге графики или схемы, что-то написать в нотах. По интернету это сделать сложно. Но гораздо чаще требуются указания по партитуре, которую делают молодые люди. Тогда заочная форма эффективнее. Я подготовил многих молодых людей к поступлению в консерваторию. Я ищу таланты во всех регионах России, иногда куда-то выезжаю, но чаще мне пишут. Композиторы присылают мне партитуры, а я объясняю, что так, а что не так. Я обхожусь минимумом слов, даю понятные инструкции. В классе молодые люди могут что-то не услышать, забыть, неправильно запомнить. В письме же все написано четко, и если человек забудет, он его откроет.

Но если музыканты будут учиться только в онлайн-формате, то не будет музыкантов. Занятия по композиции еще можно организовать, дотянуть композитора до определенного уровня. Но изучение современных приемов письма вряд ли возможно без очных занятий. Обучение композиторов и студентов других специальностей всегда комплексное. Грош цена была бы нашим занятиям, если бы не было лекций по истории и теории искусства. У нас есть кафедра современной музыки, на которой работают прекрасные музыканты. Лекции, которые они читают, дают знания в тех областях, которые еще не изучены педагогикой. Некоторые лекции нельзя прочитать онлайн.

Очень важно, чтобы студенты-композиторы проверяли свои работы на практике. Когда я учился, это было невозможно. А сегодня проходит множество мастер-классов, и ансамбль «Студия новой музыки» работает с нашими студентами. Это никак нельзя провести online. Нужно не просто поговорить со скрипачом или кларнетистом, но подойти к нему с нотами: ты что-то начеркал, он что-то начеркал, и вы вместе что-то посмотрели.

Я думаю, что если другие профессии преподавать только онлайн, то их тоже не будет. Учить музыканта онлайн – это все равно что учить хирурга онлайн: показывать человеку по компьютеру, как он должен резать. Он так потом разрежет в своей первой практической работе, что не дай бог оказаться пациентом!

Профессор В.В. Контарев (кафедра хорового дирижирования):

Обучать кого бы то ни было дирижированию по интернету мне раньше не приходилось, и если вопрос игры студентом партитуры решить довольно просто: ее можно контролировать по видео или слушать, то при дирижировании сочинений крупной формы (оперными сценами, частями ораторий или кантат), возникают проблемы. Главная из них: отсутствие непосредственной звуковой составляющей – концертмейстеров, живого звукового сопровождения с его красками, темпом, ритмом и энергетикой, что сильно меняет процесс обучения.

Студентам предлагается делать собственную звуковую фонограмму, заданного хорового сочинения a’cappella и пользоваться ею при дирижировании. Если же сочинение написано композитором для хора с сопровождением, то следует найти в интернете подходящую по интерпретации – темпам, динамике, музыкальной фразировке, – запись и дирижировать под нее.

Некоторым студентам трудно сразу принять и согласиться с предлагаемой в записи музыкальной трактовкой, тогда приходится разбивать сочинение на отдельные фрагменты и уже работать с ними. Думается, что полученный опыт пригодится им в дальнейшей профессиональной работе.

За время дистанционной работы все мы поняли, что значит Московская консерватория в нашей жизни, как нам без нее тяжело, как пусто, как ждем скорой встречи с ней!

Преподаватель Е.В. Семёнова (кафедра скрипки):

На данный момент мы получили свободу в выборе формата дистанционного обучения в работе со студентами по специальности. Студенты присылают мне записи, которые мы потом разбираем на занятиях. Для них это хороший опыт, потому что они наконец-то слышат себя со стороны. Я и раньше им это рекомендовала, но присылать видео педагогу – это другая ответственность. Но все же я однозначно предпочитаю онлайн-уроки. Юмор, рассказы и живое общение сложно передать письменно. Мне важно, чтобы мы друг друга видели и слышали: это дает больший результат, чем текстовый комментарий к видео. Изменилась структура урока, я многому научилась. Работаем понотно и детально. Появилась возможность поговорить подробно о приемах и рассказать о вещах, на которые раньше не хватало времени. Теперь я могу показывать крупным планом технические детали, ученики прилипают к экрану и внимательно смотрят.

