Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Вперед и вверх!

Авторы :

№8 (1382), ноябрь 2021 года

Кафедра междисциплинарных специализаций музыковедов возникла в Московской консерватории в 1991 году, став новой кафедрой Новой России. В 2010-м она получила от РАЕ почетный титул «Золотая кафедра России». А сейчас кафедра МСМ достигла 30-летия, которое мы отметили 15 октября юбилейным концертом в зале имени Н.Я. Мясковского.

Тогда, у истоков, мне было ясно, что пришло время осваивать многие предметы и специализации, необходимые культуре, но отсутствовавшие на существовавших кафедрах. Поэтому я предложила открыть в Консерватории новую кафедру, а часы взять от явно отпадавших коммунистических дисциплин («Научный коммунизм», «История коммунистической партии» и т. д.). В числе первых, по инициативе кандидата искусствоведения, доцента Л.А. Ладыгина, была создана специализация «музыковед-балетовед». Пресса жаловалась, что «балетники» пишут только о танце, но ничего не могут написать о музыке. Так, с помощью письма самой Галины Улановой, возник специалист нового типа, а позднее главным представителем стала А.П. Груцынова, ныне доктор искусствоведения, профессор, преподающая «Историю балета».

В первый же день заведования я пригласила к нам знаменитого филолога и культуролога А.В. Михайлова, опасаясь, чтобы его раньше не перехватил МГУ. Но там и не подумали! И мы слушали его уникальный курс, пока его не перевели на новую философскую кафедру Консерватории. Еще быстрее пришлось передать туда с нашей кафедры и другого яркого философа (и музыковеда) Т.В. Чередниченко, чей портрет висит в одном из классов Консерватории.

Первопроходцем в ведении совершенно нового предмета – «Теория музыкального содержания» – стал А.Ю. Кудряшов, имевший и музыковедческое, и фортепианное образование. Такого предмета еще не было в истории мировой педагогики. Хотя сама теория была разработана мною, но для ее преподнесения студентам-исполнителям требовался педагог и с исполнительской специальностью. Кудряшов выпустил ценнейший учебник – «Теория музыкального содержания. Художественные идеи европейской музыки XVII-ХХ вв.». Предмет, который он вел, настолько плотно подошел к исполнительской практике студентов, что его преподавание помимо МГК вызвало восхищение также в РАМ им. Гнесиных: там в одном из классов вывесили его портрет.

Новый предмет – «Английская музыкальная терминология» – установила С.И. Завражнова, начавшая составлять англо-русский музыкальный словарь. После того, как Консерватория по моей инициативе купила первый компьютер (1990), на кафедре был открыт курс «Музыкальная информатика», затем переведенный в Центр информатики вместе с педагогом Ю.Н. Рагсом. А ныне здравствующий доктор биологически наук В.П. Морозов, автор сотен научных работ, преподавал вокалистам предмет о структуре вокального голоса (с измерениями на аппаратуре) и разработал тестирование «эмоционального слуха», которое применял для отбора певцов при поступлении в Консерваторию.

Впервые в музыкальных вузах страны, с полного нуля создала предмет «Менеджмент музыкального искусства» О.А. Левко (теперь кандидат искусствоведения, доцент). В начале 1990-х, когда рухнули филармонии и другие организующие структуры, Левко стала учить студентов-исполнителей организовывать концерты, создавать музыкальные ансамбли, вести документацию на английском языке. Сама она, став победителем международного конкурса Фулбрайт (США) и пройдя стажировку в США, сегодня организует концерты Башмета, Мацуева, ее ученики выходили на работу в Большом театре, НФОР и даже в американском Национальном оркестре.

Преподает на кафедре доктор педагогических наук, профессор М.С. Старчеус – один из двух ведущих музыкантов-психологов России (наряду с Д.К. Кирнарской, кстати, писавшей докторскую диссертацию на нашей кафедре). Проф. Старчеус, автор капитальных исследований «Слух музыканта» и «Личность музыканта», читает курсы музыкальной психологии и педагогики.

