Российский музыкант  |  Трибуна молодого журналиста

Г.А. Писаренко: «Здесь все зависит от того, как у тебя бьется сердце…»

Авторы :

№8 (1346), ноябрь 2017

20 октября в Малом зале консерватории состоялось торжественное закрытие Первого Международного конкурса камерного пения имени Нины Дорлиак. Конкурс посвящен грядущему 110-летию со дня рождения выдающейся певицы, настоящего мастера камерного исполнительства и прекрасного педагога. Учредителями конкурса выступили Министерство культуры РФ, Московская консерватория и Моцартовское общество. После завершения состязаний нам удалось поговорить с Президентом Моцартовского общества, председателем жюри, народной артисткой России, профессором Московской консерватории и любимой ученицей Нины Львовны Дорлиак Галиной Алексеевной Писаренко:

– Галина Алексеевна, конкурс камерного пения у нас проводился впервые. Какие у Вас сложились впечатления?

– Замечательные. Прежде всего, я безумно рада, что было такое количество конкурсантов. Более 70 заявок! И вы подумайте – до этого у нас в России не было подобного конкурса камерного пения. Да, есть конкурс имени Обуховой, есть конкурс Свиридова… Но, там нет такой обширной программы, как у нас – через все века, через все эпохи, через все стили и через все национальности! Это и немецкая музыка, и русская, и французская… Может быть, и не стоит так категорически утверждать, что у нас никогда не было камерных конкурсов, но именно таких, с программой от Баха до Губайдулиной – точно нет. Очень трудная программа и, конечно, большие требования.

– Обязательная программа конкурса действительно была очень сложна. А чего Вы ждали от участников?

– Мы сделали большой возрастной порог – до 36 лет, чтобы зрелые певцы, которые посвятили себя этому жанру, могли принять участие. Мы боялись, что молодежь может оказаться несостоятельной, потому что сейчас в моде опера. Опера, опера, по телевидению опера, везде опера! И концерты всех наших замечательных певцов никак не обходятся без оперных арий. Сейчас программы составляются очень вульгарно. Сначала споют какие-то любимые романсы, предположим, «Аве Марию» Шуберта; потом, может, что-то легкое и пасторальное из французской музыки, а потом – «Ария Лизы»… Винегрет! Самые лучшие наши певцы зачастую грешат таким вульгарным составлением программы. Поэтому мы боялись и не были уверены, что будет так, как задумано: серьезно и основательно.

– Конкурс – это приношение, посвящение великой певице?

– В приветственном слове к конкурсу ректор сказал о Нине Львовне: «Великая певица»! Но Нина Львовна всегда была очень скромной, и мы никогда не говорили о ней «Великая». Замечательная, хорошая, прекрасная. Залы на ее концертах всегда были переполнены, но, тем не менее, она была очень скромна в оценке своих вокальных возможностей. И прекрасно, что мы, наконец, всё это подняли и сказали, что это была именно великая певица. Одно дело, когда это говорим мы, её ученики — мы живем памятью о ней. Но теперь об этом говорили в приветствиях все.

– Нина Львовна Дорлиак ведь была исключительно камерной певицей. А почему?

– Как-то Немирович-Данченко предложил ей спеть «Манон» Массне. Но она подумала и отказалась, сказав, что у нее недостаточно голоса, материала, что она боится не прозвучать в большом театре, в ансамблях, с оркестром. Нина Львовна была очень требовательной к себе. Представляете, сам Немирович-Данченко предложил, а она отказалась! Но она пела в оперном театре консерватории Сюзанну и Мими. Это было, когда к нам приехал из-за границы дирижер Георг Себастьян. Он сразу выделил Нину Львовну, и она с ним спела Сюзанну.

– Прошедший конкурс был посвящен именно камерному вокальному исполнительству. В чем специфика и сложность камерного жанра, в чем отличие от оперного пения?

Гран-при. Альбина Латипова

– В камерном исполнительстве требуется более тонкая нюансировка. Здесь нет роли, нет масштаба высказывания, а есть короткое время, за которое надо показать целую судьбу. И для того, чтобы действительно тронуть слушателя, надо самому погрузиться в эту атмосферу. Например, очень многие конкурсанты пели «Аделаиду» Бетховена, и очень мало, кто начинал сразу так, чтобы мы могли с первых нот почувствовать настроение: как герой бродит в вечерних садах, как пробивается свет через листву, и как тихое «Аделаида…» постепенно вырастает и превращается в громогласное «Аделаида»!

Мне очень трудно выразить словами все особенности, но нюансировка должна быть тончайшая. В опере более крупный штрих, атрибуты роли дают возможность более яркого «очерченного» высказывания. А здесь все зависит от твоего собственного чувства, от того, как у тебя бьется сердце. У исполнителя, как это было у Нины Львовны, не должно быть ничего внешнего. Нужно более лаконичное высказывание. Многим конкурсантам этого недоставало. Конечно, можно сделать какой-то жест, можно даже выйти чуть-чуть вперед, но впечатление нужно достигать не этим, а тем, что ты буквально проживаешь каждую секунду. Сам звук обязательно должен быть вышколенным и очень гибко подаваемым.

– В жюри было много учеников Нины Львовны?

– Я решила, что в жюри должны быть ее бывшие ученики, которые сделали настоящую певческую карьеру. Была Елена Брылёва, которая поет в Дюссельдорфе все сопрановые роли, включая Царицу Ночи и Цербинетту. Анегина Ильина-Дмитриева – профессор Высшей школы музыки Якутии, самая выдающаяся певица республики. Александр Науменко действующий певец с чудным тембром, мягким и красивым; настоящий артист. Также в жюри вошла Ирина Кириллова, пианистка, которая более 30 лет работала в классе Нины Львовны. Кроме того, наш конкурс – международный, и поэтому мы пригласили профессора Венской консерватории Роберта Холла и профессора Академии Моцартеум в Зальцбурге Вольфганга Хольцмайера. Они судили очень строго, и прежде всего исполнение западного репертуара: Моцарта, Брамса, Рихарда Штрауса. Именно они стали инициаторами присуждения Гран-при Альбине Латиповой. (Интересная подробность: Роберт Холл сказал, что Латипова начала «Вечерние думы» Моцарта в том же состоянии, в котором он когда-то пел этот романс.) В жюри была приглашена известная камерная певица Яна Иванилова, прошедшая курс аспирантуры у Нины Львовны. Также в жюри вошла Рузанна Лисициан, профессор, мастер камерного пения и великолепный педагог. Она не была ученицей Нины Львовны, но они были очень хорошо знакомы. Мы с Ниной Львовной бывали на концертах, где сестры Лисициан, Карина и Рузанна, пели дуэтом. Очень жаль, что не удалось приехать Беатрис Парра Дуранго (из Эквадора), а также по состоянию здоровья не смогли участвовать в работе жюри Маквала Касрашвили и Алексей Мартынов.

I премия. Юлия Любимова

– В жюри вокального конкурса Вы ввели пианистку. Насколько значима ее роль?

– Роль пианиста не только огромна, ее просто трудно переоценить! Пианист и вокалист в настоящем исполнении – всегда дуэт. Певец слушает пианиста и отталкивается от его звука, сливается с ним, держит темп – не в примитивном понимании, а именно как переключение из одного состояния в другое. Очень показательно замечательное высказывание Генриха Нейгауза, который очень высоко ценил дуэт Нины Львовны и Святослава Теофиловича: «В четверг был такой чудесный концерт Рихтера с Дорлиак, что всю ночь не смог глаз сомкнуть от волнения и радости…»

– Конечно, ансамбль Нины Львовны и Святослава Теофиловича служит примером идеального дуэта. Я знаю, что Вы тоже пели с Рихтером. Можете рассказать немного об этом опыте?