Теперь о минусах. Качество передачи не позволяет работать над тонкостями звука, поэтому мы работаем интуитивно. Нам необходим концертмейстер, которого мы сейчас лишены. Любая запись под минус исключает творческую свободу и взаимосвязь с партнером. Кроме того, я работаю с ребятами тактильно, ведь есть вещи, которые нужно показывать в контакте с человеком. Мы посылаем информацию не только вербально: мы вкладываем в слова энергию и чувства. Чтобы пробиться сквозь эту онлайн-структуру, требуется больше сил, и мы устаем быстрее. К тому же, мы много смотрим в экран, а это дает большую нагрузку на глаза.

Ребята вдохновляют меня своим трудолюбием и желанием учиться. Однако если есть опасность для здоровья, необходимо оставаться дома. Пока позанимаемся так.

Публикацию подготовила Алиса Насибулина, студентка ИТФ

В мире современной музыки

Авторы :

№5 (1370), май 2020

Пауза в активной культурной жизни спровоцировала резкий спрос на онлайн-предложение и в образовательной, и в концертной сфере. Возможность бесплатно слушать концерты из всех крупных залов мира и смотреть видеолекции практически на любые темы – следствие борьбы организаций культуры за свою аудиторию в интернет-пространстве, борьбы, которую, в конечном свете, выиграет только качественный контент. Центр современной музыки МГК давно планировал начать систематическую работу с уже имеющимися материалами. Но найти для этого время в насыщенном учебно-концертном графике было не просто. В 2020 году сама жизнь задала новый вектор, и в предложенных обстоятельствах на основе уникального архива ЦСМ запустил онлайн-проект под названием Студия education. Он совпал с празднованием круглой даты у художественного руководителя Центра Владимира Григорьевича Тарнопольского, к которой приурочен ряд мероприятий не только ЦСМ, но и ведущих международных фестивалей, ансамблей и оркестров.

Владимиру Тарнопольскому – 65

Композитор, профессор, один из инициаторов возрождения Ассоциации современной музыки, руководитель класса ассистентуры-стажировки Оркестр современной музыки, художественный руководитель ансамбля солистов «Студия новой музыки» и Центра современной музыки, основатель кафедры современной музыки, организатор шестнадцати международных фестивалей «Московский форум», огромного количества международных проектов в Московской консерватории и на других площадках Москвы, гастролей ансамбля в России и за рубежом… Можно бесконечно перечислять сферы деятельности Владимира Григорьевича, и в каждой будет впечатляющий перечень названий, имен, событий, явлений, без которых мы сегодня не представляем новейшей истории современной отечественной музыки.

В этом году у Владимира Тарнопольского сразу несколько премьер. В феврале в Концертном зале имени П.И. Чайковского впервые в России прозвучало оркестровое сочинение Be@thoven-Invоcation, написанное для Бетховенского фестиваля в Бонне. Буквально в эти дни для юбилейного диска Ensemble Modern он заканчивает пьесу «Форсаж», которая прозвучит в декабре в Alte Oper Frankfurt.

В октябре запланированы два юбилейных концерта в Московской консерватории – из сочинений самого В.Г. Тарнопольского и выпускников его класса. На фестивале «Другое пространство» в Московской филармонии 21 ноября Госоркестр имени Е.Ф. Светланова исполнит российскую премьеру сочинения «Красное смещение» для большого оркестра и электроники. На фестивале в Монако в исполнении Филармонического оркестра Монте-Карло прозвучит его Tabula Russia. И завершит юбилейный год 3 марта концерт-портрет в Камерном зале Московской филармонии.

В июне по приглашению Даниэля Баренбойма ансамбль «Студия новой музыки» (первый российский коллектив) должен был выступить с сольным концертом в новом берлинском Зале имени Пьера Булеза. В программу, посвященную современной отечественной музыке, планировалось включить пьесу В. Тарнопольского «Портрет девушки с томиком Павезе» для сопрано и ансамбля и премьеру новой пьесы А. Вустина (1943–2020), которую автор, к сожалению, уже не услышит.