Свой курс «Оперный театр» преподает доктор искусствоведения, профессор О.В. Комарницкая (также победитель конкурса Фулбрайт). Она впервые подробно раскрыла роль религиозных идей в русской классической опере. А доктор искусствоведения, профессор Б.Г. Гнилов разработал курс «Теория и практика музыкальной импровизации» с собственным практическим методом игры такого рода.

Курс «Латинская музыкальная терминология» ведет кандидат искусствоведения, доцент С.Н. Лебедев – победитель конкурса им. Александра фон Гумбольдта (Германия). Он выпустил уникальный билингвистический труд, с параллельными текстами на латинском и русском языках – «Основы музыки» Боэция. «Английскую музыкальную терминологию» сейчас преподает кандидат искусствоведения А.А. Ровнер, носитель языка, учившийся в Джульярдской школе.

Пианистка и музыковед Н.О. Баркалая успешно ведет «Теорию музыкального содержания»; она защитила кандидатскую диссертацию на русском языке и ее же на французском в Париже, где выступала с концертами и получила почетный титул Кавалера Ордена искусства и литературы Франции. С тройной специальностью (пианист, композитор, музыковед) и с желанием преподавать именно «музыкальное содержание» пришел на кафедру доцент И.Г. Соколов. Концертирующий пианист, он разместил в интернете 200 (!) своих лекций-концертов – целую музыкальную культуру!

Автор книги о Ксенакисе, преподаватель кафедры, кандидат искусствоведения Е.В. Ферапонтова за свою работу по организации концертов МГК награждена Министерством культуры РФ. А выдающийся специалист по Штокхаузену М.Т. Просняков ведет курс «Философия и композиция новейшей музыки», и в Германии обучает музыкантов играть музыку названного композитора.

Я сама преподаю курс «Музыка как вид искусства», придуманный мною. Удостоена званий академика РАЕ и лауреата премии Правительства РФ. В ближайшие год-два у меня должны выйти в свет семь книг: четыре в России и три в Китае.

На юбилейном концерте свою музыку показали композиторы кафедры А.А. Ровнер и И.Г. Соколов при участии приглашенных молодых исполнителей. В этот вечер мы получили десятки приветствий со всего мира. Поздравили ректор А.С. Соколов, проректоры К.В. Зенкин, Л.Е. Слуцкая, декан НКФ И.А. Скворцова, коллеги М.А. Сапонов, В.Г. Тарнопольский, Н.О. Власова, А.А. Амрахова, пришли письма из РАМ им. Гнесиных, Академии хорового искусства, нескольких ДШИ, из Ростова-на-Дону, Астрахани, Беларуси, Франции, Англии, Канады, Китая, Японии, США. Такой праздник вдохновляет нас идти дальше, говоря словами Василия Кандинского, – вперед и вверх!

Профессор В.Н. Холопова, доктор искусствоведения, и.о. зав.кафедрой МСМ

Фото Эмиля Матвеева

Наша София

Авторы :

№ 8 (1337), ноябрь 2016

IMG_4175Казалось бы, такая крупная величина, как София Губайдулина, давно живущая в Германии, принадлежит всему миру. Но юбилейный концерт к ее 85-летию, прошедший в Малом зале Московской консерватории, показал, как прочно она связана со своим Отечеством и с Alma Mater, насколько обе стороны нуждаются друг в друге.

IMG_4139Музыкальное торжество опекал лично ректор консерватории А. С. Соколов, предоставивший юбиляру обновленный Малый зал прямо в день ее рождения, 24 октября 2016 года. И из всех возможных точек мира она лично присутствовала именно в родных пенатах. Приветствуя Софию Асгатовну на сцене, ректор отметил, в каком выдающемся ряду почетных профессоров нашего вуза пребывает ныне бывшая выпускница Московской консерватории, а в заключение вечера лично преподнес ей праздничный букет. «О да: родина», – такие слова имеются в исполненной в тот вечер кантате. И от такой части Родины, как Москва, теплые слова произнес Председатель Союза композиторов Москвы О. Б. Галахов.