II премия. Наталья Меньшикова

– Это был великий подарок судьбы! Откровенно говоря, я всегда чувствовала несоответствие огромного рихтеровского масштаба и моего «местного» ощущения. Но он все-таки сам выбрал меня (смеется)… Запомнились два знаменательных для меня события. Первое – это исполнение блоковского цикла Шостаковича с «Московским трио», которое Рихтер слушал. У меня сохранилась фотография, на которой он меня обнимает (у него всегда очень искреннее лицо, когда он рад, доволен) – так он меня поздравлял. А второе – когда я пела Метнера со Светлановым, и Рихтер сказал: «А мы с вами тоже споем». После этого концерта он предложил мне работать, и я спела с ним четыре больших программы. Одна из них была посвящена столетию Кароля Шимановского. Мы исполняли ее в Германии, во Франции, но Рихтер считал, что самое главное – как нас примут в Польше, на родине Шимановского. И приём был совершенно потрясающим! Публика сидела в партере в проходах на коврах. Все было заполнено, переполнено… Но это отдельная тема…

– Галина Алексеевна, в целом конкурсанты Вас порадовали?

III премия. Михаил Головушкин

– Очень порадовали! Было много прекрасных голосов, и даже не из знаменитых вузов. Например, чудная девушка из Магнитогорска, Нэля Шайхисламова. Она недобрала совсем немного баллов. Потом, удивили наши мальчики из консерватории, очень способные. Например, Михаил Силантьев. Он получил только диплом, но, тем не менее, у него есть дар камерного пения, он волнует слушателя, переживает музыку, очень интересно нюансирует. И он совсем молодой – 20 лет! Потом, замечательный Богдан Галяпа, который получил специальный приз. К сожалению, мы имели слишком мало премий, но специальные дипломы они получили. Мне понравился и Денис Тараненко. У него очень гладкий вокал, и он действительно убеждает своей музыкой.

 

– А главные награды?

IV премия. Саид Гобечия

– Гран-при был присуждён Альбине Латиповой, выпускнице Московской консерватории. Первую премию отдали Юлии Любимовой, выпускнице Санкт-Петербургской консерватории, вторую – Наталье Меньшиковой, выпускнице Московской консерватории. Третью премию получил Михаил Головушкин, выпускник Московской консерватории, а четвертую – студент Российской академии музыки им. Гнесиных Саид Гобечия. Также были вручены сертификаты участникам третьего тура: Е. Ясинской, Н. Шайхисламовой, М. Сёмочкиной и Е. Кудрявцевой. Были и специальные призы: дипломы за лучшее исполнение русской романтической музыки получили М. Силантьев и Б. Галяпа, а за лучшее исполнение романса Глинки – Л. Балашова. Диплом за лучшее исполнение романса Дебюсси был присужден Е  Пахомовой, а за лучшее исполнение немецких LiederД. Тараненко. А еще Т. Иващенко и А. Щербаковой присудили дипломы за лучшее исполнение произведения XX векаТакже были учреждены дипломы лучшим концертмейстерам конкурса – их удостоились Евгения Лопухина и Алина Смирнова.

– Конкурс состоялся, каковы его дальнейшие перспективы? И что ждет победителей и дипломантов?

– Конкурс будет проводиться раз в два года, как утвердило Министерство культуры РФ. А для призеров и дипломантов предусмотрены концерты: в Малом зале Московской консерватории, на Тарусском фестивале, в Мемориальной квартире Святослава Рихтера, в Центральном доме работников искусств, в Центральном доме актеров имени А.А. Яблочкиной.

– Позвольте Вас поздравить с таким успешным и очень нужным начинанием!

– Спасибо! Но мы бы, конечно, не справились без помощи очень многих людей. Инициатива конкурса принадлежала Моцартовскому обществу. Мы предложили идею ректору консерватории, и он сразу же поддержал нас. Консерватория предоставила залы бесплатно. Большую поддержку оказало Министерство культуры. Во многом конкурс состоялся благодаря Попечительскому совету. Люди, входящие в него, очень скромные и не хотят даже, чтобы их называли, но два имени не упомянуть невозможно: это Ирина Шостакович и Ирина Антонова, Президент ГМИИ им. А.С.Пушкина. Обе оказали огромную поддержку. И все члены жюри, ученики Нины Львовны, отказались от гонорара в пользу конкурса.

Огромную работу по организации конкурса провели исполнительный директор Моцартовского общества М. Сергеева и его члены А. Розинкин и В. Маланичев, конкурсный отдел консерватории в лице В. Гаврука (секретарь конкурса) и Ю. Корень. Я также от всей души благодарю Р. Крылова-Иодко и Е.К. Попову за организацию первого тура конкурса в ДМШ им. Н.А. Алексеева. Спасибо всем!

беседовала Кристина Агаронян, студентка ИТФ

Состязание трубачей и кларнетистов

Авторы :

№ 9 (1338), декабрь 2016

%d0%b0-%d0%b2%d0%be%d0%b2%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be-1-%d1%8f-%d0%bf%d1%80%d0%b5%d0%bc%d0%b8%d1%8f-%d0%ba%d0%bb%d0%b0%d1%80%d0%bd%d0%b5%d1%82

Алексей Вовченко

7 ноября 2016 года закончился Восьмой конкурс Московской консерватории для духовых и ударных инструментов. В этом году он проходил по специальностям «кларнет» и «труба» при участии 38-ми конкурсантов: 17 трубачей и 21 кларнетист. Члены жюри, состоявшего из представителей России, Бельгии, Болгарии, Финляндии, США и Испании, на концерте открытия блестяще выступили со своими номерами, тем самым показав высочайший уровень своей компетентности. Председателями обеих секций стали члены Союза композиторов России Ефим Подгайц и Мераб Гагнидзе.

Конкурс проходил по уже установившимся правилам, и менять что-либо в его организации не пришлось. Подготовительная работа, проведенная Оргкомитетом и Дирекцией просветительских и творческих программ во главе с К. О. Бондурянской, позволила создать спокойную, деловую атмосферу на всем протяжении состязаний. Согласно правилам, на второй тур прошли 50 процентов участников. На третий могли пройти не более пяти человек по каждой специальности, но, к сожалению, у кларнетистов пятого кандидата не нашлось.

Иван Тихонов

Иван Тихонов

Чуть более, чем за два месяца до начала был проведен анонимный конкурс на лучшее сочинение для инструмента solo по каждой специальности, обязательное для исполнения на втором туре. Согласно регламенту, длительность сочинения не должна превышать пяти-семи минут. Анонимность композиторского конкурса позволила, как и на первых семи соревнованиях, отобрать лучшее сочинение, «невзирая на лица»: оба победителя – Александр Красилов (пьеса для трубы) и Игнат Красиков (пьеса для кларнета) – не имели никакого отношения к консерватории. По положению, победителей композиторского конкурса наградили денежными премиями (25000 рублей). Имена победителей объявили в день публикации их сочинений – 1 сентября.

После второго тура были названы лучшие исполнители этих сочинений и лучшие концертмейстеры в каждой номинации. Неожиданным стало решение жюри после третьего тура включить в программу заключительного гала-концерта кларнетовую пьесу в исполнении не лауреата конкурса, но автора сочинения И. Красикова. Такое решение оправдалось убедительной авторской трактовкой. Лучшими концертмейстерами после второго тура были объявлены Татьяна Тарасевич (у кларнетистов) и Светлана Оруджева (у трубачей), что также сопровождалось премией (50000 рублей).

Третий тур проходил в Большом зале в сопровождении Камерного оркестра под управлением Феликса Коробова – корректный аккомпанемент способствовал убедительному выступлению финалистов. По мнению жюри, уровень финалистов подтвердил их успех на первом и втором турах. Иностранные члены жюри также отметили общий высокий уровень конкурса, что для некоторых из них оказалось неожиданностью. Было приятно, что в кларнетовом жюри принимала участие выпускница Московской консерватории Анне Пиирайнен из Финляндии.