Не считая юбилейного года, оркестровая и театральная музыка Владимира Тарнопольского звучит в России все же крайне редко, где он известен, вопреки количеству поступающих из-за рубежа заказов, в основном благодаря своей обширной просветительской деятельности.

По направлению к авангарду

В 1989 году молодые композиторы во главе с Эдисоном Денисовым, возрождая Ассоциацию современной музыки (АСМ), стремились как можно больше узнать о запрещенном западном, или буржуазном искусстве. Но времена стремительно менялись, и в 1990-е Россия переживала настоящий бум новой музыки, для исполнения которой требовался подготовленный коллектив. Так в 1993 году возникла идея создания в Консерватории класса Оркестр современной музыки и на его базе ансамбля солистов «Студия новой музыки», первый концерт которого состоялся на фестивале М. Ростроповича во французском Эвиане.

Но в 1990-е открывать заново приходилось не только новую западную музыку, но и «старую» отечественную: сочинения членов первой АСМ, оказавшиеся невостребованными официальным искусством, были почти на сто лет вычеркнуты из истории. Благодаря деятельности Центра и «Студии новой музыки» впервые прозвучали сенсационные находки: премьеры сочинений 1910-х – начала 1930-х годов, в том числе первая отечественная Камерная симфония Рославца (1934–1935), никогда не исполнявшиеся фрагменты оперы Шостаковича «Нос» (1928), сочинения Обухова, Вышнеградского, Лурье, Гунста.

Масштабным многолетним проектом Центра стала запись антологии раннего русского авангарда, начатая в 2014 г. в Московской консерватории. В других долгосрочных проектах впервые в России прозвучали сочинения крупнейших композиторов современности: Лахенмана, Шаррино, Гризе, Мюрая, Ромителли, Пессона, Фернихоу, Фуррера, Шельси, Шнебеля и десятков других.

Шестнадцать ступеней Московского форума

Для активного освоения современной музыки требовалась платформа, в качестве которой в 1994 году возник фестиваль «Московский форум». Поначалу он лишь представлял неизвестных российским слушателям авторов. Но вслед за периодом знакомства, следовал этап осмысления: программы фестивалей, посвященных творческим связям с немецкой, австрийской, французской, голландской музыкой дополнялись творческими встречами, дискуссиями и теоретическими докладами. Уникальным событием стал приезд в 2013 г. Хельмута Лахенмана, на творческих встречах с которым профессоров в Конференц-зале было, кажется, не меньше, чем студентов. Появились первые плоды: в рамках фестиваля 2007 года прошла презентация нового творческого объединения «Пластика звука». Сочинения вошедших в него молодых российских композиторов, написанные специально для ансамбля, стояли в фестивальных программах в одном ряду с произведениями известных авторов.

В 2019 году В.Г. Тарнопольский предпринял очередную «перезагрузку» фестиваля, сформулировав его идею как «пространство для новой музыки и эстетических дискуссий». В новом формате концерты Шестнадцатого форума плавно перетекали в интерактивные дискуссии с участием самых известных московских культурологов – А. Осмоловского, И. Кондакова, И. Сироткиной, М. Велижева, – которые часть публики интересовали даже больше, чем сами программы.

Поверить практику теорией

Для внедрения современного репертуара и новых исполнительских техник в исполнительских классах Консерватории в 2003 году профессором В.Г. Тарнопольским была организована межфакультетская кафедра современной музыки.