IMG_4183Первым прозвучавшим произведением стала кантата «Теперь всегда снега» (1993) на стихи Г. Айги. И неслучайно. С ее премьерой в Москве связано рождение Камерного хора нашей консерватории, когда Б. Г. Тевлин впервые собрал для этого своих учеников. А в юбилей автора традицию исполнения того же сочинения продолжил теперешний руководитель Камерного хора Александр Соловьев. При этом инструментальную партию взял на себя другой консерваторский коллектив – Ансамбль солистов «Студия новой музыки». Музыкантам наглядно удалось донести сложную идею одного из лучших созданий Губайдулиной, показав всю значительность ее певческих и инструментальных красок.

IMG_4229Центром юбилейного вечера стала мировая премьера сочинения «Простая молитва» для чтения, двух виолончелей, контрабаса, фортепиано и ударных (2016), посвященного В. Тонха. Такой воистину царский подарок сделала С. Губайдулина своей Alma Mater. Тексты она отобрала из сборников «Ирландские молитвы», «Gotteslob», многих псалмов, «Молитвослова», «Песни песней», а главное из «Простой молитвы», приписываемой Франциску Ассизскому (в оригиналах выбранные тексты входят в ее крупную ораторию «О любви и ненависти», исполненную сейчас в Таллинне и Дрездене). Пребывая в своих мыслях на высочайшей духовной вершине, Губайдулина в «Простой молитве» сделала попытку осуществить новый жанр – службу без пения, где главным компонентом  выступает слово. Причем на русском языке. Темы она взяла и о надежде, и о печали, и о лютости врагов, злобе нечестивых, и о молитве за всех… Но самыми потрясающими для нее стали слова Франциска:

Боже! Помоги мне
не в том, чтобы меня утешали.
Но: чтобы я мог утешить.
Не в том, чтобы меня понимали.
Но: чтобы я понимал…
Не в том, чтобы меня любили.
Но: чтобы я любил…

В качестве чтеца с самого начала Губайдулина мыслила Владимира Тонха, ее пожизненного российского исполнителя-виолончелиста, и он превосходно воплотил все эти духовные откровения. Помимо чтения и его собственной игры, в исполнении участвовал ансамбль педагогов и студентов РАМ им. Гнесиных, в том числе виолончелист Владислав Провотарь и пианист Денис Бурштейн. Музыка чрезвычайно ярко отзывалась на смысл читаемых слов, а композиция объединялась появлением тем на расстоянии. Произведение Софии Асгатовны по духовности-музыкальности оказалось уникальным!

Завершил торжественный вечер «Fachwerk» – концерт для баяна, ударных и струнного оркестра. Солистом предстал другой «сотворец» музыки Губайдулиной – Фридрих Липс. Глубина и мастерство его исполнения дополнялись полной энтузиазма игрой молодых – Камерного оркестра «Гнесинские виртуозы» под управлением Михаила Хохлова.
Стоячие овации, взаимные восторги на юбилейном концерте Софии Губайдулиной в Московской консерватории словно отвечали словам: меня понимали и я понимал, меня любили и я любил…

Профессор В. Н. Холопова

Софии — с любовью

Авторы :

№ 9 (1292), декабрь 2011

«Софии – с любовью» – под таким девизом прошел московский Фестиваль, посвященный внушительному юбилею Софии Губайдулиной – ее 80-летию. Из всех мировых фестивалей он был самым масштабным: состоялись 7 российских премьер и одна мировая. Был он также и уникальным: во всех странах к произведениям нашего автора добавлялась какая-нибудь классическая музыка, а здесь инкрустации были тоже из современной музыки – Виктора Суслина. В итоге – 5 вечеров исключительно новой музыки, к которым присоединилась и научно-практическая конференция.