Жасулан Абдыкалыков

Жасулан Абдыкалыков

В свободный от соревнования день участникам, не прошедшим на следующий тур, представилась возможность посетить мастер-класс членов жюри. При подведении итогов третьего тура кларнетовое жюри, в отличие от жюри трубачей, отказалось обсуждать финалистов и ограничилось необходимым и самым объективным способом оценки – выставлением рейтинга. Жюри трубачей, напротив, начало с обсуждения, но после выставления рейтинга его члены признались, что обсуждение никак не повлияло на их мнение.

Лауреатами конкурса в номинации «кларнет» стали: Алексей Вовченко (1-я премия), Иван Тихонов (2-я премия), Даниил Лукьянов (3-я премия), Марк Радеечев (диплом). Все – из класса профессора Евгения Петрова, с чем мы его поздравляем! Различными призами отмечены также Дарья Вершинина, Игнат Красиков. А. Вовченко удостоился приза за лучшее исполнение специального сочинения, а также «приза симпатий оркестра», который по установившейся традиции уже не первый год объявляет Камерный оркестр. Обладателем кларнета от фирмы «Ателье Гончарова» стал самый юный участник конкурса Осип Чебурашкин.

Максимилиан Моррель

Максимилиан Моррель

В номинации «труба» лауреатами стали: Жасулан Абдыкалыков (Казахстан, 1-я премия), Максимилиан Моррель (Франция, 2-я премия), Константин Григорьев и Алексей Шуст (Россия, поделили 3-ю премию), Степан Бочевич (диплом). Следует отметить, что Ж. Абдыкалыков участвовал в нашем конкурсе во второй раз: он не смирился со второй премией, полученной в первый раз, и победил – упорство, достойное уважения. Приносим также поздравления профессору В. А. Новикову, чьи воспитанники уже на втором нашем конкурсе становятся победителями.

Были и специальные призы в номинации «труба»: от компании «Yamaha» трубой награжден Андрей Ершов (Россия), а от корпорации «Conn-Selmer» трубой награжден Даниэл Мелконян (Армения). За исполнение обязательной пьесы (после завершения третьего тура) приз получил Ж. Абдыкалыков.

В завершение приносим благодарность всем нашим спонсорам: английской компании ВР, японской фирме «Yamaha», немецкой «Gewa», московским фирмам «Торговый дом» и «Ателье Гончарова»; армянскому бизнесмену Самвелу Аветисяну, профинансировавшему гаст-роли и записи победителя конкурса Ж. Абдыкалыкова; члену жюри из Бельгии Эдди Ванустосу, финансирующему гастроли в Бельгии победителя-кларнетиста А. Вовченко; члену жюри из Болгарии Пенчо Пенчеву, финансирующему сольные выступления Ж. Абдыкалыкова в Пловдиве. И особая благодарность Московской консерватории, без поддержки которой конкурс не мог бы состояться.

Профессор В. С. Попов,
Художественный руководитель конкурса

Фундаментальное состязание

Авторы :

№ 8 (1337), ноябрь 2016

С 15 по 24 сентября в Московской консерватории при поддержке Министерства культуры РФ и Компании BP состоялся Четвертый международный конкурс органистов им. А. Ф. Гедике.

Николь Сименталь (I премия)

Николь Сименталь (I премия)

На этот раз в конкурсе приняли участие органисты из России (Москва, Нижний Новгород, Казань, Саратов), Луганской народной республики, Украины, Германии и США. В состав жюри вошли ведущие профессора и органисты: основатель и вдохновитель конкурса, завкафедрой – Наталия Гуреева (председатель жюри), Людгер Ломанн (Высшая школа музыки г. Штутгарта, Германия, сопредседатель жюри), Юрий Семенов (Санкт-Петербург), Рубин Абдуллин (Казань), Заряна Скульская (Нижний Новгород), Габриэль Маргэри (Париж), Гюнтер Рост (Грац), профессор кафедры композиции МГК Владислав Агафонников. При голосовании использовалась проверенная 25-бальная система с отсечением резко завышенных или заниженных оценок.

Программа, как обычно весьма сложная и объемная, помимо хрестоматийных для органных состязаний произведений северонемецких авторов или трио-сонат и полифонических циклов Баха, традиционно включала в каждом туре сочинение русского репертуара. На первом обязательно исполнялась Фантазия фа минор Гедике, на втором – конкурсантам предоставлялся выбор между Токкатой «Наваждение» Дианова и «Вечным движением» Буцко, на третьем же звучала Скорбная фантазия Гордеечева. В Большом зале предполагалось исполнение Хоралов Франка, Dialogues sur le Grand jeux Маршана либо Куперена, Прелюдий и фуг Дюпре, а также Концерта для органа, струнных и литавр Пуленка.

Анна Орлова (II премия)

Анна Орлова (II премия)

Несмотря на то, что из-за неготовности органа Большого зала, конкурс проводился лишь в Малом, он оказался на редкость удачным. В первую очередь это касается уровня всех конкурсантов – на этот раз их состав был удивительно однородным. Каждый исполнитель продемонстрировал убедительное техническое владение, и жюри уже с самого начала могло сосредоточиться на более интересной и сложной оценке не только корректности стилистики, но и творческой индивидуальности выступающих. В этой связи хочется отметить Андрея Романова и Михаила Каталикова, чья судьба решалась буквально сотыми долей, и лишь случай не позволил им пройти во второй тур.

Второй тур поставил перед жюри весьма сложную задачу: при очевидных двух лидерах три прочих места стали результатом баллового хитросплетения на основе почти исключительно вкусовых решений жюри. Именно этот тур уготовил конкурсантам и неожиданную проблему, связанную с необходимостью исполнения на органе Малого зала Хорала Франка. Как известно, этот инструмент, пожалуй, в наименьшей степени соответствует эстетике Французского симфонического органа, и, будучи в столь некомфортных условиях, участники смогли продемонстрировать зрелость подхода.

При этом исполнение обязательных пьес, подчас рождало ощущение, полного отрыва некоторых конкурсантов от авторского текста. Большинство конкурсантов сосредоточило свое внимание на пьесе Юрия Буцко, и этому есть объяснение: на первый взгляд пьеса выглядит весьма новаторски с точки зрения стандартного органного репертуара. Однако при более внимательном рассмотрении, исполнитель сталкивается с излишней повторяемостью материала и довольно тривиальной гармонией. Камнем преткновения стали и пьесы французского барокко, до сих пор вызывающие регистровые трудности не только среди российских, но и среди зарубежных исполнителей.

Софья Иглицкая (III премия)

Софья Иглицкая (III премия)

Результаты второго тура в ряде случаев оказались близки, и снова лишь доли решили окончательный исход. Сыграй Ольга Бестужева и Вероника Лобарева более определенно с позиции общей музыкальной убедительности, что им вполне доступно, состав финалистов мог бы стать и другим. Хотя большой (по меркам органного конкурса) состав жюри уже чисто арифметически обеспечивал наиболее выверенное и объективное решение. Финалистами стали Анна Орлова, Николь Сименталь (США), Софья Иглицкая (Россия-Германия), Карина Горбанова (Саратов-Казань) и Владимир Скоморохов.

Последний тур предполагал двукратный выход на сцену: с сольной программой и в качестве солиста в концерте Пуленка. Сольная часть регламентировалась выбором между прелюдиями и фугами Дюпре, пьесой Гордеечева и 20-минутным лимитом для остальной, уже свободной части. Уже выбор пьес показал серьезные различия в подходе, демонстрирующие степень профессиональной зрелости конкурсантов. Здесь четко прослеживаются два принципа: «продуманный» и «остаточный», что естественно, т.к. налицо весьма разнящийся репертуарный багаж и сценический опыт финалистов.

Раскрытие новых граней своего исполнительского мастерства в неохваченных конкурсной программой жанрах и стилях – очевидная тактика Сименталь и Орловой. Тонкость интерпретации сложнейшей мендельсоновской Сонаты, изысканность и яркость в подаче поставангардного текста у первой соревновались с природной музыкальностью в Букстехуде и напором виртуозности в Бриггсе у второй. Нельзя не отметить героического, хоть и странного для опытного конкурсанта решения Иглицкой вынести на суд композицию современного австрийского автора Лихтфуса, не лишенного дарования, но все же принадлежащего скорее к композиторам второго ряда. А финальные программы Горбановой и Скоморохова носили отпечаток ученичества, что было весьма логичным, ведь эти талантливые музыканты только начинают свое профессиональное становление.