Научная деятельность кафедры направлена на расширение корпуса текстов на русском языке о современной музыке. Одним из последних событий стал вышедший в марте сборник «Композиторы современной Франции о музыке и музыкальной композиции». В него вошли переводы статей, эссе и интервью классиков и современников новейшей французской музыки – Булеза, Мюрая, Саариахо, Дюсапена, Леру, Франсуа Париса и других композиторов, музыковедов и философов, ранее никогда не публиковавшихся на русском языке. Инициатор сборника, В.Г. Тарнопольский, написал к нему большую вступительную статью «Пятая республика и музыкальный авангард» – саму по себе представляющую большую научную ценность. Во-первых, в ней впервые на русском языке обобщается новейшая история французской музыки (и это позволяет рассматривать сборник в качестве учебного пособия), во-вторых, автором предлагается альтернативный взгляд на ее развитие, отличающийся от общепринятого в современном французском музыкознании.

Студия-онлайн

Студия-онлайн открылась 24 апреля, в день памяти Юрия Николаевича Холопова (1932–2003) – великого ученого, стоявшего у истоков научного осмысления новой музыки в нашей стране. Открылась записью его доклада «Недостающее звено в теории новой тональности: от Скрябина, далее – везде», сделанного на фестивале Московский форум. 1990-е и начало 2000-х были тяжелым временем для отечественной музыкальной науки, и, конечно, не интересовали ни печатные, ни визуальные средства массовой информации. Консерватория еще не фиксировала события на камеру. Эту, возможно, единственную, сделанную на диктофон запись его выступления директор ансамбля Евгения Изотова (в то время аспирантка Юрия Николаевича) хранила семнадцать лет.

Немало усилий, прежде всего технических, пришлось приложить, чтобы из непрофессиональной аудиозаписи, да и многих других видеозаписей, сделать полноценный образовательный онлайн-продукт. Огромную работу по монтажу, выведению звука, созданию качественных музыкальных примеров (и титров для лекции Ю.Н. Холопова) проделали сотрудники ЦСМ Анна и Михаил Иглицкие.

Творческие встречи с классиками новой музыки – Хельмутом Лахенманом, Беатом Фуррером, Изабель Мундри, Иоханнесом Шёльхорном, – уже выложенные на сайте «Студии», сопровождены аннотациями на русском и английском языках. Мы надеемся, что это поможет привлечь внимание к ним зарубежных коллег. Только за первые две недели количество просмотров лекций в сети составило около семи тысяч. Учитывая вместимость Конференц-зала, можно сказать, что с выходом в онлайн аудитория мероприятий выросла в десятки раз.

В рамках онлайн-проекта 12 мая прошла онлайн-презентация уже упомянутого французского сборника. Используя возможности прямого выхода на YouTube-канал «Студии новой музыки», В.Г. Тарнопольский пригласил авторов переводов основного корпуса статей – Т.В. Цареградскую, М.С. Высоцкую, М.Э. Дубова – и руководителя Научно-издательского центра «Московская консерватория» Н.О. Власову, которые обозначили ряд проблем, сопровождающих подготовку переводных научных изданий.

Не остались в стороне и солисты «Студии новой музыки», записав по предложению художественного руководителя цикл небольших видеолекций, посвященных расширенным исполнительским техникам. При выборе тем они учли наиболее часто возникающие вопросы, опираясь на свой опыт работы с композиторами, и проиллюстрировали разбираемые исполнительские приемы музыкальными примерами. В дополнение к немногим печатным источникам этот видеоматериал дает единственную возможность на русском языке для самостоятельного освоения новых техник игры на инструментах, встречающихся в партитурах современных авторов.

В таком формате, мы надеемся, и встречи с композиторами, и занятия с музыкантами будут полезны не только студентам музыкальных вузов, но и профессионалам.

Ольга Арделяну,

Зав. НТЦ современной музыки МГК

Фото Ивана Старостина

«Это было счастье, признание и слава…»

Авторы :

№5 (1370), май 2020

24 апреля 2020 года композитору Александру Вустину (19432020) исполнилось бы 77 лет. Он не дожил до этого дня пяти суток. Его уход огромная невосполнимая потеря для тех, кто знал его музыку и имел счастье общаться с ее автором. Его присутствие в нашей жизни, общественной и приватной, ощущалось как гарантия надежности, хотя сам Александр Кузьмич, для многих просто Саша, не был громогласным публичным человеком и никогда не претендовал на ведущие роли где бы то ни было. Теперь, когда его не стало, кажется, что в самой материи нашего существования образовалась огромная озоновая дыра.