Организатором конференции, которая прошла в Конференц-зале консерватории, выступила кафедра МСМ, собравшая всех специалистов по творчеству Губайдулиной, коих оказалось 9 человек. С. Саркисян приехала из Армении (с рассказом о «Tempus praesens»); из Израиля был прислан доклад М. Геллер о «Фахверк»; открытием И. Башаровой (Уфа) стало нахождение двух пьес Губайдулиной для детей, которые не числились ни в каких мировых каталогах, и их показ стал мировыми мини-премьерами; с уклоном в хоровую музыку Губайдулиной прошло выступление Н. Шириевой (Казань). Московская консерватория представила доклад С. Савенко, обратившей внимание, среди прочего, на моменты общности Губайдулиной с Малером, и доклад В. Холоповой, старавшейся заинтриговать темой о «тайне» как свойстве творчества этого композитора. Ярко показали себя молодые: Н. Баркалая дала как бы мастер-класс по новым звукокраскам в фортепианной музыке Губайдулиной с собственными иллюстрациями; асп. И. Великовская с виолончелью в руках блестяще рассказала о сонате «Радуйся!»; студ. Н. Дедерер доложила о сложно рассчитанных соотношениях интервалов и ритма в сочинении для ударных с оркестром, а композитор Я. Судзиловский поведал о своей теории нетемперированной звукосистемы.

Музыкальным прологом Фестиваля стал концерт «Персона», где главный редактор «Музыкального обозрения» А. Устинов вел беседу с Софией Асгатовной, а среди премьер прозвучало «Sotto voce» для двух гитар, альта и контрабаса. Молодые гитаристы Б. Фокеев и А. Резник, впервые столкнувшиеся с этой музыкой, в полной мере прониклись необычным ее колоритом (контрабасист был сам А. Суслин). А молодой баянист И. Пуриц с таким психологизмом внедрился в «De profundis», что показал все величие этого небольшого сочинения.

В симфонические интерпретации включился признанный авторитет в современной музыке В. Полянский со своей великолепной Симфонической капеллой. Ему выпало на долю сыграть сразу три российские премьеры. Сначала – апокалиптический «Всадник на белом коне», тематически близкий «Страстям по Иоанну» Губайдулиной. Затем – «Leb’ wohl…» («Прощай…») В. Суслина (на расставанье с С. Губайдулиной), наполненное пластами сонорики, и кроме того – монументальный концерт для баяна «Под знаком Скорпиона» с мастерским солированием Ф. Липса. Под конец – премьера еще одного монументального полотна Губайдулиной «Свет конца», вызвавшего бурный восторг зала.

В камерном концерте были исполнены «Quasi hoketus» (для фортепиано, фагота и альта), «Кватернион» (для четырех виолончелей), «Мираж: Танцующее солнце» (для восьми виолончелей). Губайдулина пожелала вставить в наиболее выигрышные места программы музыку своего друга В. Суслина, столь редко звучащую у нас, – его Соната для виолончели с ударными и «Переход границы» для альта, виолончели и контрабаса прошли просто великолепно.

Мировой премьерой стал юмористический «Татарский танец» (для баяна и двух контрабасов) с пентатоникой (!). А наиболее заинтриговал инструментальный театр «Превращение» (российская премьера), где шутовски «обиженный» тромбон (О. Макаришин) упорно «боролся» с четырьмя саксофонами, а затем преобразился в серьезного «героя», сыграв благородный ансамбль со всеми, и был остановлен роковым ударом тамтама.