Подлинного мастерства, сценической выдержки и чувства образной свободы потребовал Концерт Пуленка. Здесь заслуженно и безоговорочно можно отметить Орлову, сыгравшую это сочинение и на концерте лауреатов, где в полной мере проявился ее индивидуальный и одновременно предельно корректный в отношении самого материала исполнительский почерк. Солистка и струнная группа Концертного оркестра МГК под управлением профессора Анатолия Левина удивительно точно и одухотворенно раскрыли авторский замысел, придав ему визуальную рельефность и нерв неоклассического искусства Франции 1930 годов.
По результатам конкурса призовые места и специальные награды распределились следующим образом: I премия – Николь Сименталь (США), II премия – Анна Орлова (Россия), III премия – Софья Иглицкая (Россия), Дипломы: Владимир Скоморохов, Карина Горбанова, Специальный приз за лучшее исполнение произведения А. Ф. Гедике и Специальный приз за лучшее исполнение русской музыки – Софья Иглицкая, Карина Горбанова, Специальный приз за исполнение обязательной пьесы третьего тура – Николь Сименталь.

Хочется поздравить Минис-терство культуры России, нашу консерваторию, участников, жюри и всех тех, кто внес свой вклад в успех Четвертого международного конкурса органистов им. А. Ф. Гедике – единственного российского международного состязания в области органного искусства, отвечающего фундаментальным академическим и высоко профессиональным нормам.

Константин Волостнов,
преподаватель кафедры органа и клавесина

Браво!

Авторы :

№ 6 (1335), сентябрь 2016

В зале им. Мясковского еще в марте состоялся Конкурс импровизации на музыкальную тему: двенадцать студентов разных факультетов МГК приняли участие в музыкальном соревновании, вот уже в который раз организованном Межфакультетской кафедрой фортепиано. Предложенные темы, напечатанные на листочках, лежали на рояле открыто, и каждый из участников мог выбрать то, что ему было ближе по материалу. Время, отведЕнное на ознакомление с темой, а это 5–10 минут, участники конкурса провели в классе, специально выделенном для этой цели.

Зал был заполнен теми, кто поддерживал участников, и теми, кто хотел услышать интересное музыкальное соревнование своих сокурсников и друзей. Жюри состояло из профессоров и преподавателей кафедры: В. Г. Агафонникова, А. М. Меркулова, Г. А. Файна, А. А. Вершинина, Р. Н. Кудоярова во главе с Е. С. Карпинской. В итоге три участника получили 1-е место, два – 2-е, три – 3-е, а остальные – дипломы.

Главное – все участники умели и хотели импровизировать. Это чувствовалось во всех выступлениях. Каждый показал то, что мог: прекрасное владение фортепиано, чувство формы и времени, что важно при решении такой задачи как создание музыкального произведения непосредственно во время исполнения. Приемы классического формообразования и изложения материала соседствовали с элементами джазовой импровизации и ритмики более современных направлений музыки.

Можно отличить выступления конкурсантов по яркости исполнения, разнообразию фактурных приЕмов, умению выстроить динамику композиции. Немногим удалось все, некоторые сосредоточили своЕ внимание на чем-то одном, например, на полифонии баховского типа, кто-то использовал рахманиновский стиль, кто-то фактуру рок музыки.

Все решения вызвали живой интерес у жюри и публики. Смелость, с которой конкурсанты выступали, создавая свои композиции в момент исполнения, вызывала чувство радости и уважения к ним. Было очевидно, что большинство из них практикует свободное музицирование в своей домашней работе, что, кстати, очень полезно для музыканта.

В некоторых выступлениях были заметны домашние заготовки, которые умело вплетались в канву конкурсной композиции. И это хорошо, потому что настоящим музыкантом можно считать того, кто не только играет чужую музыку по нотам, но умеет сочинять свои темы и композиции, делать оркестровку, аранжировку, импровизировать.

Конкурс импровизации на музыкальную тему – продолжение давней традиции Межфакультетской кафедры фортепиано. Эта традиция способна стать хорошим стимулом для молодых музыкантов расширить свои знания, умения и возможности.

Григорий Файн

Они встретят 200-летие консерватории

Авторы :

№ 5 (1334), май 2016

В канун Светлого праздника Пасхи и накануне еще не забытого нами Первомая, состоялось открытие юношеского фортепианного конкурса Grand Piano Competition. Его инициатор – прославленный лауреат первой премии XI Международного конкурса имени П. И. Чайковского Денис Мацуев.

Питомец Московской консерватории, Денис Мацуев, родом из тех земель, где все широко, глубоко, сильно. Он и в исполнительстве и в жизни, словно былинный богатырь, словно Сибири кедровая ветвь, где росою Байкала омыта ее вековечная твердь! Традиция крупнейших музыкантов России – быть не только профессионалом, но и деятельно участвовать в жизни страны. «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан»! – таков наказ Отечества во все времена. Нам дорог образ Мацуева и, как кажется, беспредельные возможности во всех областях его деятельности. Сегодня мы встречаем его как организатора парада юных исполнителей.

«Это был фестиваль-смотр мировой фортепианной Школы, – сказал, подводя итоги события, проходившего в обновленном Рахманиновском зале, его вдохновитель и организатор. – Он дал нам возможность заглянуть в будущее нашей профессии». И мы видим это будущее – оно потрясающе! Дети играют как взрослые, будто они и не были детьми. Перескочили одним прыжком лет десять! Что это – финиш, или старт? Что же дальше? Хочется верить, что их сегодняшнее состояние в профессии – не предел, а только трамплин, верить, что их будущее – это творческие поиски, без суеты и житейских карнавалов.

Магия личности Дениса Мацуева, его обескураживающий позитив во всем заставляют вместе с ним поверить, что сегодняшние лауреаты – это не миражи детства, что каждый станет глубоким художником и принесет плоды просвещения, красоты и толерантности в жизнь нашей маленькой голубой планеты. Возраст участников Grand Piano Competition – это возраст тех музыкантов, которые будут отмечать 200-летний юбилей Московской государственной консерватории! Думается, что именно с этих позиций мы приветствуем участников в год празднования 150-летнего юбилея нашей Alma Mater.

Профессор Р. А. Хананина
Фото Дениса Рылова

Седьмой раз в стенах консерватории

Авторы :

№ 2 (1331), февраль 2016

Андрей Чолокян

С 6 по 14 ноября 2015 года в Московской консерватории прошел Седьмой международный конкурс для исполнителей на духовых и ударных инструментах по специальностям «гобой» и «валторна». Цикл конкурса, как известно, рассчитан на пять лет, по две духовые дисциплины в год, где каждый из инструментов партитуры один раз имеет свое состязание. В 2014 году начался второй цикл, и в 2015-м на московскую сцену снова вышли гобоисты и валторнисты.

Учредитель конкурса – Московская консерватория – нашла новые возможности для увеличения состава жюри, как того требуют правила Женевской федерации международных конкурсов. Теперь соблюдены все положения, на которых основывается Федерация: первая премия не делится, более половины состава жюри – зарубежные музыканты, авторитетные в данной области. В нынешнем году конкурс может подавать заявку на вступление в Женевскую федерацию, к чему учредители стремились с самого начала.