Александр Вустин был первоклассным талантом чистейшей пробы, и в зрелые годы его творческий авторитет был непререкаем. Но опять-таки, в нем не было ничего от мэтра, он не имел склонности к преподаванию, хотя вокруг него роилась молодежь, и немало найдется тех, кого он оценил, поддержал и ободрил. Сам он высоко чтил своих учителей – Г.С. Фрида, у которого занимался в училище, консерваторских профессоров и, в особенности, Э.В. Денисова, к школе которого себя причислял, хотя и не имел возможности учиться у него в специальном классе. Вустин входил в круг молодых композиторов, в 1990 году объединившихся в Ассоциацию современной музыки (АСМ-2), и он же после кончины Денисова сумел сохранить творческий коллектив нового АСМа, ставший, по сути, ядром Московского союза композиторов.

Профессиональный путь Александра начался после окончания Московской консерватории в 1969 году. Он несколько лет работал на радио, потом долго трудился в издательстве «Композитор» (тогда – «Советский композитор»). Продукция начинающего автора никого особо не интересовала, о заказах не могло быть и речи и, как вспоминал Вустин позднее, он чувствовал себя «в каком-то смысле абсолютно свободным».

Он занимался самообразованием и композиторской работой – для себя самого. Расширял кругозор доступными в те времена способами: прослушиванием музыки в дружеском кругу, обменом мнений по поводу новых сочинений. И уже в ранних произведениях Вустин начал открывать себя, свою интонацию и свой ритм – в точном ощущении музыкального времени, в предельном лаконизме, который стал родовой чертой его стиля. Ему многое было интересно, но он безошибочно находил то, что оказывалось необходимым. Творчество Шёнберга, воздействие которого «подобно влиянию Эйнштейна на современную физику». Деревенский плач, который «нельзя изобразить, это уже как неизбежность, просто как судьба». Ударные инструменты, их поразительные возможности – «магия, которую трудно объяснить». Музыкальная идея числа – «как наиболее доступное человеку выражение какого-то всеобщего закона».

В 1975 Александр Вустин написал «Слово» для духовых и ударных – по его собственному мнению, это было первое зрелое сочинение. Отныне он редко прибегал к традиционным жанрам, предпочитая просто обозначить состав исполнителей. Как правило, он давал сочинениям названия, краткие и подчас неожиданные, и они воспринимались как важная деталь неповторимого облика композиции. Вустин часто обращался к слову – поэтическому, реже прозаическому, но его вокальные опусы тоже не совсем традиционны. В его партитурах нередко предусмотрены пение и речитация инструменталистов, иногда в сочетании с обычными певческими партиями.

Постепенно музыка Вустина начала звучать чаще, исполнялась на фестивалях в Донауэшингене и Локенхаузе, во Франции, Швейцарии, Голландии; его новые опусы появлялись по заказам Гидона Кремера, Schönberg Ensemble и других именитых солистов и коллективов. На родине его сочинения постоянно звучали на «Московской осени» и «Московском форуме», чаще всего в исполнении ансамбля «Студия новой музыки».

В 2016 году Александр Вустин стал первым «композитором в резиденции» Государственного академического симфонического оркестра России имени Е.Ф. Светланова. Его сочинения, включая мировые премьеры, стали регулярно появляться в концертах ГАСО, в больших залах для широкой публики. Однако Владимир Юровский, по инициативе которого все это произошло, не остановился на достигнутом, и в феврале 2019 года в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко увидела свет опера Вустина «Влюбленный дьявол», ровно тридцать лет дожидавшаяся премьеры. Это было счастье, признание и слава. Обсуждались следующие оперные проекты, появились новые сочинения, законченные весной 2020 года. В апреле должны были состояться очередные спектакли «Влюбленного дьявола»…

Светлая память…

Профессор С.И. Савенко