(далее…)

Все пути ведут в Рим

Авторы :

№ 7 (1290), октябрь 2011

Осенью 2011 года состоялось знаменательное событие для музыкальной науки России: только что организованное в нашей стране «Общество теории музыки» (ОТМ) вступило в «Федерацию европейских обществ теории и анализа музыки» наряду с обществами Франции, Италии, Великобритании, Германии – Австрии – Швейцарии, Бельгии и Нидерландов. Объединение произошло в рамках конгресса «EuroМac-2011», проходившего в консерватории Св. Чечилии «вечного города» Рима с 29 сентября по 2 октября.

Явление России западному теоретическому народу вызвало определенный энтузиазм. Когда в начале конгресса свои достижения представляли президенты всех обществ «ЕвроМак», то выход тождественного им руководителя российского ОТМ – ректора Московской консерватории проф. А. С. Соколова (говорил на чистом английском) – вызвал оживление и усилившиеся аплодисменты в зале. В конце же конгресса, после любопытных дебатов среди глав и представителей обществ, было достигнуто соглашение о принятии в Федерацию российского ОТМ. О перспективах, открывающихся для музыкальной науки в результате такого расширения Федерации «ЕвроМак», еще многое будет сказано. Сейчас ясно, что эта акция вольет живую кровь в пульсацию как российской, так и мировой теории музыки.

Достоин внимания и сам конгресс – он был очень мощным. Россия тоже приехала не с пустыми руками: с докладами выступили д-р иск. К. В. Зенкин (о музыкальных формах Листа) и д-р И. Д. Ханнанов (об итальянских влияниях у Бетховена), ученик Ю. Н. Холопова, ныне работающий в США, проявивший много инициатив для организации российского ОТМ.

Работа конгресса протекала параллельно в шести аудиториях, а в течение дня – по 4 «панели», с 9 до 19 часов, с перерывами на кофе-брейк. Официальных языков было 4 – английский, немецкий, французский, итальянский. Но докладчики ради понятности старались на экране давать английские переводы своих текстов. Несмотря на европейский замысел конгресса, выступали и американцы. Статус участников не был лимитирован: от докторов и президентов обществ до совсем юных студентов.

Тематика была столь разнообразной, что не ограничивалась только теорией музыки. Так, шли блоки: «Анализ и история», «Анализ и исполнение», «Итальянская опера», «Опера во Франции и Великобритании», «Опера и сцена», «Вагнер и вагнеризм», «Лист: новые перспективы», «Брамс», «Музыка барокко», «Средневековая музыка Востока», «Средневековая и Ренессансная музыка», «Корелли» и т. д. Не была обойдена и «Популярная музыка» – рок, киномузыка.

Собственно теоретические проблемы были тщательно дифференцированы: «Аспекты тональной музыки», «Классические формы», «Романтические формы», «Посттональные формы», «Гармония XX века», «Тембр и фактура», «Синтаксис и метр» и т. д. Поскольку устроителями были итальянцы, то итальянский акцент присутствовал – целый блок посвящался Шелси (открывателю спектрального метода), в концертах прозвучала музыка Нино Роты в академических жанрах.

Оказалось, что и в Рим добралось порабощение мира теорией Шенкера. Дошло до курьеза: один теоретик из США делал анализ многозвучий Дебюсси на основе линеарных связей по Шенкеру, игнорируя принцип аккорда (!). Были и «раскованные» темы, как в выступлении молодого итальянца из Турина об эротике в балете Дебюсси «Игры», с показом схем сочетаний трех девушек и одного молодого человека.

Но что вызвало у меня зависть – это целых 8 теоретических докладов по музыкальным эмоциям! Солидный доктор из Великобритании М. Спицер анализировал «страх» в песнях Шуберта, опираясь на определенную психологическую модель. Он – президент Британского общества музыкального анализа и теперь входит в Научный комитет нашего российского ОТМ. (Узнав о моей книге «Музыкальные эмоции», сказал, что ко мне «ревнует».) Блок по эмоциям представила группа теоретиков под руководством итальянца М. Барони. И умилили три студента из США (две девушки и молодой человек), исследовавшие эмоции в музыке Айвза, Баха и Пуччини. В России совершенно точно не найдем трех студентов с «эмоциональными» темами, да еще летающих через океан на международные конгрессы. Ведь за 70 лет советской власти по музыкальным эмоциям не было написано ни одного теоретического труда. А русская музыка и исполнительство – самые эмоциональные в мире. Есть над чем подумать…