В Седьмом конкурсе приняли участие молодые музыканты из России, Великобритании, Польши, Испании, Сингапура, Казахстана, КНР, Республики Кореи, Беларуси, Украины. В жюри каждой номинации входили три представителя России и четыре иностранных музыканта. Жюри номинации «гобой» возглавил директор АМК при МГК В. Демидов, его партнерами стали О. Томилова, А. Любимов (Россия), Г. Витт (Германия), Ж.-Л. Капеццали (Франция), А. Кляйн (Бразилия), А. де Феличе (Италия), Нуралы Танатар Конырулы (Казахстан). Председателем валторнового жюри был приглашен директор МССМШ им. Гнесиных М. Хохлов, а в жюри вошли В. Шиш, И. Карзов (Россия), М. Шопфер (Австрия), Р. Бошняк (Венгрия), Б. Липовшек (Словения), Б. Карибаев (Казахстан).

Иван Кобыльский

Значение этого конкурса велико. Ему удается привлечь внимание музыкальной общественности к диспропорции специальностей в подготовке исполнителей на духовых инструментах и, как следствие этого, к дефициту некоторых духовых инструментов в российских оркестрах. Можно сказать, что сейчас уже многим ясны проблемы профессионального музыкального обучения на духовых инструментах в нашей стране, в частности, нехватки студентов в классах фагота, валторны и тубы. До сих пор не во всех региональных консерваториях полностью укомплектована партитура симфонического оркестра, по-прежнему переполнены классы флейты и саксофона, хотя у их выпускников перспективы получить работу по специальности плохо просматриваются. По-прежнему известные солисты, вернувшись с гастролей по России, жалуются на отсутствие в региональных симфонических оркестрах или фаготиста, или валторниста, или тубиста.

На Седьмом конкурсе исполнителей на духовых и ударных инструментах эта диспропорция также обнаружилась: для участия в соревновании гобоистов было подано тридцать восемь заявок из одиннадцати стран, на конкурс валторнистов – только тринадцать. К сожалению, коллеги из РАМ им. Гнесиных по непонятным причинам проигнорировали конкурс Московской консерватории, что не служит интересам валторновой специальности в нашей стране.

Аль-Фараби Бахтияров

Ярким был концерт-открытие, в котором блеснули мастерством иностранные члены жюри, как в барочном, так в современном репертуаре: гобоисты Арнальде де Феличе (Роберт Шуман. Пьесы-фантазии для гобоя д’амур и фортепиано), Жан-Луи Капеццали (Роберт Шуман. Adagio и Allegro), Алекс Кляйн (Анри Дютийе. Соната для гобоя и фортепиано, I–II части), валторнисты Боштян Липовшек (Лойзе Лебич. Сюита In Voce Cornu), Роланд Бошняк (Виталий Буяновский. «Испания»).

Победителем конкурса в номинации «гобой» стал Андрей Чолокян (I премия, Россия), представитель школы И. Пушечникова, лауреат многих Российских конкурсов. Иван Кобыльский (Россия) получил II премию; III премию присудили представителю Казахстана Аль-Фараби Бахтиярову. Дипломы финалиста вручены Лю Минг (КНР) и Федору Егорову (Россия). К сожалению, воспитанники Московской консерватории выступили достаточно скромно.

Специальный приз фирмы «Пюхнер» (J. Püchner) – гобой д’амур получил Аль-Фараби Бахтияров. В Казахстане подобный инструмент появится впервые. Андрею Чолокяну был вручен приз фирмы «Лоре-Гордон» (F. Lorée – de Gourdon) и футляр для тростей фирмы «Гева» (Gewa) от компании «Индиком». Ивану Кобыльскому – профилирующая машинка фирмы «Ридс-н-Стафф» (Reeds’n Stuff). Федор Егоров получил профилирующую машинку фирмы «Ге Ридс» (K. Ge Reeds).

Николас Гомес-Наваль

В номинации «валторна» были присуждены только две награды: I премию получил представитель Испании Николас Гомес-Наваль, II премию присудили Артемию Якушеву из Беларуси. К сожалению, в валторновой номинации не былого призового инструмента, там ограничились набором аксессуаров для валторны. Зато Николас Гомес-Наваль получил специальный приз от компании «Индиком» – сурдину производства «Шмутте» (Sshhmute) и специальный приз симпатий Камерного оркестра Московской консерватории; фирма «Ямаха» вручила Николасу Гомес-Навалю, Артемию Якушеву и Александру Кушнареву мундштуки Silver 925.

Жюри традиционно отметило призами и лучших концертмейстеров: у гобоистов лучшей была признана А. Полякова, у валторнистов – Е. Кузнецова. Отдельная благодарность Камерному оркестру МГК и его художественному руководителю и дирижеру Феликсу Коробову за внимательное и дружественное отношение к финалистам конкурса и за идею приза оркестровых симпатий.

Как всегда, был проведен международный конкурс на лучшее сочинение для инструмента соло, исполнявшееся на втором туре. Победителями стали Т. Герасименок, автор пьесы для гобоя, и М. Бабинцев, написавший пьесу для валторны.

Артемий Якушев

Необходимо отметить непростую работу Оргкомитета конкурса – размещение программ на сайте, контакты с членами жюри и оформление их визита в Москву, обеспечение нотным материалом, особенно в той части, которая касалась получения разрешения от правообладателей на его использование. Конкурс проходил на фоне ремонта помещений Московской консерватории, что создавало для организаторов особые сложности. Все это удалось преодолеть, хоть и не без труда. Рекламации на наши решения не поступали.

Оргкомитет со своей стороны выражает благодарность генеральному спонсору конкурса – компании Бритиш Петролиум; официальным партнерам конкурса – фирмам «Лоре-Гордон», «Пюхнер», «Ки Джи», «Рид-энд-стафф», «Ямаха»; официальному представителю фирмы «Гева-мьюзик», «Рой Бенсон», «Оскар Адлер» и «Гебрюдер Меник» – компании «Индиком».

Опыт Седьмого конкурса показал, что строгое соблюдение всех уставных требований «Положения о конкурсе» и «Положения о жюри» позволяет с честью выходить из любых сложных ситуаций. Теперь уже ясно, что наш конкурс доказал свою состоятельность и прочно вошел в программу работы консерватории. Следующий, Восьмой, конкурс по специальностям «кларнет» и «труба» уже объявлен на 1–7 ноября 2016 года.

Профессор В. С. Попов, заместитель председателя Оргкомитета и  художественный руководитель конкурса
Фото Дениса Рылова

Хоровое братство

Авторы :

№ 8 (1328), ноябрь 2015

В Московской консерватории в сентябре прошел II Международный хоровой конгресс «Выдающиеся деятели русского музыкального искусства». Это крупное событие включало в себя музыку в исполнении хоровых коллективов из Армении, России и Украины, а также концерты, посвященные юбилейным датам С. И. Танеева, Г. В. Свиридова и А. В. Свешникова. Хоровой форум, длившийся почти две недели, объединил выдающиеся музыкальные произведения различных эпох в исполнении настоящих профессионалов своего дела.

Открытие конгресса в Большом зале было посвящено 125-летию со дня рождения А. В. Свешникова. С приветственным словом выступил ректор профессор А. С. Соколов, который подчеркнул значение Свешникова в развитии отечественной музыкальной культуры. Весь вечер на сцене Большого зала пел Хор Московской консерватории под управлением профессора С. С. Калинина, в свое время учившегося у профессора Свешникова. В программе была представлена панорама русской хоровой музыки преимущественно духовного содержания.

В первом отделении прозвучали сочинения Кастальского, Чайковского, Данилина, Чеснокова, Голованова, Свиридова, Рахманинова. В исполнении хора они стали подлинной исповедью, содержавшей различные оттенки чувств – смирение, блаженство, трепет, восхищение перед Богом. Коллектив консерватории в очередной раз демонстрировал великолепную работу со словом, интонируя смысл особо проникновенно и выделяя наиболее важное. К примеру, в сочинении Г. Свиридова «Странное Рождество видевшее» слово «аллилуйя» преподносилось как торжественное заклинание с постепенным нарастанием динамики. А в «Свете тихий» Н. Голованова выразительные голоса солистов, имитировавших ангельское пение, сливались воедино с остинатным фоном других голосов. Единственным «отступлением» от христианской тематики стала русская народная песня «Ах ты, степь» в обработке Свешникова. Распевная протяжная мелодия, поначалу звучащая словно ниоткуда, символизировала широту степей и полей, которые так дороги русскому человеку.