(далее…)

Страждание Морозовой

Авторы :

№ 1 (1284), январь 2011

Глубина внутреннего воздействия, равная оглушительному внешнему успеху, – таково впечатление от события, в котором активное участие принимала и Московская консерватория. 13 декабря в Зале им. Чайковского прозвучала хоровая опера «Боярыня Морозова» почетного профессора Московской консерватории Р. К. Щедрина под управлением профессора Б. Г. Тевлина. По сравнению с премьерой новизна была в том, что хор был не камерный, а большой – Государственный академический хор им. Свешникова, который теперь возглавляет Б. Г. Тевлин. И это изменение – существенно: опера приобрела ту пространственную масштабность, которая так хорошо подошла произведению, написанному на трагический сюжет из русской истории. Массированность хора отчасти восполнила и отсутствие симфонического оркестра: из инструменталистов участвуют только трубач и два ударника.

(далее…)

Успех

№ 8 (1282), ноябрь 2010

Курс оперного театра нашей консерватории и мировое оперное дело пополнились выдающимся произведением, которое наверняка будет долго и всесторонне изучаться. Речь идет об опере Александра Раскатова «Собачье сердце» по повести Михаила Булгакова, премьера которой состоялась летом в Амстердаме в знаменитом Нидерландском оперном театре («Muziektheater»). Либретто составил Чезаре Маццони, директор «Ла Скала», большой любитель Булгакова.

А. Раскатов живет во Франции (его жена – выдающаяся современная певица, француженка с русскими корнями Елена Васильева – редкостная исполнительница авангардного вокала). Однако, оказавшись в окружении последователей Булеза, композитор не захотел стать «маленьким Булезиком» и настойчиво вел свою линию, все больше подпитываясь русскими истоками – то текстами религиозных книг («Обиход»), то фольклорными текстами («Голоса замерзшей земли»). И вот опера на сюжет русского писателя – едкая пародия на новый порядок жизни, вводившийся большевиками. Сама булгаковская повесть, написанная в 1925 году, была известна за рубежом – публиковалась в Германии и Англии (1968), экранизировалась в Италии (1976). В СССР она была впервые напечатана лишь в 1987 году.

(далее…)

Рождественский подарок

Авторы :

№ 1 (1275), январь 2010

Щедрин7 января наступившего года в очаровательном по своей «интимности» Камерном зале Московской филармонии состоялся концерт почетного профессора Московской консерватории Р. К. Щедрина. Зал – всего на 95 мест, и честь открытия его в 2008 году была предоставлена как раз Щедрину. Концерт шел в серии с участием главного редактора «Музыкального обозрения» Андрея Устинова, который непринужденно беседовал с эстрады с главным героем концерта. Кстати, сама серия уже приобрела имидж композиторской VIP-акции. (далее…)

Ответственность – это талант

Авторы :

№ 9 (1274), декабрь 2009

Старчеус М.С.Чтобы музыковед стал профессиональным психологом – это большая редкость. Между тем, психология в ХХ столетии стала знамением века, а для теории искусств, в частности музыки, – той областью, без которой появилась опасность развиваться этой науке не навстречу человеку, а в сторону схоластики. Профессор Марина Сергеевна Старчеус в полную силу ведет свою «Психологию» в огромных группах-потоках, крепко держа внимание на лекциях и никого из этих широких масс не упуская на экзаменах. Но какого труда и воли стоило теоретику по музыкальной форме и полифонии переквалифицироваться в смежную специальность, не пройдя факультета психологии!

М. С. Старчеус окончила Белорусскую консерваторию и уже в аспирантуре (там же, под руководством В. В. Задерацкого) написала диссертацию комплексного музыковедческо-психологического характера – о фигуро-фоновых связях в музыке с показательным подзаголовком – «к проблеме направленности музыки на слушателя». Эта работа так и осталась до сих пор единственной о том, с чем все тотально имеют дело при восприятии музыки: слежением только за главным, с переведением побочного в фон. (далее…)

Фауст ХХ века

Авторы :

№ 8 (1273), ноябрь 2009

Альфред ШниткеГетевский Фауст стал символом европейского человека – всегда ищущего и всегда сомневающегося. Во времена Гете была выработана диалектическая мысль: истина мира не может быть однозначной, она – только в противоречии (добро – зло, Бог – дьявол, Фауст – Мефистофель и т. д.). Этот род мышления составил сердцевину в музыкальном мышлении А. Шнитке, что сделало его последним классическим симфонистом мира.

Идея Фауста прошла сквозь всю жизнь Альфреда Гарриевича. С юных лет он видел в библиотеке отца роман Т. Манна «Доктор Фаустус» (1945) на немецком языке. И особенно его захватывала музыкальная, композиторская канва книги. Ведь главный герой Адриан Леверкюн был искушен во всех крайних новаторствах середины ХХ века – тут и додекафония, и «мистика чисел», и «магический квадрат» (с гравюры Дюрера). Как ни курьезно, но технику додекафонии, за неимением ничего другого, Шнитке изучал по роману Т. Манна! Также и «произведения» Леверкюна, описываемые писателем, стали для него интригующими моделями творчества. По «сочинению» Леверкюна «Апокалипсис» с картинами Страшного Суда он решил даже написать свое произведение. «Но, слава Богу, не написал» (признавался впоследствии). Зато идея романа «вобрать в себя всю историю музыки» обернулась для него методом полистилистики.

(далее…)

Пропуск в ХХ век

Авторы :

№ 2 (1267), февраль 2009

По инициативе и с участием профессора А.Б.Любимова 27 декабря в Малом зале консерватории прошел вечер, посвященный 125-летию со дня рождения Антона фон Веберна (1883–1945). Любимов был первым в СССР исполнителем его фортепианных Вариаций ор.27, и, вероятно, дата 27 декабря символически это отразила. (далее…)

Такой молодой!..

Авторы :

№ 4 (1234), май 2005

Кажется, вся консерватория вздрогнула, прочтя траурное объявление об Андрее Юрьевиче Кудряшове: такой молодой! Ему исполнился только 41 год. Интеллигентный внешне и внутренне, всегда в каком-то артистическом порыве, неизменно доброжелательный, ведущий занятия с блеском научных знаний и музыкальной талантливости, он стал любимцем студентов, особенно исполнительских факультетов. Когда во втором семестре этого года мне пришлось его заменять у пианистов и струнников младших курсов, меня окружили студенты с встревоженными глазами: что с нашим Андреем Юрьевичем??? Передали ему в больницу коллективные письма, которым А. Ю. был безмерно рад. И когда случилось непоправимое, студенты, не видевшие своего педагога уже почти полгода, пришли попрощаться с ним в церковь, отстояв всю службу. Не каждому выпадает такая верная любовь до гроба. Спасибо вам, дорогие студенты!

Свои таланты А. Ю. унаследовал от обоих родителей: матери-пианистки и отца — известного музыковеда-теоретика Ю. В. Кудряшова. Когда А. Ю. окончил Белорусскую среднюю специальную музыкальную школу по фортепиано и теории музыки, был вопрос — не стать ли ему пианистом. Но отцовская линия перевесила, и он поступил как теоретик в Московскую консерваторию. Однако в дипломной работе сказались те и другие «гены»: была отобрана проблема исполнительской интерпретации И. С. Баха. На защите раздались голоса: это — уровень кандидатской диссертации. Разработанную тему А. Ю. завершил в диссертации «Исполнительская интерпретация музыкального произведения в историко-стилевой эволюции (теория вопроса и анализ «Хорошо темперированного клавира» И. С. Баха)», 1994 (обе работы были выполнены в моем индивидуальном классе).