Во втором отделении концерта публика услышала хоровые сочинения композиторов XX–XXI века. Запомнилось исполнение части «Да святится имя твое» из литургии Р. Щедрина «Запечатленный ангел», где использованы принципы русского знаменного распева. По хоровым приемам это произведение является настоящей энциклопедией хорового письма, включающей также народную подголосочность, звучный аккордовый склад, краску басов-октавистов, эффект эха и имитацию колокольного звона. В «Песне о криницах» А. Эшпая воспевалась чудо-вода и родники – своего рода чистота нашей земли. Проникновенное исполнение хора не оставило слушателей равнодушными, они долго аплодировали этому яркому лирическому номеру. Кульминацией концерта стало своеобразное приношение Ивану Бунину: в сочинениях А. Вискова и А. Комиссарова были представлены замечательные стихотворения поэта: «Родина», «Рассвет», «В степи», «Дорога» и др. Ценно, что эти многочастные хоровые произведения были исполнены в России впервые. Завершала вечер триада популярных русских народных песен: «Гибель варяга», «Вечерний звон», «Колокольчик» (солист М. Сажин). Известные мотивы и слова звучали удивительно свежо, радуя публику столь полюбившимися фразами.

Хор Московской консерватории во главе со своим художественным руководителем вновь продемонстрировал высококлассный профессионализм и мастерство, умение превращать каждое выступление в яркое концертное событие. Можно утверждать, что дело А. В. Свешникова продолжает жить и развиваться, открывая любителям хорового искусства музыкальные шедевры.

Надежда Травина,
студентка ИТФ
Фото Дениса Рылова

Поющий мир

Авторы :

№ 6 (1326), сентябрь 2015

Август 2015 года для Камерного хора МГК под управлением Александра Соловьёва ознаменовался триумфальной победой на международном конкурсе «Поющий мир», прошедшем одиннадцатый раз в Санкт-Петербурге.

Этот смотр вокальных ансамблей и хоров, с недавнего времени носящий имя Юрия Фалика, одного из выдающихся отечественных композиторов-петербуржцев, пользуется заслуженным авторитетом в профессиональном сообществе, его арт-директор – известный композитор и хормейстер, автор гимна фестиваля «Поющий мир» С. Екимов. В празднике хорового искусства приняли участие коллективы из более чем 30 стран. Представительное жюри, возглавляемое профессором В. В. Успенским, включало музыкантов из Италии, Франции, Латвии и России.

Благодаря контрастно выстроенной программе, исполненной технически безупречно, и огромному желанию победить, Камерный хор стал обладателем четырех первых премий в номинациях «Камерные хоры», «Духовная музыка», «Современная музыка» и «Смешанные хоры», а также специальных призов за «Лучшее исполнение произведения Юрия Фалика» («Смирение» из второй книги канцон, признанного самым сложным в конкурсных программах) и за «Лучшее исполнение музыки Санкт-Петербургских композиторов» (С. Екимов, «Pater Noster»). Порадовали и персональные звания «Лучшая солистка конкурса» и «Лучший солист конкурса», присужденные соответственно М. Челмакиной и Д. Волкову.

Потрясающим успехом стало присуждение нам «Гран-при» в чрезвычайно острой конкуренции с 15 коллективами, из которых выделю Камерный хор из Братиславы под управлением Милена Колены. В борьбе за главный приз, состоявшейся на исторической сцене Петербургской певческой капеллы, наш хор исполнял «Кунгалу» Стефана Лика. Африканская страсть воплотилась в завораживающем пении и… танце хористов, что вызвало немалое удивление, как у жюри, так и у других участников и гостей. Преображение строгого академического хора было разительным, его творческий магнетизм никого не оставил равнодушным.

Наш коллектив подготовил также монографические программы духовной музыки и сочинений композиторов Санкт-Петербурга, прозвучавшие в соборе Успения Пресвятой Богородицы Римско-католической церкви и эстонской церкви Святого Иоанна (Яани кирик). Президент фестиваля профессор Я. Дубравин так определил свои впечатления от услышанного: «Вы способны высекать искры из человеческой души!». А Р. К. Щедрин в приветственном письме А. В. Соловьёву написал: «Поздравляю тебя и хор, всех!.. Выглядит очень внушительно – знай наших!.. Борис Григорьевич бы гордился и радовался!»

Катерина Крылова

Соревнование молодых

Авторы :

№ 5 (1325), май 2015

Г. Еприкян и Д. Бородаев

Одна из важнейших задач Органного фестиваля Московской консерватории – знакомство аудитории с новыми произведениями, благодаря конкурсу молодых композиторов на лучшее сочинение для органа, который поводится совместно с кафедрой композиции. В этот раз, как отметило жюри во главе с проф. В. Г. Агафонниковым, уровень представленных сочинений в сравнении с прошлыми годами значительно вырос.

В номинации «Сочинение для органа соло» внимания заслуживает работа композитора из Нижнего Новгорода, ныне студента Санкт-Петербургской консерватории Ивана Татаринова. Автор продемонстрировал в своей quasi-импровизационной «Фантазии на тему Vater Unser» необычный ракурс одной из самых известных григорианских мелодий «Отче наш». В отличие от привычных хоральных партит в стиле Бёма и Букстехуде или классической немецкой обработки этого напева у Мендельсона Татаринов выбрал неожиданный подход в его осмыслении. Фантазия с самого начала погружает слушателя в мистическую атмосферу французской органной школы рубежа XIX-XX веков, вызывая ассоциации с поздними сочинениями Ш. М. Видора и сочинениями М. Дюпре, а блестящая виртуозная фактура в духе Ж. Алена стремительно увлекает слушателя. Композитор-органист, он прекрасно знает, с какой фактурой способен справиться инструменталист, какое расположение аккордов наилучшим образом воплотит задуманный музыкальный образ. И хотя исполнительская манера Ивана довольно жесткая, его композиторский стиль говорит о нем как о начинающем мастере с богатым потенциалом.

Концерт в Малом зале

В номинации «Сочинение для органа в ансамбле» первую премию поделили «Моление благоверного князя Андрея Боголюбского» Артема Ананьева и «Арабески» для гитары и органа московского композитора и гитариста Дмитрия Бородаева (которому достался также приз зрительских симпатий). В произведении Д. Бородаева переплелись методы письма европейских мастеров (полифоническая техника, токкатная фактура, традиционное формообразование) и интонационный язык арабского мира. Молодой гитарист опирается на мелодико-ритмические основы восточной, главным образом мавританской, музыки. Сочинение очаровывает богатым, многоуровневым звучанием, рисуя фантастические картины, созданные из экзотических образов, маняще-чувственных ощущений и полусказочных представлений о далеких южных странах. В некоей таинственной недосказанности, присущей хорошему музыкальному произведению, можно было бы усмотреть реверанс в сторону истории появления гитары в Европе, одновременно с лютней привезенной в XIII веке на Пиренейский полуостров арабами и в дальнейшем получившей широкое распространение на Западе. Автор убедительно продемонстрировал безграничные возможности гитары, привнеся в академическую музыку множество ярких красок. Успеху этого эксперимента способствовало и нетривиальное сочетание гитары и органа – инструментов, казалось бы, столь далеких и по эстетике, и по звукоизвлечению. «Арабески» прозвучали в исполнении дуэта Д. Бородаева и Г. Еприкяна, за спиной которых опыт выступлений на концертных площадках мира, о чем свидетельствует их зажигательная и вместе с тем уверенная и слаженная манера игры.

К радости исполнителей и слушателей все концерты проходили в Малом зале – наконец у органистов вновь появилась возможность играть на прекрасном двухмануальном инструменте Александра Шуке!