(далее…)

Юбилей Родиона Щедрина в Москве

Авторы :

№ 1 (1215), февраль 2003

Фестиваль «Автопортрет» в честь Родиона Константиновича Щедрина (к его 70-летию) стал большим, радостным праздником, проходившим в первой половине декабря 2002 года в Москве и Петербурге. При этом видную роль сыграла Московская консерватория – и своими залами, и своими артистическими силами, и своей полной энтузиазма слушательской аудиторией.

Фестивалю навстречу консерватория провела в Рахманиновском зале встречу с композитором: с вопросами, ответами и музыкой. Композитору был вручен Диплом Почетного профессора Московской консерватории (присужденный еще в 1997 году) и Золотая медаль и Диплом лауреата 2002 года Фонда И. Архиповой за создание оперы «Мертвых душ». Один из первых вопросов был: что значит для современного композитора фольклор? Ответ Щедрина: «Композитор только тогда интересен для других наций, когда он связан с корнями земли, родившей его, воспитавшей, давшей силы»… Вопросы и ответы о новых сочинениях: премьера оперы «Очарованный странник» по Н. Лескову для концертной сцены пройдет в Нью-Йорке в Линкольн-центре, композитор опасается далекости американцев от этого русского сюжета (сейчас знаем – был полный успех), симфонические «Диалоги с Шостаковичем» уже трижды были сыграны в Америке. В связи с больным вопросом о жизни молодых композиторов Щедрин обратил внимание, что на Западе открывают факультеты коммерческой музыки, где авторов учат работать для рекламы, для клипов и т.д. По мнению мэтра, композитор сам должен входить в широкую жизнь, и «если профессия тебя не кормит, грош тебе цена». А каков его творческий завет как композитора? «Интуиция и высокая образованность».

Гала-концерт открытия фестиваля прошел в Большом театре, велась прямая трансляция по телевидению. Большой симфонический оркестр им. П. И. Чайковского под управлением В. Федосеева с блеском исполнил популярные «Озорные частушки», Фортепианный концерт № 4 (солист – Олли Мустонен). Камерный хор Московской консерватории под управлением Б.Тевлина – театрализованную версию хоровой кантаты «Казнь Пугачева». Венчал программу самый знаменитый балет Щедрина – «Кармен-сюита».

Поистине колоссальным достижением Alma mater стало исполнение в Рахманиновском зале Щедрина всего цикла 24 прелюдий и фуг учениками класса проф. С. Л. Доренского. Их было семеро: Ф. Амиров, В. Кузнецов, А. Сальников, Е. Мечетина, Т. Лазарева, Т. Мичко, В. Игошина. Первое отделение – диезные тональности – исполняли мужчины, второе – бемольные тональности – дамы. Почтенный музыкант внушает ученикам острейшее чувство современной интонации: Щедрин у них звучит как их собственный родной язык, они в нем – у себя дома. Семеро – студенты, аспиранты, лауреаты конкурсов – различны по индивидуальности. А. Сальников играл свой блок скорее как «движущуюся архитектуру», В. Кузнецов, наоборот, – с ассоциациями: импровизации, танцевальности, с широкой палитрой звуковых средств, с наполненной смыслом виртуозностью. Ф. Амиров исполнил все наизусть. «Дамская половина» также блистала и виртуозностью, и содержательностью. В. Игошина заинтриговывала редкой интересностью каждого звука. Стремительно прославившаяся за последнее время Е. Мечетина играла зрело, с яркой подачей каждого выразительного штриха. А скрытый режиссер (проф. С. Л. Доренский) еще и выстроил весь концерт как единое, динамичное и захватывающее целое.

(далее…)