Анна Орлова,
студентка ФФ

Органный марафон

Авторы :

№ 5 (1325), май 2015

Томас Троттер

Первый месяц весны традиционно прошел под знаком органного марафона – в консерватории состоялся XV Московский международный органный фестиваль. Подготовка к грандиозному мероприятию началась задолго до его старта – в преддверии фестиваля прошли еще два значительных состязания: II Международный конкурс молодых дарований «Юный органист» (завершившийся 14 и 19 марта концертами лауреатов) и VI Всероссийский конкурс молодых композиторов на лучшее сочинение для органа (заключительный тур состоялся 21 марта).

Честь открывать фестиваль выпала почетному доктору Бирмингемского университета, органисту церкви Св. Маргариты Вестминстерского аббатства, профессору Королевского Северного музыкального колледжа Томасу Троттеру. Маэстро вынес на суд публики сочинения разных национальных школ, стилей и эпох, поражая широтой музыкантского кругозора и размахом своего творческого диапазона. 10 марта в его исполнении прозвучали Концерт № 2 Генделя для органа, струнных и basso continuo (в транскрипции для органа), вторая трио-соната Баха, третья соната Хиндемита, четвертая соната Мендельсона, Прелюдия и танцевальная фуга Литеза, Фантазия № 1 Сен-Санса, а также произведения молодых авторов – К. Кульковой, Дж. Макмиллана и Э. Уоллена. Благодаря изысканной регистровке и непередаваемому «туше» известные сочинения заблистали в руках мастера неожиданными красками. Профессор показал безукоризненное владение инструментом (казалось, что его технические возможности просто безграничны!), необыкновенную глубину и убедительность трактовок, покорив эмоциональную публику яркостью и живостью своей игры. Столь же интересен был и мастер-класс, проведенный Троттером на следующий день.

С каждым годом можно наблюдать, как повышается уровень юных органистов. И неудивительно, ведь этот инструмент осваивают теперь не только в вузах и училищах, но и в музыкальных школах России. О своих творческих достижениях заявили школьники: М. Милованов, Е. Моисеева, Ф. Скопин, Г. Федотов, Е. Дзахоева, И. Колесова, С. Красная, А. Кундухов, – и учащиеся колледжа: И. Гавриков, Г. Калис, В. Скоморохов и И. Царёв (кл. Г. В. Семёновой). 15 марта с сольным концертом выступила студентка консерватории, лауреат всероссийских и международных конкурсов, обладатель Премии Правительства Москвы М. Черепанова (кл. проф. Н. Н. Гуреевой). Органный вечер украсили певица Е. Афанасьева и флейтист С. Журавель.

Мария Черепанова

Одним из самых запоминающихся событий фестиваля для всех, кто интересуется новейшими достижениями в области академической культуры, стал заключительный тур конкурса молодых композиторов (председатель жюри – проф. В. Г. Агафонников). Финалисты продемонстрировали высочайший профессиональный уровень, индивидуальность почерка и хорошее знание традиций, а исполнители (часто в их роли выступали сами композиторы) – великолепную техническую оснащенность и творческую смелость. Пожалуй, о каждом сочинении можно говорить как о своеобразном явлении в области современной музыки.

Награды же распределились следующим образом. В номинации «орган соло» II премию (I премия присуждена не была) поделили А. Килин (Маленькая полифоническая фантазия, исп. А. Сидоркина) и М. Иглицкий (Прелюдия и фуга, исп. А. Демидова); III премия досталась И. Шашковой-Петерсон (историческая поэма «Севастополь», исп. автор) и И. Татаринову (фантазия на тему «Vater Unser», исп. автор); диплом получила А. Ведякова (сочинение «3D», исп. В. Королевский). В номинации «орган в ансамбле» I премия была отдана Д. Бородаеву («Арабески» для гитары и органа, исп. автор и Г. Еприкян) и А. Ананьеву («Моление Святого Благоверного Великого Князя Андрея Боголюбского» для органа и вокального ансамбля; исп. М. Каталиков и ансамбль «Эйдос» под руководством А. Капланова); II-я премия присуждена не была, а III -ю поделили Д. Славникова («Приношение Рождеству» для двух флейт, саксофона, виолончели и органа; партия органа Е. Королёва) и И. Абрамов («Der Reise» для скрипки и органа; исп. Э. Хечикян и Я. Станишевский); диплом достался Я. Крулю (Интерлюдия и токката для флейты и органа; исп. С. Журавель и М. Черепанова). Приз зрительский симпатий завоевал композитор Д. Бородаев.

В заключительном концерте памяти профессора А. Ф. Гедике (29 марта) приняли участие студенты, ассистенты-стажеры кафедры органа и клавесина, а также солисты филармонии, оперных театров и оркестров: С. Ермасова (скрипка), Д. Короновский (валторна), А. Варенцов (баритон), А. Конева (сопрано). Прозвучали произведения Баха, Генделя, Брунса, Франка, Букстехуде, Мендельсона, Сибелиуса, Д. Писаревского, а также Танеева и Форе в транскрипции Д. Дианова.

По праву вошедший в летопись консерваторской жизни и в хронику жизни столицы фестиваль с каждым годом испытывает не только новый подъем, но и новые трудности. Все они лежат на плечах зав. кафедрой органа и клавесина – проф. Н. Н. Гуреевой, которой каким-то непостижимым образом удается привлекать множество талантливых людей, благодаря чему фестиваль превращается в настоящий музыкальный праздник. Тяготы подготовки мероприятия разделяют с ней коллеги по цеху: органисты (А. А. Паршин, Л. Б. Шишханова, А. С. Семёнов, Д. В. Дианов, А. М. Шмитов, К. С. Волостнов) и композиторы (В. Г. Агафонников, В. Г. Кикта, Л. Б. Бобылёв, С. В. Голубков, Д. В. Дианов). Огромный и самоотверженный вклад в общее дело вносит заведующая органной мастерской Н. В. Малина с подопечными (А. К. Шаталовым и В. Э. Ауловым), благодаря которым инструменты всегда находятся в прекрасной рабочей форме.

С добрыми пожеланиями в адрес всех участников марафона и с надеждой на новые художественные открытия будем ожидать следующий фестиваль – 2016.

Ирина Новосёлова

Шестой международный

Авторы :

№ 9 (1320), декабрь 2014

В партитуре – восемь духовых инструментов и ударные, вот почему конкурс для них длится целых пять лет – по две специальности в год. В нынешнем году начался его второй цикл: на сцену Шестого международного конкурса исполнителей на духовых и ударных инструментах (1–8 ноября 2014), как и пять лет назад, вышли фаготисты и тромбонисты.

Члены жюри конкурса на сцене БЗК

Сегодня мы уже можем говорить об определенных традициях. К конкурсу мы подошли, имея хороший опыт не только в его администрировании, но и в проверенных временем творческих результатах – влиянии на дальнейшее развитие и профессиональную карьеру участников. Все лауреаты прошедших конкурсов успешно работают в профессиональных коллективах в России и за рубежом. На всех шести конкурсах по десяти дисциплинам (девять инструментов и духовой квинтет) не встретили возражений ни система голосования, ни правила приглашения членов жюри, ни отбор призеров. В 2013–2014 гг. оргкомитет подавал заявку на членство нашего конкурса в Женевской ассоциации международных конкурсов. Нам сообщили, что Конкурс Московской консерватории будет принят в ассоциацию, когда в его жюри будет семь членов, а не пять, как это имеет место сейчас. Такое препятствие связано с финансовыми возможностями, и нам обещают помочь.

В жюри Шестого конкурса вошли: по специальности фагот – Владимир Иванов, председатель (Россия), Ёсиюки Ишикава (Япония – США), Роберт Рённес (Норвегия), Милан Туркович (Австрия – Хорватия), Михаил Урман (Россия); по специальности тромбон-тенор – Константин Зенкин, председатель (Россия), Джозеф Алесси (США), Виктор Баташев (Россия), Отмар Гайсвинклер (Австрия), Михаэль Массонг (Дания). В высшей степени удачным оказалось решение Оргкомитета, пригласившего председательствовать в жюри профессоров В. М. Иванова и К. В. Зенкина, знающих многих конкурсантов по учебному процессу.

На конкурс было подано сорок три заявки от тринадцати фаготистов и тридцати тромбонистов. Как показали результаты, такая количественная разница была легко объяснима. Программа фаготистов, по единодушному признанию членов жюри, в первую очередь, иностранцев, была чрезвычайно трудна. Она требовала от исполнителей не только серьезной подготовки, но значительных творческих возможностей – не всякий музыкант способен ее сыграть. Заявленный уровень требований программы фаготистов в определенной степени сыграл роль предварительного отбора
В это же время программа состязаний на тромбоне-теноре была доступна и привлекла большее количество участников. Однако на третьем туре никто не справился с поставленными задачами, одной из которых было расширение репертуара.

Очень порадовали специальные сочинения для инструмента соло, включенные в программу второго тура. Как и прежде, международный композиторский конкурс на лучшее сочинение проходил в июне. Его победителями стали А. Ведякова, представившая пьесу «Plumage Irise» для тромбона-тенора, и А. Бесогонов с пьесой «Над пропастью во ржи» для фагота. Плохо выученные и не понятые исполнителями, эти сочинения не произвели впечатления на слушателей, но в хорошем исполнении музыкантов-победителей публика и члены жюри оценили их высоко. Композиторский конкурс имеет важное практическое значение и для современного духового репертуара, и для самих молодых авторов. Призы за лучшее исполнение специального сочинения получили Данила Савенков (фагот, Россия) и Николаус Синганиа (тромбон, Австрия).

Лауреат 1 премии Анастасия Батракова

Победителями конкурса по специальности фагот стали россияне Анастасия Батракова (I премия), Андрей Шамиданов (II премия), Данила Савенков (III премия) и украинец Богдан Шевченко (диплом). По специальности тромбон-тенор по решению жюри не было присуждено ни одной премии. Удачно выступивший австриец Николаус Синганиа был дисквалифицирован оргкомитетом за нарушение условий конкурса при исполнении программы третьего тура, и это решение было принято единогласно.
Специальный приз в категории «фагот» – инструмент фирмы «Муссман» – по предложению ее представителя был вручен шестнадцатилетней участнице из Ростова-на-Дону Ю. Горбатко как Приз надежды. Специальный приз в категории «тромбон-тенор» – инструмент «Conn 36H» фирмы «Конн Селмер» – был присужден Н. Синганиа. Лучшими концертмейстерами в своих номинациях стали О. Бер (у фаготов), Е. Грашина и М. Орлова (у тромбонов).

Лауреат 2 премии Андрей Шамиданов

Мы благодарим Московскую государственную консерваторию, которая в нынешнее непростое время поддерживает конкурс для исполнителей на духовых инструментах, и наших спонсоров: компанию «BP», производителей музыкальных инструментов – фирму «Муссман» и фирму «Конн Селмер». Не меньшую благодарность мы приносим Камерному оркестру Московской консерватории и его руководителю – Ф. Коробову.

Лауреат 3 премии Данила Савенков

Опыт, наработанный в предыдущие годы, позволил Управлению под руководством К. О. Бондурянской оперативно преодолевать трудности, возникавшие в процессе получения виз, оформления гостиниц, покупки билетов. Отмечаем также эффективную работу сотрудника отдела В. Гаврука. В то же время было немало небрежностей в работе веб-сайта: в английской версии логотип компании «Муссман» был выложен на страницу почти перед самым началом конкурса – лишь после долгого и серьезного давления со стороны оргкомитета (от нас требовали особое разрешение на публикацию картинки логотипа в английской версии, хотя она уже была опубликована в русской), что вызвало негативную реакцию спонсора.

Дипломант конкурса Богдан Шевченко

Принимая поздравления по поводу успеха фаготистов, лидеры которых просматривались уже с первого тура, выражу сожаление по поводу отрицательного результата соревнования между тромбонистами. У нас много достойных исполнителей на тромбоне, и мы их всех знаем. Но они не сочли для себя возможным принять участие в нашем конкурсе. Причины назывались разные – и объективные, и субъективные. Многие ссылались на занятость в оркестре, но это лишь отговорка. Вспомним – все три лауреата-фаготиста работают в престижных московских оркестрах: РНО, АСО МГАФ, театра Станиславского…

Времени расслабляться у нас уже нет: до следующего, Седьмого конкурса по специальностям гобой и валторна, осталось меньше года.

Профессор В. С. Попов,
Художественный руководитель конкурса

Фото Дениса Рылова

Хет-трик Камерного хора

№ 7 (1318), октябрь 2014

«Всемирные хоровые встречи» – один из крупнейших международных конкурсов, организуемый Обществом «Интеркультура». Его также называют хоровой Олимпиадой. В 2014 году уже восьмой по счету музыкальный праздник высочайшего уровня состоялся в Риге – в этом году город эстафетно принял официальный статус культурной столицы Европы. Олимпийский форум, проводимый с 2000 года, в нынешнем году установил рекорд: в нем приняли участие 460 хоров из 73 стран мира, представляющих 5 континентов, в общей сложности 27 тысяч человек. Отстаивать честь Московской консерватории в Ригу отправился Камерный хор во главе с его художественным руководителем Александром Соловьевым. Из многочисленного и разнообразного репертуара были составлены три программы высокой сложности для участия в номинациях: «Смешанные камерные хоры», «Духовная музыка» и «Современная музыка».

На десять дней Рига стала международной хоровой столицей. Коллективы, прибывшие из разных уголков планеты, – Россия и Китай, Индонезия и Филиппины, США и ЮАР, Израиль и Чехия, Нигерия и многие другие – выступали, репетировали, отдыхали буквально повсюду. Латвийская столица погрузилась в атмосферу непрерывного хорового звучания. Пением были охвачены небольшие улочки старого города, на открытых площадках в парках можно было насладиться пением детских хоров.

В первый день пребывания в Риге был проведен парад всех хоров-участников, которые были выстроены по странам. Представляя Россию, мы были наполнены гордостью за свою Родину, давшую миру столько талантов. Большое количество участников обязывало к строгой дисциплине. Например, на акустическую репетицию организаторы отводили   10 минут с учетом выхода и ухода со сцены. И в данный отрезок времени важно было почувствовать акустику и проверить сценическое пространство.

Не часто удается выступать на прославленных сценах, где все  заранее предусмотрено для профессионального исполнения. Но еще реже выпадает случай исполнителю побывать в месте, где внутренняя атмосфера совпадает с внешним великолепием здания, с его историей, акустикой… Выступая в Домском соборе в номинации «Духовная хоровая музыка», мы ощутили невероятное чувство покоя и красоты происходящего… Исполнение партитуры Щедрина «Да святится Имя Твое» поразило жюри, особенно покорили русские басы и звучание на piano.

Программа в категории «Камерные смешанные хоры» включала произведения отечественных и зарубежных композиторов разных эпох. Кульминацией нашего выступления стала сценическая постановка «Либертанго» Астора Пьяццоллы с участием замечательного солиста Михаила Бурлакова.

Последнее выступление было одним из самых сложных. Современные произведения требовали большой концентрации внимания, психической и физической собранности, что не просто для певцов в ранние утренние часы. Но и это не стало преградой – с успехом было исполнено «Каприччио» Кузьмы Бодрова, написанное специально для восьмых «Всемирных хоровых встреч».

Камерный хор Московской консерватории в каждой из представленных номинаций стал обладателем золотой награды! Потрясающий результат – уникальный в своем роде «хет-трик» – свидетельство верного пути коллектива, достойно продолжающего дело своего основателя профессора Б. Г. Тевлина. Победа на хоровой Олимпиаде в Риге еще раз подтвердила универсальность Камерного хора МГК, его готовность идти на новые эксперименты, не забывая классики.

Мария Челмакина,
хормейстер Камерного хора,

Катерина Соколова,
студентка II курса КФ